Закон и право

Кадр из фильма «Бойцовский клуб» (1999)
Кадр из фильма «Бойцовский клуб» (1999)
Taurus Film

Водитель прошел разведку боем

Автомобилисту грозит семь лет колонии после стычки на парковке

Домашним арестом под Новый год и обвинением в грабеже закончилась рядовая дорожная разборка для московского автомобилиста. Подъезжая к парковке, молодой человек испугал идущих мимо пенсионеров. После словесной перепалки завязалась драка. На этом конфликт не закончился. Пешеходы обратились в полицию, и в отношении водителя возбудили уголовное дело.

В «Газету.Ru» с просьбой о помощи обратилась жена программиста из Москвы, автомобилиста Владимира Алясова — Екатерина. Женщина утверждает: после небольшой дорожной разборки, в которую оказались замешаны члены ее семьи, ее супруга обвинили по суровой ч. 2 ст. 161 УК России «Грабеж», по которой Алясову грозит до семи лет лишения свободы.

Как рассказала Екатерина, инцидент произошел 25 декабря прошлого года. Тогда молодой человек вместе с ней и двумя детьми шести и девяти лет отправился на автомобиле в природоохранную зону парка «Москворецкий», расположенную в районе Строгино.

«При подъезде к месту парковки муж поравнялся с группой из трех пожилых людей, которые свободно шли по проезжей части, — описывает ситуацию Алясова. — Поскольку они шли довольно широко, разбредаясь по дороге, муж проехал мимо с минимальной скоростью, но в опасной близости от одного из них. Чтобы не сбить одного из пешеходов, Владимиру пришлось задеть машиной сугроб. Конечно же, муж испугался».

Семья доехала по парковки и, пока разбирала вещи, их догнала группа пешеходов — двое мужчин и одна женщина.

Как выяснилось в дальнейшем, один из них — ветеран ГРУ, 78-летний Алексей Лисин.

«Пенсионеры стали очень громко и грубо кричать на всех нас, дети говорят, что даже матом, — вспоминает Алясова. — Кричали: «Что, дебил, ты здесь гоняешь? Нас чуть не сбил, совсем кретин что ли, смотри куда прешь, тут вообще ездить нельзя, права у тебя отобрать надо, сейчас с тобой разберутся». И все в таком духе. Дети сразу же расплакались».

Вначале, по словам супруги, Владимир попытался объяснить им ситуацию, но, когда мужчины начали подскакивать к нему и к детям, продолжая кричать, он, испугавшись за членов семьи, сначала схватил одного из нападавших за грудки и уложил на снег. Потом вернулся к машине, увидел, что к нему приближается второй, и также схватил его за грудки и положил его в снег.

«Мы с детьми очень испугались, дети плакали, я была в истерике, потому что, по сути, на нашего отца и супруга напали и он был вынужден таким вот грубым образом защищать себя и нас, — объясняет Алясова поступок мужа. — Пенсионеры тем временем удалились в сторону единственного выезда с парковки и все втроем начали куда-то звонить.

Мыслей о том, что они могут звонить в полицию, не было. По их поведению мне показалось, что они звонят каким-то криминальным личностям, чтобы они приехали разобраться с моим мужем и с нами тоже».

Семейство попыталось уехать с места конфликта, но при выезде с парковки опять они были вынуждены проехать мимо этой группы. «Они стали загораживать нам дорогу, размахивая телефонами, а Лисин несколько раз сильно стукнул по машине, — продолжает женщина. — Этот поступок окончательно вывел моего мужа из себя.

Он выскочил из машины и погнался за Лисиным, тот попытался убежать, Владимир догнал его сзади, схватил за куртку, повалил на снег и нанес несколько несильных ударов в область головы».

Так получилось, что Лисин в это время размахивал зажатым в руке сотовым телефоном Nokia. Владимир Алясов, выхватив телефон, отпустил мужчину, на автомате сел в автомобиль и тронулся с места.

