И лужа мала, и маршируют плохо: что не так с главным парадом ВМФ

Эксперт назвал недостатки военно-морского парада в Санкт-Петербурге

Слушать
Остановить
В Санкт-Петербурге в минувшее воскресение состоялся пятый в современной истории России Главный военно-морской парад. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок рассказывает, почему прошедшее мероприятие можно считать скорее неудачным и как на самом деле нужно демонстрировать реальную морскую мощь страны.

В Главном военно-морском параде приняли участие четыре тысячи военнослужащих ВМФ, более 50 кораблей, катеров и подводных лодок, а также 48 самолетов и вертолетов морской авиации. Без всякого преувеличения, ритуал получился торжественным, красочным и внушительным.

Вместе с тем любой парад должен служить яркой и убедительной иллюстрацией роста экономического и оборонного могущества Российской Федерации. Соответствует ли этому критерию Главный военно-морской парад образца 2021 года?

Тесный Петербург

Для начала сформулируем еретическую мысль — река Нева и восточная часть Финского залива (иногда иронично называемая Маркизовой Лужей) мало подходит для демонстрации морской мощи государства.

В Неву весьма трудно завести корабль большого водоизмещения и еще труднее показать его на реке в движении. В лучшем случае корабль класса корвет-фрегат будет стоять на рейдовых бочках, а выбираться из реки в большинстве случаев придется с помощью буксиров.

Глубины Маркизовой лужи (3-5 метров) в принципе исключают возможность размещения в этой части Финского залива каких-либо значительных формаций кораблей. Корабли здесь могут передвигаться либо по немногочисленным фарватерам, либо размещаться на якорных стоянках Кронштадтского рейда (а там тоже не так уж и много места).

По этим причинам в прохождении парадного строя кораблей на реке Неве принимали участие в основном катера. Водоизмещение самых больших кораблей, принимавших участие в этой церемонии — большой тральщик «Павел Хенов», ракетный катер «Димитровград» и корабль противоминной обороны «Александр Обухов» — составляло 460 тонн, 550 и 890 тонн соответственно. К этой же размерности можно отнести и ракетный катер «Одинцово» — 870 тонн. Для сравнения — водоизмещение ракетного крейсера УРО «Тикондерога» ВМС США — 9600 тонн. Разумеется, тральщики с крейсером сравнивать нельзя. Подобные цифры приводим просто для понимания масштаба.

А в целом по этим причинам прохождение парадного строя кораблей на реке Неве вылилось в некую разновидность регаты маломерных судов.

Разумеется, российскому военно-морскому флоту требуются корабли разных классов, включая катера сравнительно небольшого водоизмещения, но вряд ли правильно демонстрировать этот москитный флот в морской столице государства в качестве зримого свидетельства военно-морской и экономической мощи страны.

Несколько лучше обстояло дело на Кронштадтском рейде. Особенно внушительное впечатление производили атомные подводные лодки — ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 955 К-549 «Князь Владимир», подводный ракетоносный крейсер проекта 949А «Антей» К-266 «Орел» и многоцелевая подводная лодка проекта 971у К-157 «Вепрь».

Крупные надводные корабли на Кронштадтском рейде были представлены в основном кораблями советской постройки, среди которых были откровенные дедушки российского флота типа ракетного крейсера проекта 1164 «Маршал Устинов» (в строю с 1986 года) и большого противолодочного корабля проекта 1155 «Вице-адмирал Кулаков» (в строю с 1981 года).

Новых кораблей (БДК «Петр Моргунов» и корвет «Гремящий») на Кронштадтском рейде было относительно немного. Какая-либо система в этой формации кораблей отсутствовала — в одном строю стояли и крейсер, и корвет, и большой десантный корабль, и корабль противоминной обороны.

Поэтому в качестве вывода можно сказать, что река Нева и Кронштадтский рейд для демонстрации морского могущества державы подходят плохо.

Здесь совершенно невозможно продемонстрировать соединения кораблей. К примеру, 10-12 атомных подводных лодок одного проекта и в едином строю. Или дивизию ракетных кораблей. Иными словами, корабли на подобных парадах надо показывать крупными формациями, составленными из судов одного типа. В противном случае впечатление от демонстрации морской мощи государства складывается достаточно противоречивое.

Поэтому Главный военно-морской парад государства надо, скорее всего, переносить в другое место и единственным подходящим вариантом здесь представляется Североморск. Длина Кольского залива достигает 57 км, ширина — до 7 км, глубины у входа — 200-300 метров. Места вполне достаточно. Могут возразить — а как же зрители? Однако в век телевидения и интернета это не представляется проблемой.

Обратимся к историческим примерам. В Великобритании 26 июня 1897 года на Спитхедском рейде (в проливе, отделяющем остров Уайт от Портсмута) в честь «бриллиантового юбилея» королевы Виктории на якорь стала внушительная армада — 165 кораблей (в том числе 21 линкор и 42 крейсера). В последующие годы в честь коронации британских монархов количество кораблей на этом рейде достигало 300 вымпелов. А в Кольском заливе без особого труда может разместиться еще большее количество кораблей и подводных лодок.

Проблемы не только в море

Что касается пролета парадной группы авиации флота над Санкт-Петербургом, то невольно возникает вопрос — а стоило ли включать в состав этой формации откровенно антикварные самолеты типа Бе-12 (первый полет — 1960 год), Ту-134 (первый полет в 1963 году), Ту-154 (первый полет в 1968 году)? Этими машинами из советского прошлого дополнили парадную группу до нужного количества воздушных судов?

Теперь несколько слов о прохождении пешей колонны. Ротные парадные коробки моряков (8 человек в шеренге и 6 в глубину) на широкой набережной города на Неве смотрелись откровенно жидковато. Размеры парадных батальонов должно органично соответствовать той площадке, на которой проходит торжественный марш.

По неизвестным причинам парад вновь открыли дети-нахимовцы — какой в этом смысл, кто это может объяснить? Личный состав почему-то был выведен на мероприятие без оружия, хотя карабины бы очень украсили парадные коробки. К сожалению, моряки в прошлое воскресение не отличились хорошей строевой выучкой. Для сравнения — китайские девушки-военнослужащие (24 человека в шеренге) на парадах в Пекине своим равнением и строевым шагом напоминают отлично отлаженный и безупречно функционирующий механизм. А тут — всего 8 человек в шеренге и такое впечатление, что они только на прошлой неделе приступили к тренировкам.

Надо отметить, сводный оркестр Военно-морского флота поступил в полном соответствии с классикой отечественной литературы — романом Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» и выражением — «маэстро, урежьте марш». Музыканты и впрямь «урезали» — торжественный марш пешей колонны ВМФ начался с исполнения германского военного марша «Alte Kameraden» («Старые товарищи»). Это один из самых известных маршей, написанный военным композитором Карлом Тейке в 1889 году в городе Ульме.

Марш хороший, что и говорить, но в этом случае как никогда следовало бы воспользоваться принципом импортозамещения.

То, что Главный военно-морской парад в государстве должен быть, сомнению не подвергается. Но вот его место и сценарий проведения, вполне возможно, надо пересмотреть. Наш флот должен зримо представлять собой могучую и непобедимую силу. Главный военно-морской парад должен явиться еще более внушительной демонстрацией могущества российского государства. Видимо, для этого надо еще немного поработать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Поделиться: