Закон и право

Максим Блинов/РИА «Новости»

За боковое зрение – денежная премия

Журналист получил штраф на основании одних показаний сотрудника ГИБДД

Суд обязал известного столичного журналиста выплатить штраф за выезд на встречную полосу на основании показаний сотрудника ГИБДД. Хотя нарушение не попало в объектив видеокамеры, в момент его фиксации инспектор находился один, а сам автомобилист утверждает, что не совершал бессмысленный для него маневр, суд решил, что не доверять сотруднику ГИБДД нет оснований. Возмущенный этой формулировкой автомобилист намерен дойти до Верховного суда.

Столичный мировой суд в разборе дела о нарушении ПДД в отношении главного редактора издания «Медиазона» Сергея Смирнова встал на сторону инспектора ГИБДД. Судья обязал автомобилиста выплатить штраф в размере 5 тыс. рублей за выезд на встречную полосу, в чем Смирнова уличил сотрудник ГИБДД, причем весьма необычным способом.

Так, страж правопорядка заметил, как водитель решил объехать пробку, находясь в служебном автомобиле боковым зрением, бросив взгляд в зеркало заднего вида. При этом на перекрестке, где произошел инцидент, нет камер фото- видеофиксации, а в объектив регистратора произошедшее не попало, поскольку все произошло уже позади автомобиля ДПС. Свидетелей нарушения не нашлось – в протоколе никого не прописали, кроме того, в момент фиксации нарушения и оформления протокола сотрудник ГИБДД ехал один.

При этом Смирнов утверждает: на встречную полосу он не выезжал, а у инспектора ГИБДД не было никаких доказательств нарушения ПДД: получаетcя, его слово против слова инспектора.

Как уже рассказывал «Газете.Ru» сам Смирнов, вечером 7 августа 2017 года после 21 часов вечера он на своем компактном городском автомобиле smart city ехал привычным маршрутом на северо-востоке Москвы по дублеру Алтуфьевского шоссе по направлению в сторону МКАД. На перекрестке дублера Алтуфьевского шоссе и Вологодского проезда необходимо исполнить нехитрый маневр: съехать с перекрестка чуть левее и уйти в крайний правый ряд, где загорается стрелка как раз на правый поворот и выезд на МКАД. Что, как утверждает Смирнов, он и сделал (см. схему, маршрут Смирнова, составленный по его объяснению, отмечен синей стрелкой).

«Я езжу так каждый день и никаких проблем не было, — утверждает Смирнов. – Схема движения тут понятна: крайний левый ряд едет прямо или уходит налево, в центр, а правый – на МКАД. —

 Схема движения автомобиля: красным цветом отмечен путь автомобилиста по мнению сотрудника ГИБДД, синим — по мнению автомобилиста
Схема движения автомобиля: красным цветом отмечен путь автомобилиста по мнению сотрудника ГИБДД, синим — по мнению автомобилиста
«Газета.Ru»

После того, как я повернул под стрелку направо, увидел сзади автомобиль ГИБДД с мигалками: инспектор просил меня прижаться к обочине. Как заявил инспектор – он видел, что я при повороте выехал на встречную полосу.

То есть я по встречной полосе объехал крайний левый ряд автомобилей и ушел направо. Сделал я это якобы потому, что в правой полосе был затор, стояли автобусы, и так я решил срезать путь. Но это было совершенно не так. Я предложил ему вернуться на то место поворота, показать, как именно я ехал, что никакого смысла в этой «встречке» просто нет. Но инспектор отказался и сказал мне прямо: «увидимся в суде».

 Схема нарушения ПДД, составленная инспектором
Схема нарушения ПДД, составленная инспектором
«Газета.Ru»

В суде первой инстанции, мировой судья, выслушав доводы водителя, решил, что оснований не доверять словам сотрудника полиции у него нет.

Согласно ч.4. статьи 12.15. КоАП «выезд в нарушение Правил дорожного движения на полосу, предназначенную для встречного движения», наказывается штрафом в размере пяти тысяч рублей или лишением права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев. За повторное аналогичное нарушение грозит уже лишение водительских прав на срок до года – однако такого за автомобилистом замечено не было. В итоге суд не стал лишать журналиста прав, но обязал его уплатить штраф. Однако Смирнов, который уверен в своей правоте, отступать не намерен и будет подавать апелляцию.

Водитель считает, что место, где его поймали – очередная ловушка ГИБДД, поскольку инспектор знал, что камер наблюдения здесь нет.

«На суде оказалось, что запись с видеорегистратора уже отсутствует, хотя прошло всего около двух месяцев, — рассказал Смирнов. – Судья слушала меня лишь формально и выдала классическое решение: намеренно оговаривать меня у инспектора ГИБДД намерения быть на может, и не доверять его словам нет оснований. Я намерен подать апелляцию, поскольку на районном уровне шансы получить справедливое решение возрастают: соответствующие прецеденты уже были».

При необходимости журналист намерен дойти и до Верховного суда и использовать свою ситуацию как повод собрать другие, схожие происшествия и изменить сложившуюся практику.

«Недавно узнал такую историю от знакомого, который отбывал 20 суток административного ареста, — рассказал журналист. – С ним вместе сидел парень, который вышел вечером из бара, выпив. Подошел сотрудник ГИБДД, попросил документы. Были только водительские права – и его оформили за пьяное вождение. И снова – никаких свидетелей и доказательств».

Любые сомнение трактовать в пользу водителей

Адвокат Марат Аманлиев уверен, что водителю необходимо обращаться в вышестоящие инстанции, поскольку одни только протокол, рапорт и схема не могут считаться судом достаточными доказательствами вины.

«Если судья вникнет в то, что предыдущее решение было вынесено на основании документов, составленных сотрудником ГИБДД, который одновременно является и свидетелем, то отменит решение мирового суда, — считает Аманлиев.

– Даже в постановлении суда указано (имеется в распоряжении «Газеты.Ru»), что свидетелей нет, видеозапись стерта. А с тем, что инспектор является незаинтересованным лицом согласиться нельзя, ведь если окажется, что документы были составлены с нарушениями, именно ему придется нести ответственность. Любые сомнения должны трактоваться в пользу лица, которому в данном случае грозит административная ответственность».

Помогли бы свидетели

Председатель Координационного совета межрегионального Московского профсоюза полиции Михаил Пашкин заявил «Газете.Ru», что помочь Смирнову могли бы свидетели и записи с видеорегистраторов проезжающих мимо водителей. «Найти таких людей, можно. Например, с помощью билинга мобильных телефонов, но этот способ слишком трудозатратен и используется при раскрытии уголовных преступлений. Поэтому, если водитель так уверен в своих словах, то ему нужно поискать свидетелей. Чтобы исключить такие ситуации в судах, законодатель может принять закон, по которому, как в США, когда голос одного полицейского равен голосам двух граждан, двоих полицейских – четырем, а трое полицейских – тогда уже все, хоть толпа там будет говорить, что все было не так».