Через 100–150 м, осознав, что все еще держит телефон в руке, мужчина вышвырнул его в окно — неподалеку от места инцидента. Как оказалось в дальнейшем, именно этот необдуманный поступок приведет к печальным последствиям.

Семья уехала домой, но вскоре к ним прибыли сотрудники полиции и увезли Алясова в ОМВД по району Строгино. Было возбуждено уголовное дело, и автомобилисту вменили «Грабеж». «Ничего больше Лисин придумать не смог, побои ему снять не удалось, поскольку их не было, — рассказывает Екатерина Алясова. — Что касается телефона, то Владимир предполагал, что Лисин легко его найдет. И на самом деле, где-то в течение часа телефон нашелся целый и невредимый. Его обнаружили какие-то рыбаки и в итоге вернули Лисину».

При встрече с оппонентами в полиции семья Алясовых попыталась уладить конфликт — мол, да, были неправы, и драться не стоило. Предложили пожилому мужчине оплатить моральную компенсацию и забрать заявление. «Я понимаю, тут оба хороши, — считает супруга водителя. — Пешеходам не следовало на нас так кричать, а мужу следовало сдержаться. Но доводить дело до «грабежа» — зачем? Но те ни в какую. Сказали: у нас связи в прокуратуре и в Следственном комитете и мы вашего мужа посадим».

В частном разговоре со следователем, уверяет Алясова, все встало на свои места. Так, заявитель Лисин оказался ветераном ГРУ Минобороны. И, по мнению женщины, именно это обстоятельство придало разбирательству явно обвинительный уклон.

В итоге 28 декабря Алясова заключили под домашний арест, где он и находится сейчас по месту прописки, отдельно от семьи. Пользоваться интернетом и телефоном ему запрещено, что при работе программистом оказалось весьма критично.

Мосгорсуд во вторник, 31 января, в очередной раз отклонил ходатайство об изменении меры пресечения.

Позиция МВД

«Газета.Ru» связалась со следователем, который ведет дело Алясова, однако отвечать на вопросы о расследовании он отказался.

Также был направлен соответствующий запрос в пресс-службу УВД по СЗАО ГУ МВД России по Москве. В пресс-службе ведомства по телефону «Газете.Ru» заявили, что обращение будет зарегистрировано. «Было бы более уважительно и правильно писать заявление не в пресс-службу, которая не устанавливает правомерность действий следователей, а на имя руководителя ГУ МВД России по Москве. Вам следовало звонить и обращаться в дежурную часть. Тем не менее ваш запрос принят и находится на регистрации, на него будет дан ответ в установленный законом срок», — отметили в УВД.

Мнение защиты

Консультировать семью Алясовых взялась адвокат Илона Цилюрик, прославившаяся делом с избиением москвича Артура Бойко, который пытался снять бумажку с припаркованного в центре столицы с нарушением ПДД элитного автомобиля. Примечательно, что у одного из нападавших, который вышел из ресторана в разгар потасовки, Бойко тогда заметил на пиджаке франчик спецназа ГРУ в виде силуэта летучей мыши.

Цирюлик также считает, что в отношении Алясова возбудили уголовное дело по слишком серьезной статье. «Мотива ограбить этого человека у водителя не было. Максимально, подо что подпадают его действия, это «Побои», — говорит Цирюлик «Газете.Ru». — Если нет указания на тяжкий вред здоровью, есть только легкая степень вреда, то применяется ст. 116 УК России и дело возбуждается уже в суде. В таком случае обвиняемому должен грозить только штраф. Что касается ситуации, когда водителя суд не отпускает на работу, то, учитывая его характеристики, и то, что мужчина — единственный кормилец в семье, такое решение также кажется мне слишком жестким. Но в данном случае все происходит согласно законодательству».

Адвокат не смогла подтвердить или опровергнуть утверждения супруги Алясова о связи между статусом потерпевшего и работой следствия. Однако привела схожий пример из своей практики, в которой был задействован сотовый телефон — тогда следствие также после драки возбудило дело по статье «Побои».