Споры вокруг регулирования интернета и «белых списков» привели к нарастанию напряжения между администрацией президента и правительством. Администрация президента фактически стала дублировать функции правительства, что ведет к кризису управленческой вертикали, считают эксперты.

Инициатива Лиги безопасного интернета оформить не только черные списки рунета, запрещенные для доступа россиян, но и «белые списки», к которым бы провайдеры предлагали доступ без дополнительных процедур верификаци, не согласована с профильным Министерством связи и массовых коммуникаций, выяснила «Газета.Ru», более того, ведомство Николая Никифорова не поддерживает идею, хотя бы потому что она является излишней относительно действующего законодательства.

«Есть единственная законная процедура фильтрации вредного контента — за нее отвечает наш подведомственный орган Роскомнадзор. Если операторы введут ограничения, которые не предусмотрены законом, то они нарушат тем самым права абонентов. И я уже не говорю о том, что в нашей стране единое и неделимое информационное пространство, не могут на территории одного региона или области действовать какие-то свои правила доступа гражданина к информации», — заявил «Газете.Ru» глава Минкомсвязи Николай Никифоров.

Советник исполнительного директора Лиги безопасного интернета Валерий Пономарев рассказал «Газете.Ru», что его организация уже ведет переговоры с губернаторами Костромской, Липецкой, Ульяновской и Ленинградской областей, чтобы попробовать запустить в одном из их регионов проект «чистого» интернета. Если пользователь захочет оставить себе доступ ко всем ресурсам интернета, он должен будет указать это в контракте, который он будет заключать с провайдером, фактически на манер фильтрации контента, предлагаемой крупнейшими поисковиками, например Google. Эта инициатива получила одобрение экс-министра связи Игоря Щеголева, не вошедшего в состав медведевского кабинета министров и ныне занимающего пост советника президента Владимира Путина, говорит Пономарев.

«Лига безопасного интернета — это общественная организация, разве есть нам необходимость согласовывать свою деятельность с государством? Этот вопрос обсуждался на попечительском совете лиги, его возглавляет Щеголев, принципиальная поддержка получена», — говорит Пономарев.

Между тем председатель правления Регионального общественного центра интернет-технологий Марк Твердынин объяснил «Газете.Ru», что хотя идея обезопасить детей (именно о них говорят представители лиги) от вредного контента и неплоха, но вопрос ее реализации вызывает вопросы. Эксперт поясняет, что, к примеру, пользователь может отказаться при заключении контракта с домашним провайдером от «чистого интернета», однако он пользуется еще и, например, мобильным интернетом или публичным интернетом. «В Великобритании при пользовании публичными сетями предлагается авторизоваться при помощи кредитной карты, однако надо понимать, что это дает государству возможность отслеживать всю информацию о нахождении в сети и пользовании ресурсами такого пользователя. Главное, пока совершенно непонятен механизм реализации «чистого» интернета. Можно попробовать этот проект в пилотном регионе, но нельзя, чтобы он стал «яблоком раздора» между ведомствами или политической историей, как это легко может произойти», — говорит Твердынин.

При этом Пономарев в беседе с «Газетой.Ru» затруднился назвать точное количество человек, которое потребуется для оперативной работы с «белыми» сайтами, чтобы их список был максимально полным.

Источник «Газеты.Ru», близкий к администрации президента, говорит о вероятности того, что законом «Об интернете» и другими инициативами в этой сфере, которую власть считает для себя приоритетной, и дальше будет заниматься в большей степени администрация президента, чем Минкомсвязи.

«Ни для кого не секрет, что центр принятия решений сейчас сместился в сторону администрации президента, поэтому то, что работа по приоритетному в сфере коммуникаций направлению ведется оттуда, вполне логично. Не секрет также, что экс-министры, которые ушли в администрацию в статусе советников, сохраняют влияние в отрасли и могут вести работу в этой сфере, даже если в правительстве есть профильное ведомство. Можно провести аналог с Госдумой, так как ни для кого, опять же, не секрет, что разработку профильных законопроектов курирует управление внутренней политики администрации, а не только депутаты», — поясняет источник.

То, что разработка важных законопроектов и инициатив ведется в закрытом режиме на Старой площади, уже не в первый раз настраивает отраслевое сообщество против инициатив администрации президента. Так случилось при принятии закона о черном списке сайтов, подразумевающего досудебную блокировку сайтов, содержащих детскую порнографию, информацию о наркотиках или суициде. Выяснилось, что в законе не был прописан сам механизм блокировки, а спросить на сей счет мнение отраслевиков ни администрация, ни депутаты не удосужились. В результате обсуждением подзаконных актов, регулирующих блокировку, уже после принятия закона занималось Минкомсвязи с отраслевыми экспертами (об этом «Газета.Ru» подробно рассказывала ранее).

Похожим скандалом обернулось принятие законопроекта о запрете употребления в СМИ матерных слов даже в «запиканном» виде или прохождение закона о реестре «иностранных агентов». И в этих случаях разработку нововведений курировала именно администрация президента, а не профильные министерства. В случае с «иностранными агентами» Минюсту пришлось изыскивать способ особого контроля над получившими новый ярлык организациями гражданского общества, и способ был только на днях найден весьма изобретательный — правила внеплановых проверок, принятые Думой для «иностранных агентов», министерство Александра Коновалова предложило распространить сразу на все НКО.

О противоречиях между Старой площадью и правительством свидетельствует и история с разработкой рамочного закона «Об интернете». Документ также разрабатывается, по информации «Газеты.Ru», в недрах администрации под руководством Щеголева, а ведомство министра Николая Никифорова от него держат в стороне.

Последние события вокруг инициативы ЛБИ в очередной раз демонстрируют шаткость управленческой системы, когда формальная вертикаль власти не совпадает с реально существующей, в которой есть по факту параллельные неформальные структуры, принимающие решения, говорит «Газете.Ru» глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. «В нашем последнем докладе «Политбюро Путина 2.0» мы уже написали, что эта модель неэффективна, ее необходимо срочно перенастраивать. Напряжение между Щеголевым и Никифоровым уже ни для кого секретом не является, но это лишь частный пример того, что Путину надо срочно перестраивать схему работы своего «большого правительства», в которую входит собственно правительство и его администрация».

Президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский в разговоре с «Газетой.Ru» отметил, что, на его взгляд, никакого «большого правительства» Путина, как дееспособной единицы, не существует, зато существует генератор помех в виде администрации, который при этом не может управлять даже последствиями производимых помех. «В любой регулярной системе власти система управления должна проходить через правительство, и ее нельзя просто рубильником взять и переключить на Кремль. Звонком по телефону можно организовать голосование в Госдуме, но нельзя организовать управление отраслевой вертикалью. Иначе происходит дробление системы на звенья, и в каждое звено вклинивается человек, ссылающийся лично на президента, не беря на себя ответственность за управление всей отраслью в целом, - отмечает Павловский, - В результате работа правительства дезорганизуется, тем более, что там тоже не сидят организационные гении и, видя помехи, одни замыкаются в себе, другие начинают произносиь бессмысленные речи о том, как все идет правильно. В результате начинается хаос». Павловский отмечает, что, хотя ситуация с «белыми списками» является частным случаем, но опасность состоит в том, что подобные деструктивные и радикальные инициативы привлекают к себе радикальную публику, которая продолжает дальше работать на разрушение всей системы в целом.