Новости

Блондинка, брюнетка
и Туркменбаши

Культура по пятницам: пиратов – под каток, литературные премии – блондинкам, Туркменбаши спасет русскую поэзию от наркотиков.

В четверг в Пушкинском музее при большом стечении народа вручали премию «Дебют», которой, пока мы тут раздумывали о путях развития литературы, исполнилось пять лет. Вручили. С точки зрения видеоряда это было идеально: в тех номинациях, где победили девушки, премию получили рыженькая, черненькая и беленькая. Еще бы одну беленькую – и можно было бы снимать сериал «Литература в большом городе». Причем все девушки победили более или менее заслуженно, что только подчеркивало их красоту. Черненькая — Анна Логвинова, победительница в номинации «поэзия». Юлия Идлис — серьезный рыжий критик. А блондинка — драматург Злата Демина, она же Антон Ланге, она же Николай Маос. Ее пьес я не читала, но за то, что девушка подала сразу две пьесы на конкурс и обе дошли до финала, ей уже надо было что-нибудь дать. Хотя, может быть, ее работ на конкурсе было гораздо больше и зря все так радовались массовости уральской драматургии. Что касается мальчиков, идеальным победителем стал Александр Грищенко, автор романа «Вспять».

Он начал свою благодарственную речь словами: «Сердешное спасибо высокому жюри», а завершил предложением любить друг друга, отчего матерые постмодернисты восхищенно задергались, почуяв свежую достоевщинку.

Победитель в малой прозе – Олег Зоберн.

Впрочем, если заинтересуетесь, куда идет литература, смотреть надо не на премию «Дебют», а на восток. Только ленивый не издевается над Евгением Рейном, Игорем Шкляревским и Михаилом Синельниковым, которые написали письмо Туркменбаши с предложением издать сборник его стихов. «Коммерсантъ» процитировал этот чудесный текст: «Сегодня литература теряет свою прежнюю силу. Издание книги ваших стихотворений поднимет значимость поэзии». Поэты, как никто, чувствуют направление движения языка. Язык быстрыми перебежками движется к пафосной советской канцелярщине, разбавленной глянцево-рекламными штампами. Гибрид вызывает восхищение: простые женщины в телевизоре, когда их застают врасплох вопросом об их семейной жизни, смотрят в камеру пластмассовыми глазами и отвечают:

«Сначала все было хорошо, но потом вся тяжесть семейной жизни легла на мои плечи», — прямо какая-то «Ночь языковых мертвецов».

Тот же незабываемый стиль, в котором будущее обязательно светлое, день – этот и торжественный, а мы собрались здесь, чтобы поприветствовать или хотя бы поприсутствовать, — этот самый стиль цветет везде: в газетах, журналах и даже на вручении литературных премий. Поэтому Рейн и компания – молодцы, тонко чувствуют, куда надо идти и что там делать.

Примерно в том же направлении идет Александр Розенбаум, предлагающий упразднить Горбушку, как рассадник контрафактной продукции. Все разрушить, заасфальтировать и посыпать песком – это очень правильная, а главное, свежая идея, которая, разумеется, заставит пиратов осознать, что они поступают плохо. Пираты переучатся, начнут торговать дисками по восемьсот рублей, а потом, если их долго асфальтировать, станут ходить шеренгой, повязав на шеи пионерские галстуки. Розенбауму вряд ли от этого что-нибудь перепадет: сейчас он не получает денег потому, что граждане покупают пиратские издания его дисков, а потом он не будет получать денег, потому что граждане вряд ли купят его сборники дороже чем за 100 рублей.

Хотя, если мы действительно возвращаемся в прошлое, хорошо бы вспомнить, что там самым правильным было то, что запрещали, разрушали и раскатывали бульдозерами. В связи с этим хочу поздравить писателя Сергея Кузнецова с тем, что Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков запретила его книгу «Семь лепестков» (а вместе с этой книгой еще несколько, вроде Уэлша или Вулфа), а Федеральную службу – с тем, что она успешно делает вид, что умеет читать.