Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
ИТАР-ТАСС

День победы Лукашенко

Россия согласилась снизить изъятие пошлин от экспорта нефтепродуктов для Белоруссии

Алексей Топалов, Денис Лавникевич (Минск)

Белоруссия будет перечислять в российский бюджет в два раза меньше доходов от пошлин на экспорт нефтепродуктов. Цена вопроса — около $1,5 млрд. Это плата за то, что Минск подпишет договор о Евразийском экономическом союзе, полагают эксперты. Однако есть и другое мнение: Россия пошла на уступки в обмен на обещание Белоруссии поддержать позицию Кремля в отношении Украины.

Россия согласилась снизить изъятие пошлин от экспорта нефтепродуктов из бюджета Белоруссии. Об этом в пятницу, 9 мая, заявил белорусский президент Александр Лукашенко.

«В будущем году приблизительно половина суммы пошлин останется в белорусском бюджете, — уточнил Лукашенко. — Я полагаю, что это будет приблизительно $1,5 млрд». Для сравнения, бюджет Белоруссии в 2014 году составляет $12,9 млрд.

Согласно российско-белорусской договоренности, Минск импортирует российскую нефть беспошлинно, однако возвращает России пошлины, получаемые от экспорта за пределы Таможенного союза нефтепродуктов, полученных из этой нефти. В 2013 году перечисления в российский бюджет составили $3,3 млрд.

Белоруссия уже давно говорит о том, что необходимо отказаться от изъятия нефтепродуктовых пошлин. В прошлом году Лукашенко прямо сказал, что, если изъятие не отменят, «Беларусь Таможенный союз не потянет». Зато если бы пошлины оставались в белорусском бюджете, Лукашенко, по его собственным словам, «построил бы в стране Эмираты».

Вопрос о пошлинах скорее политический, нежели экономический. Прекратить их изъятие России еще в 2010 году рекомендовал Межгосударственный суд СНГ. Владимир Путин, занимавший тогда кресло премьер-министра, заявил, что Москва «прислушается к рекомендациям», но отметил, что это именно рекомендация.

Летом прошлого года в ходе встречи с Лукашенко об отказе от экономических барьеров и создании Евразийского экономического союза говорил премьер Дмитрий Медведев. «Это очень трудно, но, если мы хотим интеграцию, нам придется это сделать, даже несмотря на все потери, которые понесут экономики наших стран. В России это понимают и готовы нести издержки, понимая, что конечный результат будет еще лучше», — заявил тогда Медведев.

При этом, о каких именно барьерах и издержках идет речь, российский премьер не уточнил, однако Минск воспринял его слова однозначно: к 2015 году Россия прекратит изымать нефтепродуктовую экспортную пошлину.

В 2013 году Белоруссия предложила прописать отмену изъятия пошлин в соглашении о Евразийском экономическом союзе. По мнению белорусской стороны, ЕАЭС «должен основываться на полноценном Таможенном союзе, что подразумевает свободу движения товаров и отсутствие каких-либо ограничительных мер в этом вопросе».

Однако Минск надеялся, что с 2015 года изъятие пошлин прекратится полностью, а не наполовину. Как говорил в конце прошлого года белорусский вице-премьер Петр Прокопович, власти Белоруссии в 2015 году рассчитывают получить за счет отказа от изъятия пошлин $3,5–4 млрд.

Тем не менее 9 мая Лукашенко заявил, что Белоруссия не будет блокировать подписание соглашения о ЕАЭС.

«Очевидно, что и Путину, и Лукашенко было крайне важно подписать договор о создании ЕАЭС, — комментирует старший аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов. — Белорусский лидер понимал, что он, конечно, может заблокировать подписание, так как без Белоруссии проект не имеет смысла, но это может стоить ему власти: выборы не за горами, и Москва может сделать ставку на его оппонента».

Именно поэтому Лукашенко, по словам Мельянцова, не отказался от подписания, но публично огласил все требования. Путин, в свою очередь, решил не портить имидж проекта новыми скандалами (особенно на фоне украинских событий) и пошел на компромисс.

«Следует отметить, что для Москвы это был легкий компромисс, — говорит Мельянцов. — Россия в первую очередь политически заинтересована в новом союзе, а $1,5 млрд абонентской платы за статус державы-интегратора — небольшие деньги».

Эксперт указал, что со снижением изъятия Россия частично теряет рычаги экономического воздействия на Белоруссию, но одновременно привязывает ее при помощи институциональных механизмов ЕАЭС. Лукашенко же получает гарантию устойчивости собственной власти и некоторую стабилизацию белорусской экономики.

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин считает, что Россия пошла на уступки не только для того, чтобы привлечь Беларусь в ЕАЭС.

«Недавно состоялась встреча ОДКБ, России нужна консолидированная позиция стран-членов организации в отношении Украины, — поясняет политолог. — Так, на генеральной ассамблее ООН Беларусь проголосовала в поддержку позиции России по поводу Украины. Очевидно,это также было условием снижения изъятий».