Конькобежцы в Полинезии

Новый роман Эрленда Лу «У» переселению индейцев, странствиям норвежских лоботрясов и неспешным беседам на краю света.

Север есть север, надо быть основательным. Эрленд Лу, несмотря на относительную (для писателя) молодость, уже считается знаменитым норвежским литератором, тем более что он лауреат множества премий. По характеру – авантюрист, хотя скандинавское происхождение стоит принять во внимание. Для нас, наверное, интересен еще и тем, что своим учителем полагает Ричарда Бротигана, литературного идола американской молодежи шестидесятых.

Покойный Бротиган от ученика был бы, скорее всего, не в восторге.

Болтать о чем придется с искренней и доверительной интонацией, наполнять текст не относящимися к собственно повествованию монологами – этому Лу научился. А вот легкости Бротигана нет, все будто покрыто скандинавской корочкой льда.

Хотя, быть может, не стоит быть строгим к норвежцу. Его роман «Наивно. Супер» стал бестселлером в пятнадцати странах, Лу называют культовым писателем – теперь приставку «культовый» вообще несложно заработать. Но речь идет о другой его книге, романе «У». У чего? У чего-то, дорогие читатели. Некий мужчина по имени Эрленд, двадцати девяти лет от роду, переживает тот факт, что все вокруг уже открыто, и, чем прославить Норвегию, он не знает, потому что в науках и искусстве не силен. Понятно, что повествование идет от первого лица, да и персонажи книги вроде как вполне реальны, только вот автор все равно просит его самого ни с кем не олицетворять. Ну и пусть, нам-то что? Нам нужна интрига. А интрига в том, что задумал Эрленд повторить подвиг Тура Хейердала и прославить родину новой гипотезой. Хейердал силился доказать, что индейцы переселились на полинезийские острова с помощью плотов, и сам проделал этот фокус.

Герой книги придумал круче: индейцы прибежали на коньках, потому что Тихий океан некогда был покрыт льдом.

И не важно, что никто самого факта оледенения Тихого океана ему не подтвердил – главное, идея свежа и очень норвежская. Так что чудесным образом нашлись спонсоры, экспедиция состоялась, о ней и роман.

Эрленд в какой-то степени норвежский Форест Гамп, или норвежский Иванушка-дурачок, кому как ближе. Выжать из этого факта можно немногое, надо что-то большее. С чем столкнутся норвежцы, какие преодолеют трудности, что сами себе докажут? Насколько можно понять из книги, автора эти вопросы интересовали до ничтожного мало. Или текст и в самом деле основан на реальных событиях? Но жизнь – плохая литература, скучная… Нет в реальной жизни путешествующих норвежских лоботрясов ни пиратов, ни кораблекрушений, ни даже пьянок или разврата какого. Есть остров, длинные скучные рассуждения о том, о сем, и не слишком впечатляющая глупость главного героя. Правда, персонажи и в самом деле как живые, по крайней мере их взгляды на историю, политику и искусство до жути напоминают те же качества сегодняшних европейцев. Вот описание второй мировой: «Немцы вторгаются в Польшу, Нидерланды, Бельгию и захватывают большую часть Европы». Уже неплохо. «Практически, войну выиграли США и Англия, через пять лет». Тоже хорошо.

«Убиты миллионы евреев и других подвергшихся преследованиям групп, военных и гражданских лиц, отчасти самым гротескным образом». Чудненько.

А что вы хотите? Это – прямая речь, реализм. И, конечно: «Это никогда не должно повториться».

Можно удивиться: при чем тут война, если речь об экспедиции? Ну, такова уж вышла экспедиция по поиску доисторических коньков: нашли гору всякого вполне исторического мусора, а остальное время трепались у костра обо всем подряд. О бабах, об истории, немного даже о политике… Норвежцы, неспешно болтающие на другом конце света. Эрленд Лу нашел это забавным, его издатели в разных странах – тоже. Остается узнать, разделит ли российский читатель их оптимизм.

Эрленд Лу, «У». «Азбука-классика», 2005.