«Интерес Ирана к Су-57 понятен. Но Россия его не продаст»

Тегеран проявил интерес к покупке российских самолетов пятого поколения

Глава Генштаба армии Ирана Мохаммад Багери обсудил в Москве перспективы военного и военно-технического сотрудничества. Он встречался с министром обороны России Сергеем Шойгу и главой Генштаба Валерием Герасимовым. Среди прочего обсуждалась возможность покупки Тегераном самолета Су-57. «Газета.Ru» разбиралась, насколько реальна такая сделка.

После встречи иранское информагентство Тasnim News Agency со ссылкой на собственные источники уточнило, что Тегеран, в частности, интересуют самолеты Су-30, Су-35 и МиГ-35, вертолеты Ми-28Н и К-52, а также самолет пятого поколения Су-57. Ту же информацию транслировала Pars Today — международная вещательная сеть Тегерана.

«Это, конечно, очень смелое предположение, потому как Россия пока не поставляет Су-57 на внешние рынки. Интерес Ирана к Су-57 понятен. Но пока Россия его не продаст. Ряд технологий еще только отрабатывается. А главное — нам надо заполнить внутреннюю нишу, — рассказал «Газете.Ru» генерал-майор ВВС в отставке, бывший начальник Федерального управления авиационно-космического поиска и спасания при Минобороны РФ Владимир Попов. — Вместе с тем интерес к этой модели у иностранцев действительно есть. Была информация об интересе Индии, Турции, Пакистана, даже об интересе Ирака говорили, еще нескольких стран».

О желании Ирана приобрести СУ-57 недавно писал американский оружейный журнал Military Watch. Особый интерес Тегерана к авиации объясним.

«Почти весь авиапарк Ирана составляет техника, закупленная еще при шахе, то есть в 1960–70-х годах. Мало того, что это старые самолеты и вертолеты. Это полбеды. Вторая часть беды в том, что техника нуждается в обслуживании деталями от тех стран, которые никогда эти детали не продают. США, к примеру, по понятным причинам, никакого обслуживания этих самолетов совершать не будут», — рассказал «Газете.Ru» иранист, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Никита Смагин.

Шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви управлял страной до Исламской революции 1979 года и ориентировался во внешней и военной политике на Вашингтон. После свержения шаха и создания Исламской республики страна заняла резкую антиамериканскую позицию.

Сегодня на вооружении ВВС Ирана стоят, например, американские фронтовые истребители 1960-х годов McDonnell Douglas F-4 Phantom II (до 64 единиц, по данным из открытых источников), американские многоцелевые истребители Northrop F-5, также построенные в 1960-х годах (около 75 единиц), и американские же истребители-перехватчики Grumman F-14 Tomcat, построенные в середине 1970-х годов (43 единицы).

После 1979 года Тегеран был вынужден наладить самостоятельное производство запчастей для этих моделей или закупать копии американских запчастей в третьих странах, что тоже не всегда удавалось из-за санкций.

По словам Смагина, Иран отдает себе отчет в том, что военная авиация — то направление, в котором страна заметно отстает от своих региональных конкурентов.

На других своих торговых партнеров иранская сторона едва ли может рассчитывать, когда дело касается военной авиации, добавляет консультант ПИР-Центра Юлия Свешникова. «Да, среди партнеров Ирана есть еще Китай. Но китайские предложения не удовлетворяют в полной мере военным запросам и потребностям Тегерана, главной из которых остается обновление устаревшего парка», — уверен эксперт.

Никита Смагин, в свою очередь, считает, что интерес Ирана к российскому оружию связан со сменой власти в стране этим летом.

«Новая администрация президента Ибрахима Раиси провозгласила «разворот на Восток». Кстати, глава Генштаба армии Ирана Багери в ходе своего визита в Россию отдельно подчеркивал, что переговоры проходят в рамках этого принципа. Этот «поворот» связан с тем, что Тегеран пытался последние восемь лет при экс-президенте Хасане Роухани наладить отношения с Западом, но эти попытки провалились, и теперь элиты страны считают, что основу для взаимодействия и сотрудничества должны составить незападные страны», — объяснил Никита Смагин.

Другой важный фактор — год назад МИД Ирана заявил о том, что оружейное эмбарго ООН в отношении Тегерана «перестало действовать».

Резолюция Совета Безопасности ООН об эмбарго была принята в июле 2015 года и действовала до 18 октября 2020 года. Вашингтон несколько раз пытался ее продлить, но безуспешно. Против голосовали Россия и Китай.

По словам Смагина, сотрудничество Ирана с Россией «носит прагматический характер». При этом он считает, что преувеличивать зависимость иранцев от импорта вооружений тоже не стоит.

«Иран не ставит перед собой задачу закупать всю линейку вооружений. С самого начала Тегеран делал ставку на самообеспечение и, надо отметить, в некоторых сферах страна достигла очень неплохих результатов. Например, когда речь идет о беспилотниках или ракетном оружии», — заключил эксперт.

Загрузка