Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Тяжбы

Абрамович выступает ответчиком по иску Березовского
Абрамович выступает ответчиком по иску Березовского
Reuters

«Он всегда хотел ассоциироваться с большими сделками»

«Газета.Ru» ведет онлайн-репортаж из Высокого суда Лондона, в котором слушается дело по иску к Роману Абрамовичу. Истец — Борис Березовский.

Любава Алтухова (Лондон)

Роман Абрамович платил своему экс-партнеру по бизнесу Борису Березовскому за покровительство, подтвердили свидетели со стороны Абрамовича в Высоком суде Лондона. Чтобы не запутаться в цифрах, для расчетов была составлена внушительная таблица — «большой баланс». Подробности в онлайн-репортаже «Газеты.Ru» из зала суда.

Во вторник адвокат Березовского Лоуренс Рабинович продолжил допрос бывшего главы «Сибнефти» Швидлера, начатый вчера. Кроме Швидлера в Высокий суд Лондона к сегодняшнему заседанию вызваны Наталья Худых, исполнительный директор «Русского алюминия», Ирина Панченко, финдиректор «Русала», и другие свидетели со стороны Абрамовича.

Абрамович выступает ответчиком по иску Березовского. Истец пытается доказать, что под давлением Абрамовича был вынужден продать в 2000—2003 годах доли в нескольких российских компаниях, в том числе в «Сибнефти», по цене существенно ниже рыночной. Ущерб Березовский оценил в $5,6 млрд. По его мнению, Абрамович воспользовался изменением политической конъюнктуры — потерей влияния Березовского в Кремле и эмиграцией в Лондон, чтобы заставить его продать перспективные активы дешево.

Адвокаты ответчика это опровергают, доказывая, что Березовский никогда не был реальным совладельцем бизнеса и получал выплаты от Абрамовича за стандартную для России 1990-х «крышу» и лоббистские услуги. Задача юристов Березовского — доказать наличие партнерских отношений между ним и Абрамовичем.

Рабинович: «Что произошло с прибылью от продажи долей «Русала»?»

Швидлер: «Она были использована. Большая часть была использована на покупку футбольных игроков».

Рабинович интересуется, знает ли Швидлер, что неправильно подписывать подложные документы. Рассматривается документ, в котором Швидлер охарактеризован как одна из сторон, покупающих активы «Русала». Но сам Швидлер настаивает, что был лишь представителем одной из сторон.

Швидлер: «Нас трое (Абрамович, Швидлер, Патаркацишвили) — мы представляли сторону приобретателя. Другие стороны представляли интересы продавцов. Это соглашение между людьми, которые сидят за столом. Группа людей записала на бумаге то, чего они хотят. Все люди, которые здесь перечислены, имели большое отношение к ситуации. Но тот, кто был продавцом, совсем не обязательно был владельцем активов».

Рабинович: «Причина, по которой вы хотели, чтобы Патаркацишвили подписал это соглашение, как вы говорите, это был сигнал рынку, что это его (Патаркацишвили) сделка. Кого вы имеете в виду под словом «рынок»?»

Швидлер: «Небольшую группу людей, здесь присутствующих, и его окружение».

Рабинович: «Но вы бы могли подписать этот контракт, не фигурируя в качестве покупателей».

Швидлер: «Да, это так. Но мы выбрали путь, который был бы целесообразным для всех».

Рабинович считает, что это было сделано намеренно, что Швидлер был партнером Абрамовича. Но Швидлер это отрицает и говорит, что они (Швидлер и Патаркацишвили) ничего не платили и не участвовали в сделке.

Рассматривается соглашение между Абрамовичем и Олегом Дерипаской, составленное Булыгиным. В соглашении стоит подпись Швидлера.

Рабинович: «Почему вы подписали документ, в котором вы не были стороной?»

Швидлер: «Наши коллеги были удовлетворены, что моя подпись стоит столько же, сколько подпись Абрамовича, так как они понимали, что я один из его бизнес-партнеров».

