Новости

Зэкам будет счастье

Минюст России заявил, что реформа уголовно-исполнительной системы проходит настолько успешно, что ею восхищается Совет Европы. Остается лишь решить вопрос с помилованием. Однако правозащитники считают, что хвастаться Минюсту пока рано.

Во вторник представители министерства юстиции России заявили, что Совет Европы доволен реформированием уголовно-исполнительной системы в России. Как сообщил на специально посвященной ходу реформы пресс-конференции замглавы Минюста Юрий Калинин, Генсекретарь СЕ направил премьер-министру Михаилу Касьянову письмо, в котором отметил «значительные улучшения содержания в российских тюрьмах» и «тенденции» к улучшению всей системы наказаний.

Как заявил Калинин, Минюсту действительно есть чем гордиться. В частности, в российских тюрьмах сократилось число заключенных – если в 2000 году их было 1 млн 100 тыс., то сейчас осталось чуть больше 850 тыс. Изоляторы и тюрьмы массово ремонтируются, так как резко повысилось бюджетное финансирование ГУИНа (сейчас оно составляет 48 млрд рублей), а заболеваемость туберкулезом сократилась на 27%.

Как заявил замглавы Минюста, скоро заключенные станут жить еще лучше. Это связано с грядущими в ближайшее время изменениями в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

Оба законопроекта были внесены на рассмотрение Госдумы в этом году. После их принятия, как предполагает Минюст, число заключенных еще больше сократится – например, за кражи в некрупных размерах будут штрафовать, а не сажать в тюрьму, а женщин и несовершеннолетних будут отправлять в колонии-поселения. Кроме того, заключенным расширят право на психологическую и юридическую помощь, а несовершеннолетним дистанционно обучающимся зэкам даже разрешат выезжать за пределы исправительных учреждений на сессию. Также со следующего года будут отменены колонии строгого режима для женщин – их будут отправлять в колонии общего режима, независимо от тяжести преступления. Еще больше разгрузит тюрьмы и введение с 2004 года альтернативных видов наказания, в частности обязательных работ.

При этом, по словам Калинина, Минюст «тесно сотрудничает» со многими министерствами, в том числе Минобразования и даже МВД, с которым некоторое время назад у него были серьезные разногласия. Правда, как выяснилось, повод для беспокойства у Министерства юстиции все же есть. И касается он президентской администрации, а именно существующего при ней Управления по вопросам помилования.

Как заявил замглавы Минюста, президентское Управление по вопросам помилования тормозит процесс освобождения заключенных.

Напомним, что сейчас помилование чаще всего происходит так: осужденный отправляет прошение через администрацию колонии в территориальный орган Минюста, оттуда оно поступает в региональные общественные комиссии по помилованию, которые направляют положительные отзывы в президентскую администрацию, где их должен подписать президент. Минюст, в свою очередь, настаивает на другом, также законном пути: чтобы прошение поступало из его территориального органа в министерство, минуя региональные комиссии по помилованию. А сотрудники министерства уже будут составлять из прошений список и передавать его в Кремль, в администрацию президента. Однако представители последней выступают против коллективного помилования и, по словам Калинина, «сознательно задерживают процесс помилования». Как неоднократно уже заявлял начальник управления Роберт Цивилев, Минюст, обходя привычную схему, пытается заставить президента помиловать убийц и торговцев наркотиками.

По словам Калинина, процесс помилования, тем не менее, продолжается — за девять месяцев 2003 года было помиловано около 150 человек. Но происходит это со значительной задержкой. В этом году Минюст подготовил два указа о помиловании, которые должен был подписать президент. Первый предполагалось принять к 8 марта, но подписан он был позже на два месяца – им была помилована 71 женщина. Второй, касающийся 65 несовершеннолетних заключенных, до сих пор не подписан. «Все, что происходит, – это субъективная оценка начальника управления по вопросам помилования при администрации президента Роберта Цивилева», — заявил Калинин. По его словам, обвинения против Минюста со стороны президентской администрации полностью лишены оснований. «На помилование может рассчитывать любой человек, никто не милует без заявлений, а речи о том, что мы ратуем за помилование убийц, вообще не идет», — сообщил он. В подтверждение Калинин привел пример помилованной убийцы — женщины, которая зарезала насильника и получила за это два года, после чего рассказал о помилованной наркоторговке — глухонемой матери троих детей, которая кормила таким образом свою семью. «Да вообще, суть не в том, кого помиловали – а в отношении к этому некоторых чиновников», — добавил он.

Впрочем, как считают правозащитники, в уголовно-исполнительной системе проблемы не только с президентской администрацией.

Как рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» директор Общественного центра содействия реформе уголовного правосудия Валерий Абрамкин, во-первых, сейчас российские тюрьмы переживают взрыв заболеваемости туберкулезом. «Цифры, которые приводит Минюст, лукавы, — пояснил Абрамкин. — Из-за того, что число заключенных уменьшилось, кажется, что больных стало меньше. На самом же деле количество больных туберкулезом остается на прежнем уровне, что-то около 10%, даже чуть больше, по крайней мере на середину года». Кроме того, по его словам, в тюрьмах стало очень много ВИЧ-инфицированных – более 4%. Как показывает мировой опыт, при таком наложении болезней возникают страшные последствия: палочка Коха начинает скорее мутировать и появляются новые лекарственноустойчивые формы туберкулеза.

«Международный банк развития выделил кредит на борьбу с туберкулезом в тюрьмах – $100 млн, из них $20 млн должно уйти на лечение лекарственноустойчивых форм туберкулеза, — сообщил Абрамкин. — Но палочка Коха стала быстрее фармацевтов, и те препараты, которые сейчас существуют, стремительно устаревают».

Кроме того, как считает правозащитник, число заключенных хотя и сократилось, но остается неподъемным для России. В идеале, в местах лишения свободы должно оставаться не более 200 тыс. человек. А в России, несмотря на реформу уголовно-исполнительной системы, с начала 2003 года число несовершеннолетних зэков выросло с 11 тыс. до 15 тыс. человек.

Также проблемой остается этапирование заключенных – по словам Абрамкина, при перевозке к местам лишения свободы арестантов продолжают унижать. Причем происходит это не только со взрослыми, но и с детьми, которых также везут по этапу месяцами.

А ситуация с помилованием, как считает правозащитник, просто дискредитирует российскую власть.

«Например, у Приставкина (советника президента по вопросам помилования. — «Газета.Ru») есть новые идеи, — заявил Абрамкин. — Мы надеемся, что у власти есть понимание этой проблемы. А пока ведомства только кивают друг на друга: Цивилев говорит, что все задерживает Минюст, а Минюст упрекает Цивилева».