Тормоз с неприятной бородкой

В старомодном боевике «Одиночка» лысый громила Вин Дизель мстит за гибель жены и закапывает наркодилеров в землю.

Есть фильмы, одно название которых отсекает добрую половину потенциальной аудитории. В титуле «Одиночка» слышится тупой и беспощадный зверизм во вкусе Бельмондо средних лет. В боевиках с Жан-Полем, помнится, человеку, открывшему дверь, сразу же ломали нос, а за неосторожное высказывание выбивали зубы. С шутками и прибаутками.

Актер по имени Вин Дизель — живая проекция того самого Бельмондо (а то и Адриано Челентано) на сегодняшний день. У Вина крупные черты лица, бычья шея и большие бицепсы; он чуть красивее обезьяны и очень нравится женщинам. Вот только женщины фильмов с Вином не смотрят, а предпочитают любоваться им на расстоянии. Как на постере «Одиночки», где Дизель замер на какой-то миг на фоне охристой пустыни.

«Одиночка» (или «Разлученный», если переводить название дословно) на фильмы ни с Бельмондо, ни с Челентано не похож. Не похож этот твердолобый боевик и на экшны, которые сделали Вину Дизелю имя. В первом «Форсаже» и «Трех Иксах» Дизель брал своими кривыми боксерскими ухмылочками. В пыльном и душном фильме Гэри Грэя он сохраняет монументальную мину, да и герою его улыбка совершенно ни к чему.

Спецотряд по борьбе с наркотиками под управлением Шона Уэтерса (Дизель) строил мелких дилеров и грозил мозолистым пальцем наркобаронам. Наркобароны ребят Шона побаивались, потому что эти злобные качки в свое время промышляли на улицах и научились там тому, чему в полицейской школе никогда не научат. Надо ломать кости — обязательно сломают, а при этом еще и перегаром дыхнут, да так, что ты сам выроешь себе могилу и нырнешь туда без оглядки.

Главный костолом Шон семь лет сидел на хвосте бородатого и томного барона Мемо (Джено Силва). Когда же кокаинового короля все-таки удалось прижать в заплеванных застенках, у офицера Уэтерса начались большие неприятности. На его хижину был совершен налет, жена погибла, а сам борец с наркотой на некоторое время оказался прикован к больничной койке. Когда же Шон оклемался, он призвал к себе своего верного пса — корявого латиноса Деметриуса (Ларенц Тэйт) — и громко сказал, что убийцам далеко не уйти. Кто бы сомневался, что так оно и вышло.

«Одиночка» женщинам противопоказан, как опасная бритва. То есть посмотреть его, конечно, можно, но раздражение обязательно последует. Мужчинам еще сложнее. «Одиночка» становится настоящим боевиком только в последние двадцать минут, а все остальное время Вин Дизель морщит лоб и отращивает неприятную бородку. Если герой боевика тормозит больше половины фильма, становится нечеловечески скучно. Если Вин Дизель старательно изображает мучения молодого вдовца — это просто смешно. Он, в конце концов, самец, а не вдовец. Кроме того, дизелевская фактура вообще никак не использована, а это и есть настоящее преступление, почище оптовой торговли наркотиками.

Фильм Гэри Грэя несколько лет назад не хотели выпускать в прокат. Так бы он и валялся на полке, если бы Дизель вдруг не обернулся последним героем боевика. Новой надеждой, убийцей на замену Шварцу, Слаю и ребятам помельче. Выпуск такого фильма в прокат означает, что и Дизель может заглохнуть. Достаточно оставить его наедине со зрителем без порочных девиц, спецэффектов и крутых тачек. Ну а пока Вин еще кому-то дорог, наслаждайтесь. «Одиночка» — это здоровый экшн, почти не изменившийся с середины восьмидесятых, когда такой фильм мог бы греметь в каком-нибудь грязном видеосалоне. Фильм плоский, как южноамериканские пустоши, и крепкий, как темечко Вина Дизеля, которого мы за эту часть тела будем любить и помнить до скончания времен.