Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
Эксперты МВФ недооценили ущерб от жесткой экономии, которой требовали от Греции
Эксперты МВФ недооценили ущерб от жесткой экономии, которой требовали от Греции
John Kolesidis/Reuters

МВФ переоценил спасение Греции

Условия, выставленные Греции для получения кредитов, были слишком жесткие и навредили экономике, признал МВФ

Екатерина Мереминская

МВФ был не прав и признает это: жесткие условия получения кредитов, установленные для Греции нанесли ущерб экономике государства. Неверно просчитанные последствия, излишний оптимизм и затягивание реструктуризации госдолга — то, о чем сожалеет МВФ. Доклад можно рассматривать как еще одну реплику в споре о целесообразности жесткой экономии в условиях кризиса.

Международный валютный фонд (МВФ) выступил с небывалым докладом. Организация признает свои ошибки в управлении выходом Греции из кризиса — неверно просчитанные последствия сокращения госрасходов для экономики условиях уже начавшегося спада, излишний оптимизм в оценках шансов возвращения страны на долговой рынок, затягивание реструктуризации госдолга за счет частных кредиторов.

Эксперты МВФ переоценили потенциал греческой экономики по возвращению в нормальное русло, а также излишне оптимистично оценили способность греческих политиков выполнять условия программы и действовать в их рамках.

В 2010 году тройка кредиторов — Европейский центробанк (ЕЦБ), Еврокомиссия и МВФ — одобрила получение Грецией 110 млрд евро. В феврале 2012 года — еще 130 млрд евро. Взамен от Греции потребовалось резко сократить расходы бюджета и провести ряд непопулярных для населения страны реформ. Внутри страны возникло протестное движение, вылившееся в уличные беспорядки и смену правительства.

Выдача кредитов стране, находившейся в таком экономическом положении, в котором на тот момент была Греция, — это исключение из правил фонда. Однако, как поясняют в МВФ, они пошли на исключительные меры, поскольку любое ухудшение состояния Греции тогда представляло реальную угрозу для остальной еврозоны и мировой экономики.

Первая программа финансовой помощи Греции 2010–2012 годов была запущена для того, чтобы выиграть время. Она должна была дать еврозоне возможность «выстроить стену, которая защитит других уязвимых членов и оградит мировую экономику от серьезных потрясений». По ряду пунктов МВФ действительно преуспел: была достигнута бюджетная консолидация, Греция осталась в еврозоне, а разрушительное влияние на экономику было сдержано.

Но, признает фонд, было много неудач: доверие рынка не было восстановлено, банковская система потеряла 30% депозитов, а рецессия в греческой экономике оказалась глубже, чем рассчитывали.

ВВП Греции в 2012 году был на 17% ниже, чем в 2009 году. Тогда как проекты европейских кредиторов и МВФ прогнозировали сокращение на 5,5%. Этот прогноз впервые был скорректирован лишь в декабре 2011 года. Уровень безработицы в 2012 году составил 25%, тогда как изначально прогнозировалось 15%.

Экономисты МВФ в 2010 году полагали, что каждый 1 евро сокращения бюджетных расходов приведет к потере только 50 центов из экономического роста. В 2013 году они признали, что реально экономики в этом случае теряют 1,5 евро.

МВФ винит не только себя. Частично в неудачах виновно руководство страны.

Так, по мнению экспертов фонда, сократить государственную задолженность необходимо было с самого начала или на первых порах программы. Затягивание решения этого вопроса привело к росту неопределенности и опасений по поводу того, «сумеет ли еврозона преодолеть кризис, а также, вероятно, дополнительно сократило экономический рост».

Доклад МВФ — еще одна реплика в набирающем обороты споре о целесообразности строгой бюджетной экономии как ответа на кризис.

Этот вопрос поднимался в феврале 2013 года на встрече «большой двадцатки» в Москве. Россия предложила пересмотреть договоренности, установленные в Торонто в 2010 году, о том чтобы вдвое сократить дефициты бюджетов к 2013 году и стабилизировать или ликвидировать государственные задолженности к 2016 году. «Треть всех экономик из G20 находятся в рецессии. Нам необходимы дополнительные усилия, чтобы дать людям возможность работать, и Торонто 2.0 — это неверный ответ», — сказала замминистра финансов США Лайл Брейнард на брифинге перед встречей G20.

Научное обоснование «экономного» подхода в апреле 2013 года подверглось критике исследователями из Университета Массачусетс-Амхерст — Томаса Херндона, Майкла Эша и Роберта Поллина. Они заявили, что труд Кармен Рейнхарт и Кеннета Рогоффа из Гарвардского университета «Рост в период долга», утверждающий, что экономики различных стран ежегодно сокращаются в среднем на 0,1%, если госдолг превышает 90% ВВП, невозможно верифицировать. Когда ученые попытались, применяя тот же метод и с теми же данными, воспроизвести исследование, то получили экономический рост в среднем на 2,2%.

Еврокомиссия уже на практике начала отступление от экономии. Ее майское решение относительно бюджетов государств — членов Евросоюза на следующий год показало это. Сразу трем из пяти крупнейших экономик ЕС — Франции, Испании и Нидерландам — было разрешено превысить допустимый трехпроцентный дефицит бюджета без штрафных санкций.