Дороги

Павел Петров/РИА «Новости»

Туристическая полоса препятствий

Корреспондент «Газеты.Ru» ехал из Москвы в Сочи почти двое суток

Сергей Гусев

Середина июля — самый разгар отпусков. Но для многих россиян путь к месту отдыха превращается в настоящее испытание на стойкость. Корреспондент «Газеты.Ru» потратил почти двое суток, чтобы добраться на машине из Москвы в Сочи и после разбитых дорог, многочасовых пробок, вынужденной ночевки на обочине трассы и общения с предприимчивыми кубанскими гаишниками сильно пожалел о выбранном способе поездки на юг.

Дорога на юг началась для нас в субботу, 16 июля, около 8 часов утра. Возможно, не самое удачное время для выезда из города, но преодоление половины МКАД и попадание на трассу М4 «Дон», которая является главной транспортной артерией для отдыхающих на курортах Краснодарского края, не вызвало никаких проблем.

Поначалу наша Skoda Yeti продвигалась на юг без малейших задержек. В Московской области на пунктах оплаты проезда не было никаких очередей, а сами платные участки отличного качества и позволяют продвигаться с максимальной разрешенной скоростью. По этой трассе я не ездил на юг около 10 лет, и сразу бросилось в глаза полное отсутствие сотрудников ГИБДД на дороге.

Забегая вперед, стоит отметить, что первых гаишников нам удалось увидеть только в окрестностях Ростова-на-Дону.

Первые затруднения возникли ближе к Воронежу. Здесь на пунктах оплаты начали образовываться уже приличные заторы, и в двух местах мы потеряли примерно по одному часу. Кстати, с появлением первых пробок начала меняться картина и на заправках. Здесь стали образовываться очереди — на некоторых АЗС стояли в очереди под сотню машин.

Но одним из самых неприятных участков пути оказался населенный пункт Лосево в Воронежской области. В принципе это место известно своими пробками, но я рассчитывал, что удастся проскочить его быстрее. В общей сложности пробка здесь оказалась на четыре-пять часов, а дорога в самом Лосево сужается до одной полосы в каждую сторону.

Ситуацию осложняют и многочисленные «обочечники», которые при малейшем затруднении сразу пытаются объехать общий поток справа. В итоге ночевать пришлось прямо на дороге — в машине и палатке. И так поступили не только мы —

обочины были усеяны уставшими от бесконечной пробки автомобилистами, которые порой спали прямо на ковриках возле своих машин. Если было какое-то ответвление в поле, то там сразу образовывался импровизированный кемпинг на 15–20 автомобилей.

После Лосево дорога также оставляла желать лучшего, были совсем разбитые участки с расплавившимся асфальтовыми заплатками. Ужасное покрытие было и на нескольких мостах уже ближе к Ростову. Из-за глубоких ям и колдобин водители там сбрасывают скорость до 10–15 км/ч, чтобы уберечь свою машину. Естественно, сзади сразу образовывается длинный затор. Как только мост кончается, пробка исчезает.

Перед Ростовом попался еще один неприятный участок длиной около 100 километров, где есть и сильная колейность, и места, где асфальт в правом ряду заметно просел и дорога идет своеобразными волнами. Из-за этого здесь даже фуры, чтобы их не подбрасывало на этих горках, выбирают левый ряд.

После Ростова тоже не получается ехать нормально — постоянно идут участки с ремонтом полотна, где М4 сужается до одной полосы.

Ситуация резко меняется при въезде в Краснодарский край. Здесь «Дон» становится шире, покрытие также заметно лучше и можно нормально двигаться со скоростью 90–110 км/ч.

Узнав, что в районе Джубги люди стоят по семь часов в гигантской пробке, мы решили выбрать объездной маршрут, съехав с М4 в населенном пункте Горячий Ключ. Кстати, о заторе в ГИБДД официально сообщили только в понедельник, но на самом деле образовался он еще несколько дней назад.

Если на карте выбранное нами ответвление, хоть и с протяженным горным серпантином, выглядело многообещающе — все-таки стоять полдня в заторе не хотелось, а тут никаких пробок не наблюдалось, — то на практике поездка по нему превратилась в настоящий ад. Ехать этим путем я не посоветую никому.

