Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
Shutterstock

ВТО врезалась в стену из стали

ВТО зафиксировала резкий рост ограничительных мер среди стран G20

Юлия Калачихина (Женева), Елена Платонова

Страны G20 ввели рекордное число ограничительных мер за полгода. Бóльшая часть антидемпинговых мер касается сталелитейной продукции. Причина кроется в переизбытке производства стали и стремлении стран – участников ВТО во что бы то ни стало оградить свои рынки от более дешевой импортной продукции. Под ударом оказалась продукция российских металлургов, что во многом вызвано политической подоплекой, признают в ВТО.

Страны «двадцатки» (G20) ввели рекордное число ограничительных мер в торговле. За полгода, с середины октября 2015 года по середину мая 2016-го, страны G20 приняли 145 новых торговых ограничений (в среднем по 21 мере в месяц), тогда как ранее среднемесячный показатель колебался в районе 17 мер, говорится в последнем мониторинге Всемирной торговой организации (ВТО).

С 2009 года страны ввели 1583 ограничивающие торговлю меры. Эти ограничения касаются 6% всего импорта G20, или 5% мирового импорта.

Бóльшая часть антидемпинговых мер касается металлургической отрасли, в первую очередь — сталелитейной продукции. По данным ВТО, на железо и сталь, а также продукцию из них приходится 35,3% от общего числа заградительных мер.

Одно слово — сталь

«Причина роста ограничительных мер, который мы зафиксировали в мониторинге, сводится к одному слову, и это слово — сталь, — рассказал «Газете.Ru» пресс-секретарь ВТО Кит Рокуэлл. — Именно с ней связана сейчас бóльшая часть антидемпинговых дел».

Мировой рынок страдает от перенасыщенности сталелитейной продукцией.

Главным производителем и потребителем стали в мире является Китай: в 2015 году выплавка составила 803,83 млн тонн, из них 112,42 млн тонн ушли на экспорт.

Объем экспорта китайской стали оказался больше, чем общее производство стали в любой другой стране мира.

Из-за замедления темпов экономического роста развивающихся стран спрос на сталь сокращается, а объемы производства уменьшаются не столь быстрыми темпами, как спрос. Это уже спровоцировало падение цен на сталелитейную продукцию.

«Если вы страна – производитель сырья, как Россия, Бразилия или Австралия, у вас кризис, при этом наблюдается ее перепроизводство на внутреннем рынке, скорее всего, вы этот продукт будете экспортировать, — пояснил Рокуэлл. — В это же время европейские страны в попытке справиться с импортом вводят торговые ограничения».

Отменять подобные меры всегда затруднительно. «Как только отрасль начинает выигрывать от ввода протекционистских мер, она сделает все, чтобы они остались в силе», — добавил Рокуэлл.

Китай и Россия под прицелом

Наиболее частой мишенью антидемпинговых расследований в отношении металлургической продукции остается Китай: в декабре прошлого года США ввели антидемпинговые пошлины в отношении импорта холоднокатаной полосовой стали из Китая на уровне 227,29% от таможенной стоимости, в этом году заградительные пошлины были повышены до 522%. Против китайской стали действуют заградительные меры и в Евросоюзе, и в Канаде, и в Индии.

Россия заняла третью строчку после Китая и Индии в рейтинге стран – целей по стальным торговым барьерам, отмечается в материалах ассоциации «Русская сталь».

В 2015 году было введено более 20 мер торговой защиты против российской стали со стороны других стран мира. 14 мер были введены в рамках антидемпинговых расследований.

В этом году против российской сталелитейной продукции было введено несколько заградительных пошлин. Наиболее остро встал вопрос с экспортом продукции в Евросоюз, после того как ЕС ввел в феврале, а позднее еще сильнее повысил предварительные антидемпинговые пошлины на холоднокатаный прокат из России.

Согласно последнему решению Еврокомиссии, пошлина на холоднокатаный прокат «Северстали» увеличена с февральских 25,4 до 34,1%, на продукцию НЛМК — с 26,2 до 36,1%, для ММК пошлина составила 18,7% (понижена на 1,1 п.п.). Пошлина для остальных компаний установлена на уровне в 36,1%.

Годовой объем поставок холоднокатаного проката этих трех компаний в ЕС составляет до 700 тыс. тонн.

В компаниях неоднократно заявляли о том, что считают решение Еврокомиссии ошибочным. В «Северстали» указывали также, что введение пошлин нарушает законодательство ВТО, в частности вступает в противоречие с параграфами 2, 3, 5 и 7 приложения 2 Антидемпингового кодекса ВТО.

В НЛМК назвали расследование Еврокомиссии «предвзятым» и «с многочисленными нарушениями». «Предоставленные компанией в ходе проверок исчерпывающие данные были полностью проигнорированы и заменены информацией о продукции других компаний и сфабрикованными расчетами», — отметил представитель компании.

«Обо всех нарушениях компания неоднократно официально информировала европейские власти, в том числе европейского уполномоченного по правам человека, но эти обращения пока остаются без ответа», — добавили в НЛМК.

Российские производители не исключают обращение в ВТО, поскольку пока переговоры с Еврокомиссией не привели к ощутимому результату. О том, что Россия может обратиться в ВТО в связи с антидемпинговыми пошлинами против российской стали, говорили и в Минэкономразвития. Но перспективы такого разбирательства туманны. Решение вопроса через ВТО — длительный процесс, который займет не менее года. В среднем на такие расследования уходит два-три года, пояснил «Газете.Ru» аналитик ИК ТКС Partners Андрей Третельников.

Чистая политика

В ВТО отмечают политическую подоплеку многих заградительных мер в отношении сталелитейной продукции. «Это нормально, когда у сторон есть претензии друг к другу, но обычно споры решаются еще на стадии консультаций. Спор в рамках ВТО и так всегда довольно политически окрашенное дело, а в случае со сталью это будет чистой политикой», — отмечает представитель ВТО Кит Рокуэлл. Третельников из ТКС Partners также видит в введении антидеминговых пошлин на российскую сталь «политический вопрос».

«В рамках ВТО очень странно видеть такие антидемпинговые кейсы, — полагает Третельников. — Само существование такой организации, как ВТО, ставится под вопрос».

«Рост торговых ограничений — это последнее, что нужно сегодня мировой экономике с учетом неустойчивого роста ВВП, который в 2016 году, как ожидается, вырастет менее чем на 3% пятый год подряд», — уверен генеральный директор ВТО Роберту Азеведу. Согласно прогнозу ВТО, рост мировой экономики в 2016 году составит 2,8% (столько же, сколько и в 2015-м). По словам Азеведу, меры по ограничению торговли, а также рост негативной риторики могут оказать «дальнейший охлаждающий эффект на торговые потоки».