Новости

«Асимметричная война». Кому угрожают беспилотники Ирана

Израиль обвинил Иран в «атаках дронов»

Слушать
Остановить
Глава Минобороны Израиля Бени Ганц назвал военный потенциал Ирана «угрозой миру». Особый акцент он сделал на программе иранских беспилотных летательных аппаратов (БЛА). «Газета.ru» разбиралась, насколько велика угроза и справедливы опасения.

«Хочу подчеркнуть, что беспилотные летательные аппараты – это высокоточное оружие, способное поражать стратегические цели по всему миру. Большинство атак дронов, которые мы наблюдали до сих пор, были нанесены с юга и юго-востока Ирана по целям на море», – цитирует Бени Ганца израильское издание Times of İsrael.

По его словам, две иранские базы дронов, которые использовались для нанесения ударов по противникам Тегерана в регионе на море, расположены в районе Чабахар и острова Кешм.

Издание отмечает, что за последний год Израиль и Иран участвовали в «необъявленной» друг другу войне на море. При этом Тегеран якобы провел несколько атак в Персидском и Оманском заливах на израильские суда или суда, аффилированные с этой страной. Так, в результате одного из ударов иранской стороны, нанесенного по нефтяному танкеру, принадлежащему бизнесмену из Израиля, погибли британский и румынский граждане.

«Иранский терроризм экспортируется по указанию лично [верховного лидера аятоллы Али] Хаменеи и высших руководителей режима. Причем этот потенциал ставит под угрозу суннитские страны, международные силы на Ближнем Востоке и в странах Европы и Африки», – заявил Бени Ганц

Семейство иранских БЛА Ababil, в которое входят дроны-камикадзе, стали активно применять в Йемене и в Секторе Газа. Издание The Jerusalem Post уточнят, что дроны были «экспортированы или скопированы» иранскими прокси и переименованы. ХАМАС использует беспилотник «Шехаб», запускаемый с катапульты. Хуситы в Йемене использовали дроны-камикадзе «Касеф» и «Самад» для проведения высокоточных атак.

Более того, по данным израильских властей, была зафиксирована попытка Ирана доставить взрывчатые вещества с территории Сирии на Западный берег реки Иордан.

Иран запустил БЛА с авиабазы Т4 в сирийской провинции Хомс. Беспилотник нес взрывчатку для «террористических групп на Западном берегу», но аппарат был перехвачен Армией обороны Израиля в районе Бейт-Шеана в Северном военном округе.

База Т4 на территории Сирии, где размещены иранские силы «Корпуса стражей Исламской революции», достаточно часто становится целью ударов израильской армии.

«Стратегия по обеспечению безопасности Тегерана в регионе основана на двух фундаментальных принципах: «асимметричная война» и «доктрина передовой обороны». Что касается первого, то Иран хорошо понимает, что его соперники в регионе значительно сильнее его, поэтому он не ставит цели конкурировать во всех областях и развивает определенные направления, в которых он наиболее успешен. Одно из них — развитие БЛА и барражирующих боеприпасов. Эти успехи воспринимаются в Израиле как «угроза», – пояснил иранист, эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Никита Смагин.

Барражирующий боеприпас – это беспилотный летательный аппарат, который способен длительное время находиться в воздухе в районе цели, а затем поражать ее. В ходе этого поражения боеприпас саморазрушается.

По словам Смагина, «доктрина передовой обороны» сводится к тому, что Иран пытается максимально приблизиться к союзникам США на Ближнем Востоке либо непосредственно к силам США. Это делается для того, чтобы в случае внезапного удара Вашингтона и его союзников иметь возможность нанести ответный удар там, где это возможно.

«Иран и его региональные негосударственные союзники вполне могут производить барражирующие боеприпасы. Пусть и не очень совершенные. Кроме того, подчеркну, что с военной точки зрения грань между ударными БЛА, барражирующими боеприпасами и крылатыми ракетами постепенно стирается. К слову сказать, это показала и атака хуситов в Йемене на нефтеперерабатывающие объекты Саудовской Аравии в 2019 году, когда определить, что же там разорвалось, было достаточно затруднительно», – рассказал научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Дмитрий Стефанович.

При этом, по его мнению, в выступлении израильского министра осталось неясным, имеет ли в виду Ганц «угрозу» непосредственно с территории Ирана или же со стороны союзников Тегерана. Последнее представляется эксперту теоретически более вероятным.

«Вместе с тем я сильно сомневаюсь, что проводить такие атаки в интересах Ирана. Можно по-разному относиться к политике Тегерана, к его лидерам и их заявлениям. Но в актах терроризма они все же не были замечены»,

– подчеркнул Стефанович.

Как считает эксперт, применение Ираном этих высокоточных средств поражения едва ли может качественно изменить баланс сил в регионе. Ведь все страны занимаются развитием высокоточного оружия большой дальности. Более того, в реальных боевых условиях при хорошо развитом ПВО есть и более сложные задачи. Например, гораздо большей проблемой для Израиля остается достаточно богатый и качественный арсенал баллистических ракет обычного оснащения различной дальности.

«Говоря об «угрозах», Израиль явно намеренно преувеличивает их. Иран не располагает достаточными силами и средствами для этого и не ставит такой задачи в рамках обеспечения своей безопасности. Другое дело, что особняком для Тегерана стоит сам Тель-Авив. Это одно из редких направлений внешней политики и обороны, которое наиболее идеологизировано. Здесь действуют не столько прагматические соображения, сколько сложившиеся представления друг о друге как об угрозе», — резюмировал Смагин.

Загрузка