Рабинович предъявил договоры, свидетельствующие о приобретении Абрамовичем алюминиевых активов, которые в последующем были объединены с активами Олега Дерипаски, в результате чего был создан «Русал». Под одним из договоров от 2000 года стоит подпись Швидлера. Он подтверждает, что это его подпись.

Рабинович утверждает, что на встрече в «Дорчестере» обсуждалось слияние «Русала».

Рабинович: «Кто был в отеле «Дорчестер» 13 марта?»

Швидлер: «Березовский, Патаркацишвили, Дерипаска, Абрамович и я. Мы обсуждали влияние слияния на алюминиевую отрасль, упоминался конец алюминиевых войн, но детали слияния «Русала» не обсуждались».

Швидлер утверждает, что на этой встрече он присутствовал, «чтобы пригодиться». Для него лично смысл этой встречи был нулевой.

Судья: «Скажите, почему Абрамовичу нужно было лететь из Москвы в Лондон именно на эту встречу?»

Швидлер: «Березовский, когда узнал о продаже «Русала», потребовал встретиться. Дело в том, что он всегда хотел ассоциироваться с большими сделками, ну и с маленькими тоже».

Рабинович говорит Швидлеру, что тот выдумывает всю историю на ходу. Допрос Швидлера закончился.

Следующий свидетель — Кристиан Спонринг, помощник и личный шеф-повар Абрамовича с 1997-го по 2005 год. Работал шеф-поваром в крупных ресторанах Лондона и Австрии. Когда начал работать на Абрамовича, почти не говорил по-русски, поэтому замечает, что ему было бы сложно понять беседы своего патрона на русском языке. Спонринг всегда путешествовал вместе с Абрамовичем и жил с ним на виллах, яхтах и в шале.

Спонринг говорит, что знал Березовского и Патаркацишвили. Он видел их в 1998 году в Кап-д'Антибе, а также в московском доме Абрамовича. Те отношения, которые он видел, производили впечатление дружеских. Теперь Спонринг работает ассистентом по подбору персонала для Абрамовича. Основное рабочее время проводит рядом с Абрамовичем. В общей сложности Спонринг проработал на Абрамовича 14 лет.

Для следствия Спонринга просили вспомнить, что было в 2001 году. Спонринг говорит, что, к сожалению, «сам он слишком много времени проводил на кухне» в Куршевеле, поэтому не знал, что Абрамович поехал на встречу с Патаркацишвили в январе 2001 года.

Воспоминания Спонринга и Абрамовича о встрече в Межеве идентичны. Спонринг тоже там присутствовал, но не мог понять разговора и только наблюдал эту встречу издалека. Спонринг признается, что это именно он помог Абрамовичу вспомнить, что на встрече в Межеве присутствовал Березовский.

Спонринг замечает, что Абрамович не часто и не со всеми обнимается при прощании. А на встрече в Межеве, Спонринг точно помнит, Березовский и Абрамович обнимались. Абрамович раньше настаивал, что эти встречи в Межеве были дружескими.

Перерыв. После перерыва объявляется, что основатель банка «СБС-Агро» Александр Смоленский не будет давать показания. Теперь в этом нет необходимости. Пока неизвестно, можно ли будет обеспечить присутствие в суде Олега Дерипаски. Он находится в Нью-Йорке и, возможно, сможет дать показания по видеосвязи в пятницу.

Теперь показания дает Ирина Панченко, финансовый директор Millhouse capital, бывший финансовый директор «Сибнефти». Панченко подтвердила, что работает на Абрамовича 15 лет. Входит в круг друзей Абрамовича. Признается, что пыталась вспомнить события, о которых идет речь на суде, с Абрамовичем, Таненбаумом, Худык, Городиловым, Швидлером.

Рабинович пытается поймать свидетеля на том, что она изменила показания после обсуждения с кем-то. Адвокат спрашивает Панченко, сопоставляла ли они свои воспоминания с другими членами команды Абрамовича и часто ли воспоминания не совпадают. Панченко ответила, что записывает свои воспоминания. Не все они совпадают с мнением других свидетелей, но это естественно.

Панченко признала, что является партнером Абрамовича по сделкам между Millhouse, Highland Gold и «Фармстандарт».

Рабинович: «Являетесь ли вы партнером еще в каких-то сделках?»

