Новости

Не женская доля инспектора Мозго

Следователи обвинили в громком ДТП в Новосибирске экс-гаишника Мозго, хотя тот все сваливал на жену

В Новосибирске по обвинению в совершении пьяного ДТП со смертельным исходом арестован экс-сотрудник местной ДПС Алексей Мозго. Почти год, разбираясь в причинах громкой дорожной аварии, следствие отказывалось предъявлять ему обвинение, считая виновной в случившемся его жену. Следователи не обращали внимания ни на показания свидетелей, ни на экспертизы, ни на то, что жена Мозго вообще не водит машину.

Резкий поворот наметился в скандальном ДТП, расследование которого начиная с января этого года держит в напряжении общественность и СМИ всей Сибири. Сначала управление СКР по Новосибирской области сообщило, что обвинение в смертельном наезде на Нину Шестакову предъявлено в конечном итоге не Татьяне Мозго, а ее мужу, экс-сотруднику ГИБДД Алексею Мозго. А чуть позже бывшего инспектора ДПС по решению суда арестовали на один месяц, до окончания следствия.

В суде, уже находясь в арестантской клетке, бывший полицейский продолжал настаивать на своей невиновности и, опустив глаза, говорил, что за рулем в момент аварии была его жена.

При этом сам Алексей Мозго выглядел абсолютно растерянным и понурым: почти год он проходил по делу как свидетель и, несмотря на все попытки родных погибших, похоже, уже поверил, что ему удастся избежать статуса подозреваемого. Однако в итоге отвечать за смерть девушки придется именно ему: все обвинения с Татьяны Мозго сняты.

Напомним, что ДТП, в совершении которого в конце концов обвинили экс-полицейского, произошло вечером 2 января в Ленинском районе Новосибирска. Автомобиль Honda Civic, в котором находился сотрудник ДПС Мозго с женой, на скорости около 80 км/ч влетел в автобусную остановку и сбил двух человек — 19-летнюю Нину Шестакову и ее 20-летнего жениха Александра Черепанова. От полученных травм девушка скончалась на месте.

Свидетели, в том числе и выживший Черепанов, утверждали, что за рулем иномарки находился пьяный мужчина (опьянение Мозго подтвердили не только свидетели, но и медосвидетельстование: в момент анализа у него было 0,77 промилле), однако следствие посчитало иначе. Сотрудники СКР пришли к выводу, что на самом деле за рулем была жена инспектора Татьяна, с которой он сразу после ДТП поменялся местами, чтобы освободить ее от ответственности. На этой версии настаивали оба супруга.

В итоге Татьяне Мозго было предъявлено обвинение в совершении «трезвого» ДТП со смертельным исходом (ч. 3 ст. 264 УК РФ). Однако родные и близкие погибшей не согласились с такими выводами следствия.

Их адвокаты развернули беспрецедентную кампанию в местных СМИ по доказыванию вины Алексея Мозго. Был проведен ряд экспертиз и экспериментов. Но хотя почти все они указывали на то, что за рулем в момент столкновения был именно полицейский, следствие упорно отказывалось менять свою позицию.

В частности, оказалось, что Татьяна Мозго не только никогда не имела водительских прав, но и, как выяснилось в ходе эксперимента, почти не умеет водить автомобиль (согласно версии следствия, получалось, что ее муж, сотрудник ДПС, с легким сердцем пустил за руль не умевшую водить жену и позволил ей двигаться по зимней дороге с превышением скорости). Еще один эксперимент показал, что за те несколько секунд, пока Александр Черепанов приходил в себя после столкновения, супруги никак не могли поменяться местами.

По версии близких Шестаковой, на самом деле супруги договорились о подмене, чтобы вывести из-под удара реального виновника. За пьяное ДТП Алексей Мозго помимо окончания карьеры в МВД мог получить до семи лет колонии. В то же время трезвой Татьяне за то же деяние грозило не больше пяти лет.

Адвокаты потерпевших отмечали, что, как сотрудник ДПС, Алексей Мозго не мог не понимать: учитывая наличие двоих малолетних детей и отсутствие судимостей, его жена на практике, вполне вероятно, получила бы либо условное наказание, либо лишение свободы с отсрочкой исполнения, по сути, также являющееся условным.

Из-за постоянного внимания со стороны местных СМИ ход следствия комментировали депутат Госдумы Илья Пономарев и местный губернатор Василий Юрченко. Последний еще в мае заявил, что вне зависимости от того, кто на самом деле был за рулем, уже уволенный на тот момент инспектор не достоин звания офицера.

До 11 ноября следствие пять раз безуспешно пыталось направить в суд дело с обвинением в совершении ДТП Татьяны Мозго, однако всякий раз областная прокуратура отказывалась утверждать обвинительное заключение и требовала исправить противоречия в собранных материалах. В частности, вина женщины почему-то обосновывалась следователями в том числе и показаниями свидетелей, видевших за рулем только ее мужа.

Четыре раза следователи пытались оспорить решение прокуратуры, считая вину супруги экс-полицейского доказанной, и только с пятого раза в СКР все же согласились провести доследование. В октябре управление СКР по области обратилось за помощью к очевидцам аварии, которые еще не обращались в правоохранительные органы.

В итоге финал расследования удивил даже отчаявшихся адвокатов потерпевших. Спустя почти год после аварии сотрудники СКР все-таки поверили свидетелям и экспертизам и посчитали виновным в ДТП именно бывшего сотрудника ДПС.

Возможно, резкий поворот обусловлен сменой следственной бригады. В октябре расследовать скандальную аварию поручили сотрудникам первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) областного СУ СКР. Однако в самом управлении называют другие причины.

«После проведения дополнительных следственных действий и установления новых свидетелей преступления уголовное преследование в отношении Татьяны Мозго прекращено, обвинение предъявлено ее мужу, сотруднику ДПС Алексею Мозго», —

сообщили в СКР. — Его действия квалифицированы по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека).

О каких именно следственных действиях и новых свидетелях идет речь, пока неясно. Адвокат Ольга Брилевская, представлявшая интересы Татьяны Мозго, наотрез отказалась комментировать «Газете.Ru» ход расследований.

Ничего пока не знают и защитники интересов потерпевших.

Несмотря на то что за последний месяц они с удвоенной энергией пытались доказать следствию виновность экс-полицейского, что именно заставило СКР передумать, им неизвестно. «Я не берусь гадать, насколько к такому решению следователя подвели именно наши действия, это совершенно не важно, — заявил Новосибирскому союзу журналистов председатель Новосибирской городской коллегии адвокатов Александр Балян. —

Важно, что следствие сделало серьезный шаг по пути осуществления правосудия. Но я хотел бы предостеречь общественность от преждевременной эйфории: шаг этот еще не решающий.

Мы пока не видели текста, не можем судить о том, насколько безупречно аргументировано постановление о привлечении Алексея Мозго к ответственности, видим только, что квалификация обвинения совпадает с прокурорской и нашей. Допускаю, что у Алексея может оказаться очень сильный защитник, обвинение еще может быть оспорено и до суда дойти совершенно не в нынешнем виде».

Адвокат считает, что предстоящий судебный процесс будет не менее сложным, чем расследование причин аварии. «Напомню нашу задачу в этом процессе, которую мы декларировали с самого начала: добиться того, чтобы все виновные понесли по закону наказание, соразмерное тяжести содеянного, а все невиновные в конкретных деяниях соответствующего наказания избежали, — отметил представитель семьи Шестаковой. — И здесь помощь общественного мнения здорово пригодилась правосудию — и мы очень надеемся на такую помощь до самого конца этого дела».