Адвокаты Олега Дерипаски расскажут суду Лондона о работе «крыши» в алюминиевом бизнесе
Адвокаты Олега Дерипаски расскажут суду Лондона о работе «крыши» в алюминиевом бизнесе
РИА «Новости»

Лондонский суд вскрыл obschak

Адвокаты Олега Дерипаски расскажут суду Лондона о крышевании алюминиевого бизнеса в 90-х годах

Ольга Алексеева

Свою версию о работе «крыши» в алюминиевом бизнесе 90-х годов, схемах распределения средств через «общак», адресате выплат по «понятийке» в четверг представят адвокаты Олега Дерипаски. Представители истца — Михаила Черного — настаивают на том, что он был партнером Дерипаски и сам инвестировал в алюминиевый бизнес, на часть которого имеет законные права.

В четверг в Лондоне продолжилось начавшееся накануне выступление стороны ответчика в громком судебном разбирательстве между бизнесменами Михаилом Черным и Олегом Дерипаской. Адвокат Дерипаски Томас Бизли доказывает, что бизнесмен с 1995 года был вынужден платить Черному деньги за защиту бизнеса от посягательств со стороны преступных группировок, а бизнес-партнером Дерипаски, на чем настаивают адвокаты истца, Черной никогда не выступал.

В 90-е годы за «крышу», или защиту бизнеса от угроз криминальных группировок, «жертва» должна была выплачивать «долю», которая составляла 10–50% прибыли от бизнеса, поясняется в документах к суду, подготовленных юристами Дерипаски.

«Доля» могла быть выплачена в том числе путем прощенного займа, процентов по выданным кредитам или частью акционерного капитала в бизнесе «жертвы», рассказала сторона защиты. Адвокаты Дерипаски указали на связи обеспечивающего «крышу» Черного с криминальными авторитетами — считавшимся лидером измайловской ОПГ Антоном Малевским и подольским «авторитетом», как называет его сторона ответчика, Сергеем Поповым.

Юристы Дерипаски также указали на связь Черного с так называемым «общаком» (obschak) — корпорацией Trenton, управляемой в интересах Малевского через фонд Syndikus, где были сосредоточены средства криминальных авторитетов, и с компанией Value Trust Services, которая финансировала изготовление фальшивых паспортов и водительских прав.

С 1997 года инструментом выплат «доли» для «крыши» стал зарегистрированный в Лихтенштейне фонд Radom, который, как отмечают в документах к суду адвокаты, обеспечивал видимость законности финансовых переводов в пользу Черного, получавшего все большее влияние на бизнес Дерипаски. Вскоре к Random подключились и Малевский с Поповым, получившие по 10% каждый. Именно эти фигуранты, как предполагается, упоминаются в финансовых документах защиты как А1 (Попов), А2 (Малевский) и А4 (Черной), которым выплачивались значительные суммы денег. В частности, в платежных расчетах значится, что в ноябре 1999 года в адрес А4 поступило $48,3 млн.

Сторона Черного, в свою очередь, подтвердила факт существования четырех А, но указала на то, что под А3 подразумевался сам Олег Дерипаска, а расчеты между фигурантами — это расчеты между партнерами по бизнесу.

Всего в период с 1997 по 2001 год — год окончания «крышевания» — по утверждению юристов Дерипаски, было выплачено $112,5 млн.

Кроме того, в материалах, представленных суду стороной ответчика, говорится, что в рамках участия в «доле» Дерипаске приходилось поддерживать не связанные с алюминиевым бизнесом предприятия — в частности, занимавшуюся импортом куриной продукции компанию «Союзконтракт», контролируемую подольской преступной группировкой, и модельный бизнес Валентина Юдашкина.

У «крыши» была и «ритуальная часть», которая обязывала поддерживать видимость дружеских отношений, отмечают защитники Дерипаски. Так, в 2003 году Попов стал крестным отцом дочери Дерипаски (именно этот факт сторона Черного считает доказательством дружеских отношений партнеров и отсутствия работы «крыши», а сторона Дерипаски — дружбой после эпохи «крыши»).

Со своей стороны, в доказательство того, что Черной был бизнес-партнером, а не «крышей» Дерипаски, защита истца также приводит список транзакций на общую сумму в несколько сотен миллионов долларов, которые выплачивал Черной компаниям Дерипаски и в адрес совместных предприятий.

Финалом эпохи «крыши» юристы ответчика называют 2001 год — именно тогда с приходом в бизнес Дерипаски Романа Абрамовича, а к власти в стране — Владимира Путина, Дерипаска почувствовал себя достаточно сильным, чтобы выйти из-под влияния «крыши». На встрече с Дерипаской в начале года Малевский дал понять, что от «крыши» можно откупиться, заплатив как минимум $410 млн (сумма, ранее заплаченная TWG), из которых Черной должен был получить $250 млн.

Эти деньги, по версии Черного, Дерипаска действительно отдал, но в рамках решения о разделе совместного алюминиевого бизнеса на встрече 10 марта 2001 года. В тот день были подписаны «Соглашение №1» и ключевое в судебном разбирательстве «Дополнение №1». По утверждению юридической команды ответчика, акции «Сибирского алюминия» на тот момент Черному не принадлежали, а находились на балансе одной из компаний Дерипаски.

Эта компания за $10 млн продала акции офшору Hillgate, который тоже контролировал Дерипаска. Офшор перепродал акции третьей фирме за $100 млн. А затем контроль над Hillgate с $90 млн на балансе передали структурам Черного. Остальные $160 млн выплачивались по менее крупным договорам, в частности по прощенному договору займа, утверждает источник, знакомый с материалами юристов Дерипаски, подготовленными для слушаний в Лондоне.

Получив деньги, Черной передал их обратно Дерипаске в виде займа, и Дерипаска в течение полугода возвращал их с процентами — всего $254 млн, следует из данных адвокатов совладельца «Русала». Сложная схема расчетов была выбрана для минимизации налоговых рисков Черного в Израиле, утверждает источник, знакомый со стратегией защиты ответчика.

По версии юристов Дерипаски, фиктивные сделки были платой за криминальную крышу, а в подготовке «Соглашения №1» участвовал Малевский. Именно Малевскому и Попову, которого в СМИ называли участником подольской ОПГ, а не Черному предназначалось «Дополнение №1» к «Соглашению №1», будут доказывать адвокаты Дерипаски. Это было «понятийное обещание заплатить не менее $410 млн за вычетом $250 млн», указано в материалах, которые представлены в Высокий суд Лондона. «Понятийка», как поясняется в документах, означает устную договоренность, которая не может выступать предметом юридического разбирательства.

По данным ответчика, до 2004 года по «Дополнению №1» было выплачено около $170 млн. После гибели Малевского в 2001 году получателями средств выступили его партнеры, в частности Попов. Сторона Черного отрицает и саму выплату средств, и их предполагаемого адресата, утверждая, что деньги за долю в «Русале» по «Дополнению №1» предназначались Черному и так и не были получены.

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.