Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Финансы

iStockPhoto

«Нефть за $100 мы увидим лишь через два-три года»

Интервью с генеральным директором Saxo Bank Ларсом Сейером Кристенсеном

Владимир Тодоров

В 2015 году Saxo Bank предрекает России дефолт. О проблемах российской экономики, ценах на нефть и курсе рубля, а также о влиянии санкций на бизнес «Газете.Ru» рассказал генеральный директор Saxo Bank Ларс Сейер Кристенсен.

— В «Шокирующих предсказаниях на 2015 год» Saxo Bank предрекает дефолт российской экономике. Стало ли данное предсказание более актуальным в сфере последних событий на валютном рынке?

— Во-первых, важно понимать, что наши шокирующие прогнозы совершенно не обязательно сбудутся в полной мере. Скорее их стоит рассматривать как определенную легкую провокацию и некую пищу для ума. Мы ни в коем случае не хотим, чтобы в России действительно произошел дефолт, однако все же спрашиваем себя: а что если он все же случится? Иными словами, мы рассматриваем ту или иную вероятность наступления этого события. При этом на сегодня очевидно, что российская экономика находится в непростом положении.

Однако лично я оцениваю перспективу дефолта в России как небольшую. Считайте, что наши прогнозы – это некий просчет статистических вероятностей.

— А видите ли вы какие-либо возможности для роста российской экономики?

— Возможности для роста есть всегда, даже когда общая среда в целом негативная. Например, в условиях кризиса можно дешевле приобрести какие-либо компании, так что в скором времени можно будет наблюдать волну слияний и поглощений. В связи с этим российский рынок становится более привлекательным именно в долгосрочной перспективе. К тому же цены на нефть вряд ли останутся на текущем уровне, ситуация с санкциями также со временем должна разрешиться. Это сразу создаст дополнительные возможности для инвесторов и повысит уровень привлекательности российского рынка.

— А в какие сроки возможно восстановление российской экономики?

— Конкретные сроки предсказать довольно сложно. Однако уже сегодня очевидно, что цены на нефть вряд ли долго продержатся на текущем уровне. От низких цен на нефть страдают даже сланцевые проекты в США, так что я думаю, что в следующие 12 месяцев цена нормализуется. Тот же прогноз можно дать и относительно конфликта на Украине и возникшего на его фоне политического противостояния.

Ведь ни для кого не секрет, что Европа нужна России, а Россия нужна Европе. Поэтому в среднесрочной перспективе Россия и страны Запада найдут точки соприкосновения и сядут за стол переговоров.

Тогда же, возможно, российский рынок станет интересен для западных инвесторов.

— Вы уже упомянули, что поток инвестиций в российскую экономику серьезно уменьшился. Существуют ли на сегодня объекты для инвестиций, интерес к которым по-прежнему не ослабевает?

— Сокращение инвестиций наметилось практически во всех сферах, однако основные направления по-прежнему сохраняют привлекательность. Прежде всего это инвестиции в нефтегазовый сектор, даже несмотря на падение капитализации основных российских компаний данной отрасли. Инвестиционные потоки наверняка будут перенаправлены на возможное приобретение активов этих компаний или их поддержку. В следующем году можно также будет выгодно инвестировать в дешевеющий потребительский сектор и опять же приобрести ряд активов по крайне низкой цене. По сути, в следующем году снижение прибыльности можно будет наблюдать почти во всех секторах экономики, так что можно ориентироваться на долгосрочную перспективу и инвестировать практически в каждый из них. Однако приобретать что-то сейчас было бы неразумно, стоит подождать окончательной реакции рынка в начале следующего года.

В то же время российское правительство в настоящий момент должно воздержаться от любых ограничений движения капиталов. Ведь пытаясь ограничивать отток капиталов, вы, в конце концов, ограничиваете и их приток.

Любые ограничения в данной сфере сильно ударят по доверию международных инвесторов к России.

