Российские «зоны смерти»: как можно защитить небо

СМИ: российские военные отработают защиту воздушного пространства от БЛА

Слушать
Остановить
В ряде российских СМИ появилась информация о создании в России «зон смерти», которые будут практически полностью недоступны для вражеских крылатых ракет, высокоточного оружия и беспилотных летательных аппаратов. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разбирался, насколько подобные заявления соответствуют действительности.

В 2021 году российские военные отработают создание районов максимальной защиты, которые будут предполагать невозможность попадания в эти так называемые «зоны смерти» крылатых ракет, высокоточного оружия и беспилотных летательных аппаратов, сообщает газета «Известия».

Маневры же в этом направлении, по данным журналистов, запланированы уже на следующий год. «Создать практически непроницаемую защиту можно будет не только над армейскими объектами, но и над социальными и промышленными», — пишут СМИ, основываясь на источниках в военном ведомстве.

Для начала отметим, что если какие-либо мероприятия боевой подготовки того или иного вида Вооруженных сил (родов войск, специальных войск) запланированы на 2021 год, то их сроки и тематика до СМИ, как правило, не доводятся. Что касается «подобных маневров в масштабе всей страны», запланированных на следующий год, то План оперативной подготовки Вооруженных сил РФ на 2022 год не только не утвержден, но даже еще и не разрабатывался.

Помимо этого, никаких «маневров РЭБ» не бывает по определению. Маневры войск — это высшая форма подготовки Вооруженных сил и специальные войска, каковыми являются подразделения и части РЭБ, проводить их никак не могут.

Что же касается «армейских, социальных и промышленных объектов», то в оперативных директивах и планах операций военные пишут совершенно по-другому — «прикрыть от ударов средств воздушно-космического нападения противника важнейшие пункты государственного и военного управления, объекты экономики и группировки войск (сил)».

Что касается «зон смерти», то в переводе на принятую в Вооруженных силах терминологию речь в данном случае может идти о построении эффективной системы противовоздушной/противоракетной обороны.

Безусловно, подразделения и части РЭБ (батальоны и полки, вертолеты и самолеты РЭБ) играют важную роль в срыве воздушных наступательных операций вероятного противника, но к отражению ударов средств воздушного космического нападения (СВКН) привлекаются практически все виды Вооруженных сил, рода войск, специальные войска.

К таковым относятся части, соединения и объединения Воздушно-космических сил (оперативно-тактическая авиация, зенитные ракетные и радиотехнические войска), части и соединения Войсковой противовоздушной обороны фронтов (оперативно-стратегических объединений), часть сил Ракетных войск и артиллерии Сухопутных войск и даже Дальняя и Военно-транспортная авиация в пределах выделенного летного ресурса. На приморских направлениях к отражению ударов СВКН противника привлекаются силы флотов (флотилий разнородных сил).

Цели радиоэлектронной борьбы в этом случае заключаются в завоевании превосходства в управлении своими войсками и оружием путем дезорганизации радиоэлектронных средств и управления войсками противника, снижения эффективности его боевых средств, оружия и разведки, обеспечения устойчивой работы своих радиоэлектронных средств.

Сегодня нет сомнений в том, кто выиграет битву за эфир, тот в конечном итоге и победит в вооруженном противоборстве. Не случайно за последнее время появились такие термины, как радиоэлектронный и радиоэлектронно-огневой удар. В последнем случае по системам и средствам управления, разведки и РЭБ противника в целях выполнения своими войсками важной оперативной задачи осуществляется не только радиоэлектронное воздействие, но и одновременно наносятся огневые удары ракетных войск и авиации, огневые налеты артиллерии.

Подразделения и части РЭБ (особенно относящиеся к средствам Верховного главного командования), безусловно, могут осуществлять радиоэлектронное подавление систем глобального позиционирования вероятного противника (GPS). Нет сомнений в том, что это затруднит применение противником некоторых систем высокоточного оружия, к примеру, крылатых ракет морского и воздушного базирования, авиационных бомб типа JDAM, ряда других образцов вооружения, использующих цифровые карты местности и радиовысотомеры в бортовой аппаратуре.

Но рассчитывать на то, что противник не предпринимает никаких мер для защиты своих средств воздушно-космического нападения от воздействия РЭБ, было бы неверным. В частности, против тех же крылатых ракет морского базирования «Томогавк» последних модификаций нет эффективных средств РЭБ, которые могли бы гарантированно сбить их с курса и вывести из строя.

Поэтому в конечном итоге «зона смерти» будет формироваться за счет эффективного истребительного авиационного и зенитного ракетного прикрытия.

И точку в противовоздушных боях и сражениях будут ставить, к примеру, истребители Су-30СМ и Су-35С, зенитные ракетные системы и комплексы С-350, Бук-М3, «Панцирь-С1», ряд других огневых средств ПВО.

Начинать построение системы ПВО для борьбы с крылатыми ракетами, БЛА всех типов, барражирующими боеприпасами надо с создания эффективной системы радиолокационной разведки. При этом зоны обнаружения РЛС всех типов (с многократным перекрытием) должны обеспечивать обнаружение и сопровождение всех возможных воздушных объектов с предельно малых высот. К этому надо добавить, что практически уже ко всем типам современных локаторов надо добавлять оптический канал.

Далее — и это, по всей видимости, одна из главных задач — построение автоматизированной системы сбора, анализа радиолокационной информации и выдача своевременных целеуказаний всем возможным огневым средствам. Скорее всего, здесь без искусственного интеллекта не обойтись, а время запаздывания информации должно составлять не более нескольких секунд.

К борьбе с барражирующими боеприпасами (ББ) и БЛА, помимо зенитных ракетных систем ближнего действия, малой и средней дальности, должны быть привлечены боевые вертолеты (специально подготовленные экипажи и боевые машины), укомплектованные подвесными контейнерами с 12,7-мм пулеметами — от 6 до 12 на каждом вертолете.

Весьма перспективным средством для борьбы с ударными БЛА и ББ представляется отечественный комплекс «Деривация-ПВО», оснащенный 57-мм автоматической пушкой с большой скорострельностью.

Эта система во многом позволит перекрыть дальность применения высокоточного оружия беспилотниками, то есть позволит уничтожить БЛА и ББ еще до пуска ими средств поражения.

Наконец, крайне эффективное средство борьбы со всеми типами БЛА (ББ) — применение средств радиоэлектронной борьбы.

Именно РЭБ в значительной степени может свести к нулю все боевые возможности БЛА, поскольку в любом случае на беспилотниках всех возможных типов есть радиоканалы, без которых навигация и боевое применение средств поражения становятся невозможными. Кроме того, эффективным будет и ослепление видео (оптико-электронных) каналов, которые есть практически на всех БЛА.

Основное в деле борьбы с БЛА (ББ) — это системный и комплексный подход. Если упущено хотя бы одно звено, эффективное поражение беспилотников становится невозможным. То есть это или система с необычайно малым временем реакции, или полное господство в воздухе БЛА (ББ) вероятного противника со всеми последующими крайне негативными моментами.

И только при системном и комплексном подходе к построению ПВО можно с некоторыми допущениями говорить о «зонах смерти».

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Поделиться: