Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Иллюстрация: Ирина Затуловская

И Пушкин великий нам путь озарил

Велимир Мойст

На Крымском валу открылась выставка претендентов на Госпремию в области изобразительного искусства.

Солнышко пригрело, прилетели грачи, открылась очередная выставка претендентов на Государственную премию в Третьяковке (Крымский Вал, 10). Как и в прошлом году, экспозиция целиком посвящена номинации «изобразительное искусство». Достижения в области архитектуры будут продемонстрированы с 1 по 14 апреля в Центральном доме архитектора (Гранатный пер., 7), остальным конкурсантам придется обойтись без публичного представления. Впрочем, составить мнение о творчестве Владимира Винокура или Надежды Бабкиной можно без проблем. С литературой или театром посложнее, но изъятие невизуальных и нестатичных искусств из программы показов все же обосновано: в прежние годы премиальные выставки превращались в бестолковое зрелище, с обложками книг и фотографированными мизансценами в витринах. В конце концов члены комиссии найдут способ познакомиться с произведениями любого соискателя, а переоценивать влияние на процесс широкой публики, пусть и призванной к открытому обсуждению, не стоит.

Стереотипное представление, будто выставка «Госпремия» отражает вкусы и пристрастия власти, сегодня не вполне соответствует действительности.

Выбор лауреатов — да, а вот номинирование происходит довольно демократично. Многие творцы просто не склонны ввязываться в эту процедуру, руководствуясь соображениями типа «все равно не дадут». Те же, кто не комплексуют, часто входят в азарт и пробуют притязать на лавры по два-три раза. На «Госпремии–2002» можно встретить немало знакомцев по прежним выставкам: живописцы Альбина Акритас и Ким Бритов сделались прямо-таки завсегдатаями премиальных показов.

Иногда соискательские традиции передаются от поколения к поколению. В былые годы подобные выставки украшали бронзовые зверушки, произведенные Иулианом Рукавишниковым, теперь с фотографиями своих монументов выступает его сын Александр. К слову, его называют одним из фаворитов: на днях окончательно рухнул проект многофигурной композиции на Патриарших, после чего Лужков пообещал компенсировать скульптору моральный ущерб. 300 тысяч рублей — сумма, едва ли способная потрясти воображение монументалиста, но громкий титул не помешает. Любопытно, пойдет ли федеральное жюри навстречу пожеланиям столичного мэра?

Шансы другого скульптора, гораздо менее одиозного Лазаря Гадаева, расценивать не возьмемся, отметим лишь камерность и непафосность его «Библейского цикла». Из художников «новой формации» обращают на себя внимание Ирина Затуловская с выразительными композициями на дереве и кровельном железе, а также геометрический минималист Владимир Наседкин (впрочем, минимализм его крупноформатных и фактурных полотен весьма относителен). От патриархов выдвинут Анатолий Слепышев, недавно удостоенный академического звания, но не останавливающийся на достигнутом. Многометровые холсты с аллегорическими сценками и сельскими пейзажами довольно органично смотрятся на музейных стенах, но куда их девать в быту, не очень понятно. Купить бы их Третьяковке прямо на месте, но там Слепышев уже есть в изрядных количествах. Скорее всего, будут и дальше кочевать с выставки на выставку.

Самый претенциозный стенд оказался у адепта так называемого рецептуализма Ольги Победовой. Что означает этот термин, до сих пор никому невдомек, несмотря на бесконечные пространные объяснения его изобретателя Славы Лёна. Визуально же понятие выражается в кубиках из оптического стекла, висящих под потолком красных и черных самолетиках, натянутых под углом стальных тросах и броской надписи «Антитеррор» на плакате. Есть подозрение, что проект посвящен нью-йоркским событиям 11 сентября, что косвенно подтверждается корявыми стихами в будетлянском стиле.

Но гораздо большей популярностью на выставке пользуется поэзия классическая, вернее, не она сама, а ее символ и наше … Александр Сергеевич Пушкин. Редкий стенд обходится без изображения героя, обозначающего сегодня «проходняк» взамен Маркса, Энгельса и Ленина.

Тенденция забавная и едва ли инспирированная властью. Надо думать, это результат добровольных поисков общественного идеала. Глядишь, придется со временем другому светилу российской поэзии сочинять строчку наподобие: «И Пушкин великий нам путь озарил». Лакмусовой бумажкой в отношении подобных идеологических поворотов как раз и можно считать Государственную премию. А реальные творческие достижения все равно останутся при авторах независимо от официальной фортуны.