Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Происшествия

Тюрьма не сломила: курскими гаишниками займутся в Страсбурге

Избитый и осужденный водитель засудит ГИБДД в Страсбурге

Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу жестоко избитого гаишниками водителя из Курска Игоря Бочарова. Вместо наказания полицейских обвинение в применении насилия предъявили ему самому. Суд осудил его на два года лишения свободы. Недавно Бочаров вышел по УДО. Теперь он рассчитывает добиться справедливости в Страсбурге. Между тем очевидец избиения мужчины, рискнувшая дать показания в суде, сама оказалась на скамье подсудимых за дачу ложных показаний.

Житель Курска Игорь Бочаров, о нелегкой судьбе которого ранее рассказывала «Газета.Ru», вышел на свободу по УДО. В июле 2017 года Кировский райсуд Курска осудил его, жестоко избитого группой полицейских, по ч.2 ст. 318 УК РФ — за причинение насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении сотрудника ГИБДД.

Несмотря на то, что Бочарову грозило до 10 лет колонии, суд его «пожалел» и отправил за решетку всего на два года. В конце августа он вышел на свободу, проведя в заключении чуть больше года.

На этой неделе стало известно, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобу Бочарова, которую его адвокат направил в Страсбург в марте этого года. Таким образом, был пройден важный этап европейского судопроизводства, и у автомобилиста есть шанс отсудить у государства компенсацию. Теперь до 15 января у российских властей есть время для того, чтобы представить свои возражения по жалобе.

«Основные наши претензии заключаются в том, что Бочарову полицейскими были причинены серьезные телесные повреждения, что применение в отношении него физической силы было неоправданным и незаконным и что государство не обеспечило ему эффективных средств правовой защиты от пыток. Это нарушение статей 3 и 13 Европейской конвенции по правам человека», — прокомментировал суть претензий мужчины юрист правозащитного центра «Зона права» Игорь Шолохов.

По его словам, после того как государство к 15 января подготовит свою позицию по жалобе, у защиты Бочарова будет возможность изучить ее и подготовить свои замечания или возражения. «Вместе с подачей этих возражений в ЕСПЧ мы сформулируем и свои финансовые требования к России. Не исключено, что суд еще до рассмотрения дела, установив определенную фиксированную сумму компенсации, предложит сторонам прийти к мировому соглашению», — сказал Шолохов.

Пятеро против одного

Напомним, что скандальное происшествие, по итогам которого избитый Бочаров сам оказался в колонии, произошло 23 октября 2016 года.

Вместе с братом Виктором и их приятелем Игорем Кузнецовым Бочаров на старенькой «Волге» почти доехал до дома Кузнецова, расположенном в частном секторе Курска. Неподалеку их остановил наряд ДПС в частном секторе на окраине Курска. Полицейский, по словам Бочарова, не представившись, потребовал комплект документов, включая талон техосмотра и страховку.

Все документы были в порядке, и тогда инспектор ДПС Михаил Дорохин попросил автомобилиста открыть багажник. Осматривая его содержимое, полицейский обратил внимание на газобалонное оборудование, которое Бочаров, с его слов, давно не использовал.

«Редуктор был снят, его надо было менять, клапанов тоже не было. То есть состояние совершенно нерабочее. И документов на все это я с собой, конечно, не возил», — рассказывал автомобилист «Газете.Ru».

Безобидная ситуация быстро превратилась в конфликт — автомобилист не захотел мириться с желанием инспектора досмотреть автомобиль и возражал ему, требуя действовать по закону.

«Я спросил его, на каком основании он собирается проводить досмотр, ведь по закону без понятых можно делать только поверхностный осмотр. На что он сказал: на том основании, что я в форме и в погонах», — рассказывал «Газете.Ru» автомобилист.

В ходе спора водитель позвонил в дежурную часть, телефон которой был указан на машине ДПС.

«Я туда позвонил, попытался объяснить ситуацию, а дежурный сказал, что инспектор всегда прав и посоветовал позвонить в отдел собственной безопасности, дав телефон», — рассказывал автовладелец. Несколько попыток дозвониться оказались безуспешны — на том конце провода никто не брал трубку.

Успокоиться и договориться стороны не могли, конфликт лишь нарастал. В разгар спора Бочаров подошел к машине, закрыл багажник и направился во двор дома приятеля, чтобы позвонить в прокуратуру.

