Новости

У американской ПРО в Польше нет тепла и электричества

Почему США не могут достроить противоракетный комплекс Aegis Ashore в Польше

Слушать
Остановить
Директор Агентства по противоракетной обороне США вице-адмирал Джон Хилл раскритиковал противоракетный комплекс (ПРК) Aegis Ashore в Польше. Комплекс должны были сдать в эксплуатацию еще в 2018 году. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разбирался, почему этого не произошло и чем недоволен американский адмирал.

Директор Агентства по противоракетной обороне США вице-адмирал Джон Хилл заявил, что система противоракетной обороны Aegis Ashore должна стать «менее сложным и более мобильным активом», об этом сообщил американский специализированный оружейный портал Defense News.

США в 2016 году получили в свое распоряжение готовую к боевой работе стартовую позицию (СП) противоракетного комплекса Aegis Ashore в коммуне Девеселу в Румынии. Однако Пентагону пока не удалось достроить вторую стационарную СП ПРК в поселке Редзиково недалеко от Слупска в Польше.

Предполагалось, что этот ПРК будет введен в эксплуатацию к августу 2018 года, но, скорее всего, он не будет поставлен на боевое дежурство раньше 2022 финансового года.

Сухопутный корабль на Слупской равнине

Стационарная стартовая позиция ПРК Aegis Ashore выглядит как верхняя часть крейсера. По сути, это корабль, построенный на суше, на котором размещены радиолокационная станция (РЛС), система управления и пусковые установки противоракет.

Развертываемая в Польше база ПРО Aegis Ashore представляет собой наземный вариант базирования американских противоракет SM-3 и их модификаций. Часть оборудования, имеющая сугубо морскую специфику, с Aegis Ashore при развертывании в наземном варианте демонтируется. Стальное сооружение высотой в четыре этажа весит около 900 тонн и воспроизводит надстройку крейсера с управляемым ракетным вооружением типа Ticonderoga.

Внутри здания размещаются комплекты радиоэлектронной аппаратуры. Aegis Ashore состоит из РЛС типа AN/SPY-1 и устройств вертикального пуска (УВП) Мк41 для 24 противоракет Standard SM-3.

Mk41 на сухопутной версии корабельного Aegis (Mark 41 Vertical Launching System) представляет собой унифицированную корабельную установку вертикального пуска для управляемых ракет. Она применяется на кораблях ВМС США и других дружественных Вашингтону стран для запуска ракет Standart SM-2, SM-3 и SM-6, ASROC, ESSM и Tomahawk.

Застряли на «последней миле»

Из-за проблем подрядчика в Польше проект несколько лет находится на «последней тактической миле», сказал вице-адмирал директор Джон Хилл. Подрядчик изо всех сил пытался наладить обогрев, электропитание и охлаждение, которые обслуживают боевую систему и являются частью строительного контракта. Готовность объекта составляет примерно 95% процентов, сообщил адмирал. Но дальше процесс не идет уже два года.

По словам адмирала, руководитель программы Агентства по противоракетной обороне США находится сейчас в Польше и инспектирует объект. «Я не думаю, что готов вносить какие-либо изменения в график сдачи, пока не вернется руководитель программы», – добавил адмирал Хилл.

Он сказал, что Агентство по противоракетной обороне США извлекло уроки из опыта строительства стационарных стартовых позиций систем ПРО в Польше и Румынии. «Я сторонник уменьшения сложности системы и, возможно, даже возвращения к требованию мобильности», – заявил адмирал Хилл.

При этом он подчеркнул, что способ создания и развертывания Aegis Ashore – это решение на уровне Пентагона, а не его полномочия. Тем не менее, адмирал сказал, что «видит преимущества аргумента о том, что объекты ПРО стоит разукрупнить». То есть разместить средства разведки и наведения в одном месте, систему управления где-то еще – возможно, в бункере, а пусковые установки – в третьем месте.

На острие ракетного удара

Стратегия национальной обороны США, принятая в 2018 году, как раз и предусматривает «более распределенные военные активы». Но, как отмечает аналитик по противоракетной обороне Том Карако из Центра стратегических и международных исследований, которого цитирует Defense News, «стратегия пока не применяет напрямую этот принцип к активным элементам противовоздушной и противоракетной обороны».

«Во-первых, стационарные объекты легко вскрываются всеми средствами разведки, и их местоположение с точностью до метра вкладывается потом в полетные задания различных средств поражения. Во-вторых, их очень трудно замаскировать. Поэтому требования к мобильности средств ПРО вполне обоснованы и логичны», – рассказал «Газете.Ru» экс-заместитель председателя Научно-технического комитета ВВС полковник Сергей Волков.

Как считает специалист, в Польше должны понимать, что в случае гипотетического военного конфликта между Россией и НАТО, база ПРО в Редзиково станет объектом первого ядерного удара.

Если в начале военного противоборства будет краткосрочный период применения только конвенциональных видов оружия, то по объекту в Северной Польше (а он в любом случае будет находиться в списке первоочередных объектов для поражения) может быть нанесен удар крылатыми ракетами воздушного (типа Х-101) и морского базирования («Калибр-НК» и «Калибр-ПЛ»). Наконец, польский Aegis Ashore будет приоритетной целью для бригад оперативно-тактического ракетного комплекса «Искандер-М».

Сергей Волков особо отметил, что российская система ПРО/ПВО С-500 «Прометей» является высокомобильным средством борьбы с баллистическими целями и спутниками на низких околоземных орбитах. Все боевые единицы ЗРС С-500 (пункту боевого управления, РЛС различного назначения, пусковые установки) смонтированы на многоосных колесных шасси и время свертывания/развертывания системы не превышает 5 мин. А это выгодно отличает отечественную систему от стационарного ПРК Aegis Ashore.