Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Перспектив у УАЗа — ровно ноль». Что будет с заводом после продажи

Автоэксперт Бургазлиев: Швецов мог отказаться от УАЗа из-за возможных санкций

Бизнесмен Вадим Швецов продал российскую группу Sollers топ-менеджменту компании. Из-за санкций и нехватки комплектующих простаивают сборка автомобилей Mazda во Владивостоке и Ford в Елабуге, а единственный рабочий актив группы – УАЗ – вынужден перейти на производство упрощенных машин. Если ситуация не изменится, у УАЗа нет шансов на будущее, полагают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.

Группой Sollers (ранее — «Северсталь Авто») Вадим Швецов владел с 2007 года, выкупив ее как непрофильный автомобильный актив у миллиардера Алексея Мордашова. В понедельник 27 июня газета «Коммерсантъ» сообщила о продаже мажоритарной доли Швецова (76,7% акций) компании «Альтер Инвест». Последней владеет нынешнее руководство Sollers: Адиль Ширинов (39,5%), Николай Соболев (35,5%), Зоя Каика (20%) и Виктор Хвесеня (5%).

По данным издания, договор продажи был оформлен 24 июня, актив был оценен по рыночной стоимости. Данные о продаже компания официально не подтвердила и не опровергла.

Биржевая стоимость Sollers на Мосбирже на данный момент составляет около 6 млрд рублей — таким образом,

сумма сделки могла быть около 4,5 млрд рублей.

По данным «СПАРК-Интерфакс», чистая прибыль группы Sollers в прошлом году составила 4,5 млрд рублей, в 2020 году компания принесла владельцу 1,7 млрд рублей убытка. До введения санкций против России у группы Sollers успешно функционировало совместное предприятие с компаниями Ford и Mazda — в татарстанской Елабуге выпускались легкие коммерческие автомобили американской марки, во Владивостоке собиралась крупноузловым методом вся российская модельная линейка японского бренда.

При этом основным активом группы Sollers оставался УАЗ.

Ранее «Газета.Ru» писала, что на фоне санкций и дефицита комплектующих ульяновский завод был вынужден с июля перейти на сборку разукомплектованных (без подушек безопасности, ABS, системы курсовой стабилизации) моделей с пониженным экологическим классом.

О том, что финансовое положение дел на УАЗе обстоит особенно драматично, стало известно в ноябре 2021 года. Гендиректор УАЗа Адиль Ширинов в ходе конференции с читателями издания «Бизнес-Online» сообщил, что компания отказалась от инвестиций в развитие предприятия и закрыла проект единственной перспективной модели, так называемого «Русского Prado».

«УАЗ не может создавать новый продукт. Во-первых, это огромные инвестиции, экспертиза и так далее.

Создавать продукт — какой? Нужно идти в ногу со временем. Новый продукт создадут те, кто может это делать.

У УАЗа есть собственная ниша, свой сегмент внедорожников. Вот это сегодня и нужно отрабатывать — до того, как найдется более грамотное решение, которое мы тоже ищем», — говорил Ширинов.

В начале февраля этого года китайская Chery и УАЗ заключили договор о намерении совместно производить автомобили из КНР на ульяновских мощностях. Позже собеседники «Газеты.Ru» в компании Chery сообщили, что какое-либо сотрудничество двух компаний на повестке пока не стоит.

Если это и произойдет, то не в ближайшей перспективе, отмечал источник.

Отказ Швецова от Ульяновского автомобильного завода, продукция которого поставляется в Минобороны РФ и сейчас задействована в боевых действиях на Украине, может быть связан с опасением бизнесмена навлечь на себя санкции Запада, полагает независимый консультант по автопрому Сергей Бургазлиев.

«Первая версия — все-таки УАЗ — поставщик Минобороны РФ, возможно, это такая техническая история (со стороны Швецова – «Газета.Ru»), чтобы не попасть в немилость каких-то западных стран. Возможно, это такая формальная дистанция от автобизнеса, а по факту он так и останется в реальном управлении всего этого актива», — поделился мнением в беседе с «Газетой.Ru» Бургазлиев.

В свою очередь, источник «Ъ», близкий к Sollers, не стал связывать сделку с возможными санкциями в отношении Швецова.

По мнению Сергея Бургазлиева, еще одной причиной выхода Швецова из владения Sollers могло быть желание сконцентрироваться на других своих более прибыльных бизнесах. По информации Бургазлиева, ранее бизнесмен рассматривал возможность продажи Sollers «КамАЗу».

Ситуация, в которой сейчас оказался УАЗ, довольно тяжелая, констатирует эксперт, с уходом Швецова завод рискует потерять существенную часть госзаказов.

«О том, что лоббистские возможности у Швецова были выдающиеся, можно судить, хотя бы потому, что не совсем подходящие для этих целей автомобили УАЗа активно закупались государством для школ и медучреждений, служб МЧС, МВД, Росгвардии и прочих ведомств.

Если сейчас все это отвалится, то непонятно, что с заводом будет делать менеджмент. На что они рассчитывают?»,

— говорит Бургазлиев.

С ним частично согласен основатель Telegram-канала «Русский автомобиль» Сергей Цыганов — он также говорит о разочаровании Швецова в автомобильном бизнесе. Цыганов отмечает, что владелец группы предлагал завод фактически за один рубль администрации Ульяновской области, а неформальные социальные ограничения, которые накладывались на этот завод, мешали его трансформации.

«Я склоняюсь к усталости Швецова и пониманию об отсутствии перспектив.

Он, очевидно, всегда держал в уме эту пресловутую социальную ответственность, — что нельзя людей увольнять, нельзя перестать выпускать автомобили, которые нужны народному хозяйству. Если бы не эти ограничения, я думаю, Швецов давно какую-нибудь реконструкцию затеял бы», — говорит Цыганов.

Перспектив у завода в нынешнем состоянии – «ровно ноль», считает собеседник. Устаревшая модельная линейка требует замены, а для появления новых машин нужны большие инвестиции в модернизацию завода, заметил Цыганов. Спасением для УАЗа могла бы стать консолидация активов с «КамАЗом» или приход китайского инвестора, заключает собеседник.

Загрузка