И дольше века
длится год

Год Германии в России не закончится никогда — Третьяковка представляет выставку «Русский Мюнхен».

Ассоциации со словом «Мюнхен». Быстро! Не раздумывая. Кто сказал «Бавария-пиво-футбол»? Красная карточка – отправляйтесь в Третьяковку. Там знающие люди попытались разъяснить, что такое Мюнхен в истории российского искусства.

Год Германии в России длится уже целую вечность.

За последний месяц организаторы нескольких выставок уверенно и гордо заявили, что их показы – заключительные проекты этого самого года. Третьяковцы туда же – последний, мол, заключительный. Но нет, нас теперь не проведешь, заливайте кому другому. Конца не будет, а будет десятилетие, столетие Германии в России, постепенная ассимиляция, потеря аутентичности, глобалистическая утопия, пока наши культуры не сольются в окончательном интернациональном экстазе. Начало положено давно. Третьяковка только документирует достигнутую степень диффузии культур выставкой под названием «Русский Мюнхен».

Родной оказался город, знакомый до оскомины. Пойдем с начала. «Над вечным покоем» Левитана, «Отдых» Репина, «Пустынник» Нестерова, серовская «Девочка с персиками» (на выставку Серова в «Доме Нащокина» эту картину не дали, берегли, видимо, для укрепления международных связей), ну и далее все как в путеводителе Третьяковки – беглая хрестоматия. Выясняется, что все эти работы (или родственные им) побывали в свое время на выставках в Мюнхене, где имели успех. Было это в конце XIX – начале ХХ века.

Русских художников немцы называли тогда ласково «гениальной провинцией».

Ежегодные международные выставки, а с 1893 года и знаменитые «cецессионы» кишели нашими соотечественниками.

Русские не только выставлялись, но и учились тут. Они то ли не доезжали до Парижа, то ли прельщались строгой, выверенной методой обучения в мюнхенской академии и частных студиях. Но факт: на рубеже веков в Мюнхене плюнуть некуда было – попадешь в русского художника. Полная программа была такая: Королевская академия, а потом частная студия. Главных студий было две – словенца Антона Ашбе и венгра Шимона Холлоши.

Добужинский, Грабарь, Кандинский, Явленский, Веревкина, Петров-Водкин, Фаворский – кто там только ни учился! Их работы и составляют основу выставки. Из мюнхенской галереи «Ленбаххауз» приехали три работы Кандинского и одна Владимира Бурлюка. Несколько работ Кандинского из Третьяковки, наоборот, не уехали на гастроли, как обычно делают все последние годы, остались дома. Остальные авторы – из фондов Третьяковки, Омского и Русского музеев, частных коллекций.

По сути, Третьяковка вытащила на свет шедевры авторов, причастных к мюнхенской школе. Но что такое эта школа? Чему учили-то? Кто такие Ашбе и Холлоши – фамилии, которые так часто встречаются в биографиях российских художников? Выставка и не силится ответить на эти вопросы.

Кому интересен Мюнхен, если показывают такого классного Кандинского?

Замереть перед «Композицией 7» и забыть про все на свете – что еще надо любителю искусств. Так и замираешь, и лишь потом, по возвращении на землю, мысль: а что там про Мюнхен было? Для самых неугомонных и умеющих читать есть каталог, в нем краткое изложение ответов на подобные вопросы. Но любопытство, спровоцированное самой постановкой темы, не удовлетворяется до конца – большого серьезного исследования нет.

Национальная сокровищница сработала не как научная организация, а как производитель визуальных шоу. Смотреть и правда есть на что по отдельности, но деталей не хватает – картинка «русского Мюнхена» не складывается.

А еще не совсем понятно, почему хронологию выставки обрубили на Первой мировой. Ведь и потом мюнхенская школа жила в русском искусстве. Главным ее адептом, но и критиком одновременно был Владимир Фаворский. Собственно говоря, он создал новую школу, к которой были причастны многие художники – Истомин, Дейнека, Гончаров… ЛВХУТЕМАС, ВХУТЕИН, «Полиграф»... В «Полиграфе» до сих пор, вспоминая свою «генеалогию», говорят о том, что нынешняя художественная система родом из Мюнхена.

На третьяковской выставке все заканчивается 20-ми годами – замечательными иллюстрациями Натальи Гончаровой к «Слову о полку Игореве». Дальше тишина, темень и никакого Мюнхена – исчез, растворился, стерт с лица земли. А был такой хороший русский город.

Третьяковская галерея, Инженерный корпус. Лаврушинский пер., 12. «Русский Мюнхен» – до 23 января.