Новости

Двойная нерешаемая задача. Почему ПРО США не может сбивать российские ракеты

Эксперт рассказал о «болевых местах» американской системы ПРО

Слушать
Остановить
Современная система противоракетной обороны (ПРО) США «может иметь проблемы с эффективностью против перспективного российского и китайского оружия», считают в американском Агентстве по противоракетной обороне (Missile Defense Agency, MDA). В чем состоят эти проблемы – разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Чтобы понять основные проблемы ПРО (причем любого государства, не только США), для начала надо уточнить, чем сегодня является объект поражения противоракетной системы, то есть что собой представляет головная часть (ГЧ) межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). ГЧ – это так называемая сложная баллистическая цель, в составе которой боевые блоки, ложные цели, передатчики активных помех, пассивные помехи – дипольные отражатели.

Когда этот комплекс летит в околоземном пространстве (после разделения с последней ступенью ракеты-носителя), то основная задача любой системы ПРО – выделить боевые блоки на фоне остальных объектов головной части за счет радиолокационной селекции. Сама по себе это очень сложная проблема, если стрельба ведется в дальнюю зону.

Однако можно решить эту задачу и относительно простым способом. Когда сложная баллистическая цель на заключительном этапе полета входит в плотные слои атмосферы, начинает происходить естественная селекция боевых блоков. Дело в том, что ложные цели (передатчики помех, дипольные отражатели) существенно легче боевых блоков и последние в плотных слоях атмосферы начинают лететь впереди всей остальной начинки ракеты-носителя.

Системе ПРО остается только захватывать на сопровождение головные объекты этой формации. Но этот процесс происходит на относительно небольшой высоте – всего несколько десятков километров. Подобный нехитрый принцип селекции реализован, к примеру, в подмосковной системе ПРО А-135.

Однако если говорить о высотах поражения, в частности, более 100 км, то там решать эту задачу значительно сложнее.

Следующая проблема в ПРО заключается в том, каким способом поражать боевые блоки МБР – ядерным или безъядерным. Дело в том, что ядерные боевые части противоракет применить в большинстве случаев невозможно, разве что в условиях ракетно-ядерной войны. К тому же это просто опасно – в зоне поражения ядерного боеприпаса противоракеты может оказаться собственная территория.

Осколочно-фугасная боевая часть ракет-перехватчиков для поражения боевых блоков МБР, как правило, малоэффективна. Поэтому американцы перешли к кинетическому перехвату, то есть боевая часть МБР поражается простым ударом перехватчика. На скоростях цели и перехватчика в несколько километров в секунду энергия соударения настолько велика, что от боевого блока практически ничего не остается.

Однако кинетический перехват – сложная задача с инженерной точки зрения. Мало того, что для начала надо осуществить радиолокационную селекцию боевых блоков МБР на фоне ложных целей. Необходимо, чтобы кинетический перехватчик на заключительном этапе полета обладал функциями самонаведения. А это резко удорожает его стоимость. Кроме того, пока нет никакой статистики успешности пусков кинетических перехватчиков.

Необходимо уяснить еще один важный момент. Между боевой стрельбой системы ПРО и системы ПВО есть принципиальная разница. Во время боевой работы система ПВО в том или ином режиме сопровождает цель до момента поражения. Это может быть и ручное, и автоматическое сопровождение.

Боевая стрельба системы ПРО проходит иначе. Вначале система переводится в боевой режим, иными словами, начинается боевой цикл. С этого момента любое вмешательство человека-оператора в работу системы блокируется. Есть специальная функция, которая отключает на рабочем месте оператора все кнопки, тумблеры и переключатели. Если функционер боевого расчета захочет вмешаться в работу системы, он просто не сможет сделать это технически. Система начинает функционировать полностью в автоматическом режиме. Иначе при таких скоростях сближения цели и противоракеты работать попросту нельзя.

После обнаружения и захвата на сопровождение цели (баллистического блока) цифровой вычислительный комплекс системы ПРО пролонгирует траекторию полета боевого блока. При этом в расчет принимается гипотеза о прямолинейном и равномерном движении цели. Рассчитывается упрежденная точка встречи боевого блока и противоракеты.

При входе цели в зону пуска автоматически происходит пуск противоракеты, и она наводится именно в эту упрежденную точку.

Однако если боевой блок начинает непредсказуемо маневрировать на траектории полета – а этот принцип положен в основу перспективных российских ракет – то любая система ПРО становится неэффективной по определению. Поражение цели становится просто невозможным. Система просто не рассчитана на работу в таких условиях. А если к этому добавить возможную гиперзвуковую скорость боевого блока, то задача становится нерешаемой вдвойне.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок – военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Загрузка