Сначала эта дорога относительно неплоха, но уже через 20 километров внезапно кончается асфальт и начинается ужасная гравийка с постоянными колдобинами.

Водители фур и тяжелых внедорожников ездят по ней относительно быстро, но всем остальным приходится прижиматься вправо и ехать с большой осторожностью. Потом внезапно снова появляется асфальт и снова внезапно пропадает, и так километров 80–90. Я вообще не понимаю, как там живут местные с такой дорогой, — там надо ездить только на «Патриотах» и «Буханках».

Уже на подъезде к Туапсе я столкнулся с легендарными краснодарскими гаишниками, о предприимчивости и изобретательности которых, особенно в курортный сезон, я был немало наслышан от друзей.

Небольшой пост ДПС расположился у Т-образного перекрестка, где мы собирались повернуть направо. Поначалу на нас не обратили никого внимания, но, когда мы остановились на перекрестке, чтобы пропустить несколько автомобилей, ситуация резко изменилась. Видимо, увидев московские номера, которые здесь ездят куда реже, чем на М4, сотрудники ДПС внезапно оживились, и один из них тут же махнул палочкой.

В итоге я стал свидетелем небольшой миниатюры, разыгранной для меня местными стражами порядка. Когда я только выходил из машины, то услышал:

«Да-да, это тот самый номер 063, о котором я тебе говорил», — оживленно сообщал один из дэпээсников своему напарнику с таким расчетом, чтобы я это обязательно услышал. Подойдя, он сразу взял с места в карьер:

— Ты думаешь, что я тебя просто так остановил? Да ты посмотри на себя, ты уже не водитель: ты устал, посмотри на свои глаза, ты уже не соображаешь ничего.

— Вообще-то я с женой менялся и отдыхал, так что со мной все в порядке.

— Да нет, ты посмотри на свое состояние. Мне тут передали, что ты там на серпантине несколько раз срезал путь и выезжал на встречку.

Стоит отметить, что незадолго до этого на серпантине многие водители действительно позволяли себе пересекать сплошную и выезжать на встречную полосу, срезая часть пути или во время обгона. Но я принципиально этого не делал, ехал медленно и ПДД не нарушал, о чем и заявил сотруднику ГИБДД.

«Да ладно, мне передали, сейчас данные на сервер идут. Мы же не просто так тебя остановили. Пошли в кабинет», — сказал, он, прихватив мои документы.

Уже наедине он заявил, что сейчас составит протокол, по которому суд лишит меня водительских прав, и даже взял ручку, чтобы начать его заполнять, но почти сразу остановился, четко дав понять, что готов к вариантам развития событий, которые не подразумевают составление официальных документов.

В ответ я вновь спокойно заявил, что полосы не «резал», никого не обгонял, и предложил полицейскому продолжить писать протокол.

После этого он внезапно изменил тему разговора, начал спрашивать про Москву, интересоваться другими темами, никак не связанными с дорожной ситуацией, и в конце концов меня отпустил без всяких вопросов.

Очевидно, что, осознавая, что большинство водителей так или иначе все-таки нарушают ПДД на том участке, он рассчитывал взять меня на испуг.

После Туапсе до Лазаревского добраться удалось уже без проблем, но к нашим апартаментам доехали мы глубокой ночью.

Таким образом, на весь маршрут к побережью ушло без малого двое суток.

На проезд по платным дорогам в общей сложности ушло рублей 700. Что касается бензина, то я настоятельно советую заправляться на АЗС известных производителей. Бензин будет дороже, чем в Москве, но, дважды сэкономив и заправившись на недорогих АЗС, я быстро об этом пожалел. У машины «затрещали клапана», мотор перестал тянуть так, как при нормальном топливе. Так что на этом лучше не экономить. Кроме того, нужно по возможности взять с собой запас еды и воды. На М4 мало магазинов помимо тех, что есть на АЗС, а в случае непредвиденной ночевки в пробке иметь запас продуктов и воды будет не лишним.

Что касается общих впечатлений, то я уже сильно пожалел, что решил отправиться в Сочи на машине,

— если бы знал, что будет такая дорога, то поехал бы с семьей в другое место. Когда соберусь ехать домой, постараюсь все спланировать более тщательно, чтобы проехать наиболее загруженные участки пути в ночное время. Но пока портить себе настроение мыслями об обратной дороге совсем не хочется.