Примечательно, что напарник Дорохина, который тоже заглянул в багажник моей «Волги» и не нашел там ничего подозрительного, говорил ему, мол, садись, поехали, а тот ответил: «Что, мы так просто их отпустим?»

Когда Бочаров попытался зайти на территорию дома Кузнецова, инспектор Дорохин, с его слов, начал его хватать за одежду и части тела. «Когда я входил в калитку, он прыгнул мне на плечи, потом сполз и локтем стал меня душить, — утверждает автовладелец. — Потом начал хватать меня за шею, пытался выдавить мне глаза, хозяин дома все это прекрасно видел». Позже к дому прибыли дополнительные наряды ГИБДД.

В ходе драки с полицейскими Бочаров, по его словам, несколько раз терял сознание от ударов по голове. В итоге обоих Бочаровых задержали.

По итогам неравной схватки у полицейского на шее обнаружились два покраснения, а Бочаров на 17 дней угодил в больницу с серьезными травмами.

Когда избитый Бочаров подлечился и вышел из больницы, он обратился в СК с заявлением на гаишника. Узнав об этом, Дорохин написал встречное заявление.

В итоге областное управление СК возбудило уголовное дело, но не по заявлению избитого автомобилиста, а по факту обращения сотрудника ДПС, который предусмотрительно задокументировал два покраснения.

Более того, в январе 2017-го Дорохин неожиданно сделал еще одну медэкспертизу, и уже другой следователь переквалифицировал деяние Бочарова с ч.1 ст. 318 на ч. 2 ст. данной статьи, трактовав действия водителя как опасные для жизни полицейского — Бочаров якобы мог задеть сонную артерию.

Примечательно, полицейский вообще не имел право осматривать автомобиль на предмет наличия газобалонного оборудования — делать это по закону можно только в стационарных условиях. С соответствующим иском о признании незаконными действий Дорохина автомобилист ранее обратился в суд и выиграл дело.

Тем не менее, суд дал ему два года колонии.

Штраф для свидетеля

Выйдя по УДО, мужчина пытается трудоустроиться в столице. «Выйдя на свободу, Игорь все еще возмущен несправедливостью и не может простить Дорохина, который, кстати продолжает работать. Поэтому он очень рассчитывает добиться своего хотя бы в ЕСПЧ», — рассказал «Газете.Ru» друг Бочарова Леонид Звягин, защищавший его интересы в суде первой инстанции.

Звягин также рассказал, что еще в ходе процесса над автомобилистом судья добился возбуждения уголовного дела в отношении свидетельницы избиения. Местная жительница Татьяна Кузнецова, как утверждает Звягин, прекрасно видела, как гаишники били Бочарова, но в ходе следствия следователь наотрез отказывался ее допрашивать.

Тогда он сам уговорил ее выступить в суде, что стало полной неожиданность как для потерпевших, так и для обвинения.

После этого Дорохин на следующее заседание неожиданно принес видеозапись конфликта, о которой ранее ничего не было известно. Почему полицейский утаивал ее до этого времени у судьи, вопросов не возникло. Звягин утверждает, что полицейский якобы намеренно удалил из нее момент, где видно Кузнецову с сумками, тем самым доказывая, что ее не было на месте происшествия.

По словам защитника, появление Кузнецовой спутало все карты – ее слова полностью противоречили позиции пятерых сотрудников полиции. «Игоря осудили фактически лишь на основании показаний пяти сотрудников полиции, которые, естественно были заинтересованы в том, что дать показания в пользу своего сослуживца. Естественно, слова Кузнецовой опровергали эту позицию, и поэтому судья, чтобы не нарваться на заведомо неправосудное решение, чтобы приговор потом не отменили, инициировал привлечение этой женщины к уголовной ответственности за заведомую дачу ложных показаний», — рассказал Звягин.

В итоге суд предпочел поверить им, взяв за основу тот факт, что на территорию домовладения приятеля Бочарова женщина не заходила, и инициировал привлечение Кузнецовой к уголовной ответственности за дачу ложных показаний, так как она якобы не видела момент драки. В итоге соседку Бочарова признали виновной и осудили по ст. 307 УК РФ на штраф в 20 тысяч рублей. В начале сентября Курский областной суд оставил приговор Кузнецовой без изменения.