— Мы уже частично коснулись вопроса цен на нефть. Российская экономика очень зависит от экспорта энергоносителей. И вы уже упомянули, что, возможно, в следующем году цена на нефть может вернуться на приемлемый уровень. Но российский бюджет на 2015 год ориентируется на $96 за баррель. Может ли цена подняться до этого показателя?

— Стоит учитывать, что правительственные бюджеты учитывают разные сценарии. В моей родной Дании, например, бюджет ориентируется на цену в $110 за баррель, хотя мы и не настолько зависимы от экспорта энергоносителей. В целом в будущем году цены на нефть будут вести себя волнообразно. Однако со временем рынок стабилизируется до уровня в $80–85, а затем особую важность приобретут факторы экономической активности, а также судьбы ряда инвестиционных проектов по добыче энергоресурсов. Но если учитывать, что возобновление экономического роста происходит не слишком быстро, то

цену на нефть в $100 и более мы рискуем увидеть лишь через два-три года.

— Еще один вопрос, который, я думаю, интересует абсолютно всех россиян. Как в следующем году изменится курс рубля?

— На мой взгляд в начале следующего года ситуация может развиваться волнообразно. То есть периоды роста и укрепления рубля и его серьезной девальвации будут чередоваться. Однако затем российский регулятор перейдет к тактике удержания курса примерно на уровне 75 рублей за доллар. Хотя уже сейчас рубль не котируется многими маркетмейкерами и является далеко не самой надежной валютой. При негативном сценарии мы рискуем наблюдать серьезную нехватку рублевой ликвидности. Скорее всего, в дальнейшем будут предприняты попытки продать рубль, но если этого не случится, тогда мы увидим, что рубль стабилизируется на этих уровнях. Но сейчас я бы не стал покупать рубль, хотя его курс по отношению к доллару и кажется выгодным. Стоит последить за рынком и, возможно, купить рубль гораздо дешевле через определенный период времени.

 Генеральный директор Saxo Bank Ларс Сейер Кристенсен
Генеральный директор Saxo Bank Ларс Сейер Кристенсен
iStockPhoto

— Вы много говорили про отток инвестиций и возможное ухудшение экономического положения России. А как нынешняя ситуация повлияла конкретно на деятельность Saxo Bank в России?

— Кризис оказался испытанием для нас и для наших клиентов. Повышенная волатильность и пониженная ликвидность рубля вынудили нас ужесточить условия торговли, однако в это же время многие более мелкие брокеры вообще закрыли торговлю рублем. Мы наблюдаем огромный приток новых клиентов, разочарованных в российском фондовом рынке и перспективах национальной валюты и заинтересованных торговать на международных рынках. В этих условиях у нас они находят все то, что им нужно, – русскоязычный сервис, доступ ко всем мировым финансовым рынкам, качественное исполнение и надежность датского банка.

Россия уже пережила не один кризис, но все равно оставалась важным игроком на мировой арене и привлекательным рынком для взаимодействия. Так что менять долгосрочную стратегию в отношении России было бы неразумно.

— А как на деятельности Saxo Bank сказались санкции в отношении России?

— Санкции никак не повлияли на нашу деятельность в России, поскольку мы никак не взаимодействуем с персонами и компаниями, попавшими в санкционные списки. Однако если в результате введения новых санкций нам запретят определенные виды взаимодействия с рядом российских партнеров, мы вынуждены будем подчиниться.

— Напоследок отвлечемся от ситуации в России. Насколько, на ваш взгляд, изменится ситуация на мировых рынках после того, как Федеральная резервная система окончательно свернет программу количественного смягчения?

— Если честно, я не уверен в прекращении действия программы.

Стоит понимать, экономический рост в США на сегодня не выглядит достаточно стабильным для сворачивания программы.

То же самое касается и мер по поддержке экономики в Японии и странах Европы. Пока мы еще очень близки к дефляционному сценарию по Европе. Поэтому если программу свернут, это серьезно ударит по рынкам, однако я, повторюсь, не верю в ее прекращение.