Финансы

Reuters

Революция съела весь хлеб

После вмешательства внешних сил Ливии угрожают голод и распад

Екатерина Мереминская

Экономическая ситуация в Ливии становится катастрофической. Взбунтовавшиеся «герои революции» блокируют нефтяной экспорт, а правительство не платит за импорт продовольствия, потому что не может продавать нефть.

Экономика Ливии дышит на ладан спустя два года после так называемой революции 17 февраля, гражданской войны и военного вмешательства блока НАТО. Сегодня государство добывает менее 10% от «дореволюционного» объема нефти, или 90 тыс. баррелей в сутки (данные Reuters), что несопоставимо с 1,6 млн баррелей в сутки до начала военного конфликта.

Возобновившиеся вооруженные протесты на прошлой неделе заблокировали добычу и поставку в западной части страны, что послужило некоторой поддержкой для нефтяных цен.

Министр нефти Ливии Абдельбари Арузи несколько дней назад пытался договориться с восставшим вооруженным населением, заблокировавшим вышки. Однако вернулся в столицу ни с чем. «Печально, что мы должны возвращаться в Триполи, не достигнув какой-либо договоренности с протестующими, — заметил он. — Мы приехали, чтобы обсудить планы на будущее, но с нами не захотели вести переговоры по причинам, не связанным с нефтяной отраслью».

Бунтует народное ополчение — вооруженные формирования, после свержения Каддафи выполняющие функции полиции и армии. Власти экипировали их и выплачивали им вознаграждение. Теперь правительство намерено перевести ополченцев в подчинение вновь созданным регулярным полиции и армии — бюджет на 2014 год не предусматривает расходов на их финансирование. Однако вооруженные — вплоть до зенитных установок — люди не готовы к мирной жизни. Они продолжают подчиняться только своим командирам и отказываются сдать оружие.

Для Ливии сократившийся экспорт в первую очередь означает исчезновение основного источника пополнения казны.

Правительство не имеет возможности финансировать первоочередные нужды, в том числе импорт зерна, что критично для страны, собственная промышленность которой не может обеспечить 6 млн населения продуктами питания. Оно субсидирует производство хлеба. Государство в 2012 году импортировало 1,8 млн тонн пшеницы — это почти 6 килограммов на человека в неделю. В этом году, по подсчетам Международного зернового совета (IGC), ливийские власти закупят только немногим меньше — 1,7 млн тонн. Правительство опасалось голода и заключило контракты на поставки с 35 фирмами. Поставка и субсидии обойдутся Триполи в общей сложности в 1,5 млрд ливийских динаров ($1,21 млрд), что на 500 млн динаров больше, чем раньше.

Но с импортом уже начались перебои. Крупнейший поставщик пшеницы Mahatan Tripoli (на него приходится 40% всего пшеничного импорта), который обеспечивает хлебом большую часть столицы, заявил, что отменит ближайшую крупную поставку, если правительство не начнет расплачиваться с ним по долгу в размере $100 млн.

«Если нам не заплатят в течение двух недель, нам самим не хватит денег на новые закупки», — объяснил глава Mahatan Tripoli Мустафа Абдель-Майил Идрис Reuters. Mahatan Tripoli покупает и перерабатывает пшеницу, обеспечивая внутренний рынок хлебом, мукой и макаронами. Поставка, которую грозит отменить импортер, — 50 тыс. тонн пшеницы, чего хватит, чтобы прокормить столицу в течение трех месяцев.

Мировые трейдеры говорят, что ливийские импортеры испытывают сложности с заключением контрактов — им с трудом открывают кредитные линии, поставщики беспокоятся за своевременность оплаты, а кроме того, боятся за свои суда, которые приходится разгружать в портах, контролируемых не подчиняющимися правительству ополченцами.