Иван Старчак. История капитана, который в 1941 году спас Москву

Как советский учитель разведчиков сорвал немецкий «блицкриг»

Слушать
Остановить
Во время битвы за Москву осенью 1941 года оборону на одном из важнейших участков фронта организовал капитан Иван Старчак. Как небольшому отряду удалось разрушить планы по захвату столицы СССР – в авторской колонке журналиста Сергея Варшавчика специально для «Газеты.Ru».

В начале октября 1941 года германские танковые дивизии прорвали позиции Западного, Брянского и Резервного фронтов Красной армии и устремились к столице СССР. Началась самая крупная и решающая битва в истории даже не Великой Отечественной, а всей Второй мировой войны — битва за Москву.

Первый и последний раз в одной операции Третий рейх задействовал сразу три танковые группы (армии). В грандиозном сражении с обеих сторон приняли участие более трех с половиной миллионов солдат и офицеров. К 7 октября 1941 года враг замкнул вокруг Брянска и Вязьмы два кольца окружения, в которые попали около миллиона бойцов и командиров РККА.

Первое тревожное сообщение о разразившейся катастрофе в Генштаб Красной армии поступило днем 5 октября — воздушная разведка Московского военного округа зафиксировала движение большой колонны танков противника со стороны Спас-Деменска на Юхнов. В Москве этому не поверили, и пилотам трижды пришлось летать, подтверждая первоначальную информацию.

Небольшой городок Юхнов (в нем и сейчас живут всего лишь около шести тысяч человек) расположен на западе Калужской области, на правом берегу реки Угры. Через него из Бреста на Москву проходит Варшавское шоссе — осенью 1941-го автомагистраль активно использовалась для подвоза боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продовольствия для войск Резервного фронта.

Частей, способных закрыть путь немцам на Малоярославецком оперативном направлении, на тот момент не было. Кроме центра подготовки разведчиков-диверсантов парашютно-десантной службы Западного фронта капитана Ивана Старчака.

Недалеко от Юхнова он и его офицеры с августа учили курсантов стрельбе, рукопашному бою, постановке мин и прыжкам с парашютом. В тыл врага бойцы доставлялись самолетами 1-го тяжелого бомбардировочного полка 23-й авиационной дивизии, дислоцированного вокруг города на четырех посадочных площадках. Периодически летал в тыл врага и сам Старчак.

Утром 4 октября на южных окраинах Юхнова неожиданно появились немецкие мотоциклисты. Бойцам и командирам батальона аэродромного обслуживания вместе с наземным персоналом авиаполка удалось уничтожить вражеский передовой отряд. Четырехмоторные бомбардировщики успели подняться в небо и уйти на восток.

Старчаковцы остались одни, штаб дивизии на их запросы не отвечал, лишь проезжающий в грузовике незнакомый интендант сообщил о прорыве обороны фронта.

Позднее Старчак вспоминал: «Эту мысль тут же сменила другая: а кто же встанет на пути врага? Наш небольшой отряд — двести бойцов, прибывших из фронтовых авиачастей, сто пятьдесят недавно прибывших комсомольцев и несколько десятков хорошо обученных парашютистов из 214-й воздушнодесантной бригады, являлся единственной, громко говоря, силой на участке от Юхнова до Подольска. Если мы не остановим гитлеровцев здесь, в Юхнове, то они беспрепятственно дойдут до Мятлево, Медыни, Малоярославца».

К своим 36 годам Старчак не достиг высоких званий. С другой стороны, за его плечами имелся опыт гражданской войны, три военных училища — из них два авиационных — и более тысячи прыжков с парашютом. Иван Георгиевич стал первым в воздушно-десантных войсках страны, кто переступил этот рубеж.

Против подразделений надвигающейся 10-й немецкой танковой дивизии в распоряжении капитана было всего 430 бойцов — неполный батальон по пехотным меркам, да еще без артиллерии. Лишь мины и стрелковое оружие. Но врага надо было остановить, чтобы выиграть время для подхода основных сил.

Выстроив своих бойцов, Старчак показал им сорванную по его приказу табличку с придорожного столба с номером 205 и сказал: «Именно столько километров до Москвы. Фашисты рассчитывают добраться туда на танках и автомашинах за несколько часов. Но мы нарушим вражеские планы!»

Забрав с собой все оружие и боеприпасы, старчаковцы прошли через обезлюдевший Юхнов и, перейдя через мост, заняли оборону по восточному берегу Угры. Он господствовал над лежащей впереди местностью, а густой лес позволял скрытно от противника маневрировать в глубину и по фронту.

Мост был заминирован, окопы и траншеи выкопаны еще во время подготовки курсантов. Фланги прикрывали небольшие подразделения. Свой командный пункт командир выбрал неподалеку от кирпичного домика дорожного мастера, откуда отлично просматривалась вся округа.

Одну группу разведчиков Старчак выслал навстречу врагу — она взрывала мосты через ручьи и овраги и минировала полотно Варшавского шоссе. Другая задерживала автотранспорт, идущий в тыл, забирая у отступающих все вооружение.

Жестокие бои продолжались пятеро суток. На второй день на помощь к десантникам подошли части поднятых по тревоге курсантов артиллерийского и пехотного училищ Подольска. В живых из отряда капитана осталось около 60 человек. Но немцы не прошли на этом направлении, а тем временем Западный фронт заново восстанавливался, и блицкрига у нацистов в итоге не получилось.

Загрузка