Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram

«Россия не будет пассивно наблюдать»: смогут ли ВСУ создать свою «линию Суровикина»

Полковник Ходаренок: украинским военным нет смысла копировать «линию Суровикина»

ВСУ начали строить собственную «линию Суровикина» на фоне возможных наступательных операций Вооруженных сил РФ, написала газета The Telegraph. Что представляет собой линия оборонительных сооружений, с помощью которой Россия сорвала контрнаступление ВСУ и смогут ли украинские военные ее скопировать, разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Военно-политическое руководство Украины после неудачи своего летнего наступления решило перейти к стратегической обороне на период зимней кампании 2024 года (и это выглядит минимальным по срокам). Решение было принято далеко не вчера, а существенно раньше, поздней осенью 2023 года (в конце ноября, если быть точнее). Так что газета The Telegraph к этой теме обратилась с большим опозданием.

Переход ВСУ к стратегической обороне связан с тем, что сил и средств у украинской армии на продолжение наступательных операций оперативного и оперативно-стратегического масштаба больше нет, а Запад возможную помощь в плане существенных поставок вооружения, военной техники, материальных средств сможет оказать в лучшем случае не ранее весны 2024 года (скорее всего, и это предположение чересчур оптимистично).

В подобных условиях переход к стратегической обороне представляется для ВСУ единственно верным решением. То есть военно-политическое руководство в Киеве окончательно определилось с операционными направлениями и районами, на удержании которых сосредоточатся главные усилия украинской армии. Оно также дало указания войскам о построении стратегической обороны на театре военных действий, в том числе системы подготавливаемых оборонительных рубежей и создаваемых группировок войск.

Что такое «линия Суровикина»

Как пишет The Telegraph, украинские военные сейчас копируют российскую систему оборонительных сооружений, получившую название «линия Суровикина». Подобные утверждения не совсем верны.

«Линией Суровикина» называют сеть траншей, минных полей, колючей проволоки и огневых позиций, которые были возведены российскими войсками для отражения наступления ВСУ, когда командующим Объединенной группировкой войск был генерал армии Сергей Суровикин.

Новые оборонительные сооружения Украины очень напоминают те, которыми Россия сорвала контрнаступление ВСУ, то есть представляют собой трехслойную систему окопов, танковые ловушки и опорные пункты.

Поскольку в подобных сообщениях многое откровенно напоминает либо «сапоги всмятку», либо «сорок бочек арестантов», то целесообразно все-таки начать с установленной терминологии.

С точки зрения инженерных войск правильнее говорить, что ВСУ приступили к фортификационному оборудованию полос обороны и созданию системы инженерных заграждений.

Фортификационное оборудование полос обороны включает оборудование полос обеспечения, первого и второго оборонительных рубежей, корпусных оборонительных рубежей, отсечных рубежей, районов сосредоточения соединений второго эшелона и общевойсковых резервов.

В этом случае в первую очередь оборудуются взводные и ротные опорные пункты с созданием в них систем траншей и ходов сообщения, подготавливаются огневые позиции артиллерии.

Во вторую — оборудуется система траншей и ходов сообщения батальонных районов обороны, создаются отсечные рубежи и позиции.

В дальнейшем фортификационное оборудование оборонительных рубежей совершенствуют, на полковых участках обороны создают систему траншей.

Время, необходимое для полного фортификационного оборудования полос обороны оперативно-стратегического объединения, в лучшем случае составляет не менее месяца, при этом войскам надо работать по 12-14 часов в сутки.

Вышеупомянутые «минные поля и колючая проволока» относятся к системе инженерных заграждений. По характеру воздействия на противника инженерные заграждения подразделяются на минно-взрывные, невзрывные, электризуемые, водные и комбинированные. Однако основу системы инженерных заграждений составляют минно-взрывные заграждения (их возводят с использованием мин различного назначения и зарядов взрывчатых веществ).

К невзрывным заграждениям относится далеко не только колючая проволока. На практике НВЗ представляют собой рвы, эскарпы, надолбы, ежи, барьеры, лесные завалы, проволочные заграждения (так правильно называется «колючая проволока»), электризуемые, водные, комбинированные заграждения в сочетании с механическим разрушением мостов, затворов плотин, водопропускных сооружений на дорогах. И нет сомнений в том, что руководство ВСУ концентрирует свои усилия и на этом направлении.

Что хотят построить ВСУ

По данным The Telegraph, Украина не будет создавать точно такую же оборонительную линию, как у ВС РФ, так как украинская армия намерена вести «активную оборону», то есть совмещать защиту укреплений и наступательные операции.

Словосочетание «активная оборона» относится, скорее, к области политологии, нежели чем к уставным положениям. В этом случае следует говорить о «маневренной обороне». Насколько ведение маневренной обороны актуально сегодня для ВСУ — большой вопрос. Она представляет собой сочетание организованных отходов и нанесение контрударов. Для этого требуются исключительно дисциплинированные части и соединения и безупречным образом организованное взаимодействие. Поэтому в данном случае для украинской армии гораздо целесообразнее на особо важных направлениях вести оборону по принципу «ни шагу назад».

И в случае вклинения противника соединения первого эшелона ВСУ огнем всех видов должны остановить продвижение наступающих войск в глубину и не допустить расширение прорыва в сторону флангов. При благоприятных условиях вторые эшелоны могут осуществлять решительные контратаки во фланг наступающему противнику и восстановить оборону на отдельных направлениях. Только так в современных реалиях может выглядеть для ВСУ «активная оборона».

Теперь несколько слов о «трехслойной системе окопов, танковых ловушках и опорных пунктах» (как пишет об этом The Telegraph). Тут откровенно «смешались в кучу кони, люди и залпы тысячи орудий». От подобных выражений (типа «трехслойной системы окопов») у специалистов откровенно закипают мозги.

Копировать «линию Суровикина» для ВСУ нет необходимости. Подражания и шаблоны при ведении современных боевых действий — занятие в принципе малопродуктивное, и более того, шаг в неверном направлении.

Руководство ВСУ в этом случае просто возьмет в руки Наставление по военно-инженерному делу и будет строго руководствоваться им в своей практической деятельности, строго сообразуясь с обстановкой и местностью.

Стратегическая оборона и фортификационное оборудование местности — единственно верное решение для ВСУ в этой ситуации. Однако ожидание украинской армией масштабных поставок оружия и материальных средств со стороны коллективного Запада может затянуться, и на весьма долгий срок. И вовсе не факт, что Вооруженные силы России будут в этой ситуации пассивно наблюдать за восстановлением наступательных возможностей украинской армии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.

Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Загрузка