«Я не виноват»: гибель «всадниц» оценили в четыре года

Экс-главу ГИБДД Кузбасса посадили за гибель четырех человек

Экс-глава ГИБДД Кемеровский области Юрий Мовшин признан виновным в громком ДТП, в котором погибли четыре молодые мотогонщицы из красноярского клуба «Всадницы». Мужчина выехал на встречную полосу для обгона, но не успел вернуться на свою полосу и на полном ходу протаранил поворачивавший автомобиль с девушками. Адвокаты родственников погибших настаивали, что Мовшин обязан был вернуться на свою полосу.

В Абаканском городском суде вынесено решение по уголовному делу, возбужденному в отношении экс-главы ГИБДД Кузбасса Юрия Мовшина. Мужчине грозило до семи лет лишения свободы, согласно ч. 5 ст. 264 УК РФ (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц).

Лишь спустя более 1,5 года, 19 января суд признал Мовшина виновным в совершении смертельного ДТП. Его приговорили к четырем с половиной годам лишения свободы в колонии общего режима при том что адвокаты потерпевший стороны просили назначить максимальный срок. Также его на три года лишил права управления транспортными средствами. Многомиллионные гражданские иски в отношении Мовшина суд удовлетворил частично, обязав его выплатить полмиллиона рулей. Теперь у защиты Мовшина будет 10 дней на обжалование решения суда, после чего оно вступит в законную силу.

Напомним, что в конце апреля 2016 года, выехав для обгона на встречную полосу за рулем своего белоснежного внедорожника Toyota Land Cruiser 200, Мовшин на полном ходу протаранил Toyota Corona Premio. Авария произошла на трассе Кемерово — Яшкино. Как рассказывали очевидцы, Toyota Premio ехала в веренице автомобилей.

Ее водитель притормозил перед поворотом налево примерно до 10 км/ч. За Premio, по их словам, ехал Range Rover — его на огромной скорости, выехав на встречную полосу, и пытался обогнать Мовшин.

В результате этого маневра Мовшин, который мог не увидеть из-за Range Rover еще один автомобиль впереди, влетел в Premio.

Жертвами ДТП стали четыре пассажирки старенькой японской иномарки: мотоциклистки из клуба «Всадницы» Галина Гаврилова, Дарья Башурова, Светлана Пермякова, а также Наталья Лосева — жена президента мотоклуба Frozen Souls Кемерово Дениса Лосева. %

Они ехали на день рождения мотоклуба «Ночной гром».

О первых минутах после столкновения рассказывал муж одной из погибших — Дмитрий Лосев. «Во время аварии я находился на территории турбазы, готовил шурпу, — рассказал Лосев. — Мы услышали удар, я бросил шумовку и побежал. Через 10–15 секунд я был уже на месте аварии. Удар был страшный, скрипа тормозов не было вообще. Из машины вылетели двое — Светлана и Наталья, моя жена. Они были в трех метрах от автомобиля, на котором ехали. Сама машина была перевернута. Галина хрипела, висела на ремнях безопасности. Дарья находилась на заднем сиденье и тоже еле дышала».

Две женщины скончались на месте, две других — уже в больнице. У некоторых из них остались несовершеннолетние дети. Оба водителя получили травмы, которые не представляли угрозы для жизни.

Все время после аварии Мовшин находился под подпиской о невыезде. Своей вины мужчина так и не признал. Адвокат Мовшина, Сергей Жорин рассказывал «Газете.Ru», что с учетом разрешенной скорости — 90 км/ч — его подзащитный не мог сориентироваться и моментально вернуться в свой ряд при том, что предупреждающих знаков на этом участке дороги не установлено. «К тому же на записи видно, что Land Rover, который Мовшин пытался обогнать, стал ускоряться, что и помешало ему вовремя завершить обгон», — отмечал адвокат.

Также Жорин подчеркивал, что дело имеет политизированный подтекст. «Следствие изначально велось с обвинительным уклоном, даже губернатор региона Аман Тулеев, по моему мнению, пытается продавить обвинительный приговор в отношении Мовшина», — говорил Жорин.

В своем последнем слове, которое Мовшин сказал 15 января, заявил, что не считает себя виновником смертельного ДТП.

«Я полностью поддерживаю позицию адвоката, — обратился к суду на тот момент еще подсудимый Мовшин.

– Я не собираюсь оправдываться, потому что я не виноват в том дорожно-транспортном происшествии и смерти потерпевших. Прошу вас вынести законное решение».

В свою очередь адвокат родственников погибших девушек, Евгений Черноусов, строил позицию на решении Верховного суда: он доказывал, что Мовшин виновен, потому, что был обязан был после обгона вернуться на свою полосу, — находиться на «встречке» он не имел права.

«Водитель, начиная движение по встречной полосе с прерывистыми линиями действует в соответствии с правилами. Но, заканчивая обгон, он перед сплошной линией обязан свернуть на свою полосу движения и продолжать движение по ней, — заявил Черноусов «Газете.Ru».

– Он обязан действовать именно так, чтобы не допустить столкновения с другими машинами на встречной полосе, движущимися в попутном направлении и поворачивающими налево на второстепенную дорогу, а также с автотранспортом, движущимся навстречу по своей полосе движения. Других разъяснений Верховный Суд не дал.

Дело в том, что ПДД прописаны недостаточно полно. Так, в них говорится, что водитель не должен пересекать сплошную линию и все. Этим воспользовался Мовшин, утверждая, что он не нарушил ПДД, поскольку не пересекал сплошную линию. В ПДД нужно было дополнительно указать формулировку, в редакции, как разъяснил Верховный суд, а именно:

водитель на опасном участке дороги, завершая обгон по встречной полосе, обязан перед сплошной линией возвратиться на свою полосу движения. Мовшин этого не сделал и оказался в месте столкновения незаконно, и не важно с какой скоростью он двигался».

Решение суда Черноусов назвал «обоснованным и справедливым».

«Он заслуживает этот срок, — сказал адвокат. – Но не исключено, что его защита сможет обжаловать приговор, поскольку в деле фигурировали две противоположные технические экспертизы».