Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Автоистория

Принцы и нищие

Репортаж с Олдтаймер-галереи Ильи Сорокина

Андрей Субботин

От «колес» за 10 млн евро до счастья за 3 копейки, от локомотивов депрессии до атрибутов процветания... Богатая на сюрпризы XII Олдтаймер-галерея Ильи Сорокина собрала «принцев» и «нищих» всех эпох.

Как причудливо тасуется колода... Вот Cadillac V16. Всесильный. Необъятный. Топ-менеджеры General Motors, просчитывавшие это авто в конце двадцатых, задумали его как флагман эпохи благоденствия. 16 цилиндров! Максимальная ставка в гонке моторов, длившейся все ревущие двадцатые. Не сложилось. В разгар Великой депрессии в 1930 году этот красивый и мощный автомобиль олицетворял скорее отчаяние. «Мы безмерно богаты, но мы все страдаем.... Склады наши забиты дешёвыми товарами, которых никто не покупает, наши гавани заполнены кораблями, которые никто не фрахтует, а рабочие наши везде и всюду ходят в поисках работы. Что-то выпало из механизма нашей цивилизованной жизни», - сокрушался директор Английского банка в мае 1930 года. Хорошо, что он не смотрел Euronews...

Символично набрести на этот Cadillac утром 10 октября 2008 года, через несколько часов после обвала акции GM, навевающих воспоминания о призраке депрессии.

Кстати, перед авто табличка, заполненная от руки: «Cadillac 16, 1930 год, продается: 1 500 000». Улыбка Истории?

На просторах «Крокус-Экспо» история улыбается часто. Подчас победоносно, часто криво, иногда лукаво. Автомобили и женщины явно как-то связаны, и если полевые события вроде «Автоэкзотики» обычно обрамляют девицами в купальниках и мыльной пене, то в изысканном мире ретро этот тренд преломляется иначе. Юбилей системы ABS от Bosch озарило выступление цирковой гимнастки, чья облегающая грация, понятно, сплотила вокруг всех посетителей мужеского пола.

На просторах Олдтаймер-галереи забавно столкнулись авто, относящиеся к периодам процветания и упадка. На фоне блестящей Hispano-Suiza, разработанной в хлебные двадцатые, кокетливо снимается девушка, одетая ровно под приглашение на фокстрот: в юбке с разрезом, в меховой накидке. Девушка живая, марка мертвая. На фоне драматично черной Alfa Romeo 1947 года никто не снимается, но она сама как женское тело. Влечет сразу — какие-то идеальные пропорции, сразу приковывающие взгляд к силуэту. Это в ней от отчаяния: после Второй мировой в европейских столицах бойкотировали итальянские фирмы, не пуская их на салоны. Представленное купе — одна из тех машин, которые снова завоевали Италии Европу.

Кстати, у Alfa характерные «усы» бампера. Точно такие же можно найти на английском Bristol, выстроенном на базе BMW. Вероятно, победители Второй мировой решили взять репарации и с итальянцев, но дизайном.

Bristol — редкий гость в наших краях, но и он тоже здесь. Правда, это Bristol наполовину — только двигатель. В дальнем углу работает автомат с газировкой «за 3 копейки» по 50 рублей стакан. Актриса Ингеборга Дапкунайте до сих вспоминает этот чудесный механизм: если бросить 3 копейки и убрать стакан из под струи на половине процесса — получишь чистый сироп. Хозяева уверяют, что сироп внутри — по ГОСТу эпохи СССР.

Стоящие рядом игровые автоматы «Морской бой» возвращают в Парк Горького начала восьмидесятых. Все работает, можно сыграть. Действительно, нет-нет да и дыхнет эпоха, когда старая двадцать первая «Волга» гнила в каждом дворе и совсем не рассматривалась как артефакт. В рамках Олдтаймер-галереи проводится акция «Крушение памяти» в защиту произведений технической культуры, они часто идут под нож и до сих пор. А зря: кто ещё, как не эти артефакты, так наглядно расскажет об эпохах былых потрясений и о том, что их можно и предвидеть, и пережить.

Пример непотопляемости — марка Mercedes. Экземпляру 1936 г. Mercedes 500K Sport Roadster, цену которого организаторы заявили в 10 млн евро, крушение памяти явно не грозит. Этих «Мерседесов» было выпущено всего двадцать пять. Среди претендентов на статус «самого красивого авто мира» он обычно в первых рядах — элегантен, подлец.

Вызовом депрессии выглядят два ни с чем не сравнимым «Корда»: красный седан 810 и белый кабриолет 812 – фары вписаны в крылья, капот удивительной формы.

Машину, конечно, не поняли в тридцатые, но сам порыв «Корда» не может не восхищать.

Невдалеке малютки на спицованных колесах кажутся неказистыми. Но среди них и чешский Aero 1000 — один из первенцев среди машин с передним приводом, и Austin 7, с кузовов для которого начинали создатели Jaguar. Здесь же очаровательная игрушка из XIX века: если мысленно оборудовать веломобиль (из тех, что ездят по тротуарам Тверской) кожаными креслами и одноцилиндровым моторчиком, получится примерно Lacroix De Laville 1898 года. Одно слово: вещь! Невдалеке Studebaker-Garford Model 25 1908 года — редкая птица в наших краях.

Галерея этого года вообще полна сюрпризов, коих обычно не встретишь. Плюс уже полюбившаяся колода из Rolls-Royce, Ferrari, Porsche, Jaguar, Corvette, Mercedes, ЗИС, ЗИМ... Среди курьезов блестящий с иголочки Chrysler New Yorker 1957 года с пробегом в... 37 миль (согласно утверждению приборов и хозяев). Причем машина была вполне доступной в 50-х гг., ее купили явно не как вложение активов в антиквариат. Чудеса...

Среди представленных авто продаются многие, например, микроавтобус ЗИЛ, на котором возили кремлевские делегации во времена СССР. На самом деле, что будет с ценами на автоантиквариат в свете последних событий, совсем не ясно. С одной стороны, всем нужна ликвидность, а с другой — техника сохраняет цену десятилетиями. Любопытно, что продажи «Роллс-Ройсов», каждый из которых до сих пор попадал в разряд классики, пока растут.