Панченко: «По-моему, только в этих двух».

Рабинович: «Являетесь ли вы трасти в каком-то из трастов?» (Трасти — доверенное лицо, управляющее активами трастовой компании в пользу основного владельца, бенефициара. — «Газета. Ru».)

Панченко: «Да, я трасти в одном из трастов, где были акции «Сибнефти», это кипрский траст. Выгодоприобретателем этого траста являлся Абрамович, его дети».

Рабинович: «В отношении трастов, которые стояли над кипрскими компаниями... Кто из трасти давал показания в этом суде?»

Панченко: «Я вместе с Таненбаумом (гражданин Канады, член совета директоров футбольного клуба «Челси». — «Газета. Ru») была назначена трасти в марте 2001 года. Я не знаю, кто был трасти до 2001 года».

Рабинович: «Какие события привели к вашему назначению в марте 2001 года?»

Панченко: «У меня нет идей на эту тему. Был создан новый траст, и было необходимо определенное количество трасти, одним из кандидатов была я».

Панченко предпочитает не называть имена других трасти. Судья просит написать фамилии на бумаге. После того как Панченко это сделала, юристы Абрамовича, посмотрев запись, сказали, что не имеют возражений против того, чтобы фамилия была названа. Судья Глостер попросила произнести эту фамилию. Это Димитриус Ионидис.

Рабинович разбирает схему платежей Абрамовича Березовскому в обмен на поддержку в создании «Сибнефти». Предполагается, что платежи от Абрамовича Березовскому шли на финансирование ОРТ.

Рабинович: «Вы говорите в своих показаниях, что таблица «Большой баланс» (отражает схему платежей Абрамовича Березовскому, составлялась в 2000—2001 годах) показывает все платежи, сделанные Березовскому и Патаркацишвили. И «Большой баланс» готовили сотрудники Абрамовича, которые подчиняются вам. Это так?»

Панченко: «Да, это так. Я пыталась создать структуру (платежей) по просьбе Швидлера. Я создала форму, а сотрудники наполнили ее содержанием.

Рабинович: «Этот документ был раскрыт в ходе разбирательства только за три дня до того, как вы подписали свои показания».

Панченко: «Я не знаю, когда он был раскрыт. Но обсуждение этого документа проходило очень долго. Этот документ был обнаружен в ходе электронного поиска, что для нас было действительно неожиданным».

Рабинович: «Очевидно, вы много времени провели с этим документом, подготавливая свои показания?»

Панченко: Я в основном смотрела на таблицу и пыталась вспомнить, как это соотносится с Березовским и Бадри. И это заняло много времени».

Далее разбирается встреча Абрамовича и Патаркацишвили в Кельнском аэропорту 29 мая 2001 года. Согласно своим показаниям, Панченко присутствовала на этой встрече, чтобы представить Патаркацишвили и Абрамовичу варианты платежей.

Панченко: «Механизм был один. Вопрос был в том, платим ли мы деньгами, или должны выплатить вознаграждение ценными бумагами. После встречи они сообщили о своем решении выплатить деньгами, и платеж должен быть осуществлен как можно скорее. Мы не могли ничего решать, а только получили подтверждение».

Рабинович считает, что Панченко пытается помочь Абрамовичу, указывая в своих показаниях, что «Бадри был доволен встречей, и вообще сама встреча была дружеской».

Панченко подтверждает, что знала окончательную цену от продажи алюминиевых активов Абрамовичу, когда составляла договоры. Панченко также подтвердила, что осенью 1999 года она с Таненбаумом поехала на Кипр, чтобы обсудить создание оффшорных компаний, которые будут владеть акциями Абрамовича в «Сибнефти».

Возвращаются к обсуждению таблицы «Большой баланс». Рабинович предполагает, что один из платежей, указанный в этой таблице, имел отношение к самолету Патаркацишвили — подарка Абрамовича. Другой платеж ($16 млн), предположительно, — возврат долга Березовского Дерипаске. (Березовский был должен Дерипаске).

На этом судья прерывает заседание. Продолжение допроса Панченко и других свидетелей завтра в 10.15.