Аммиак под наблюдением

Как осуществляется контроль безопасности на единственном в Европе аммиакопроводе

В конце июля завершилось предварительное расследование громкого дела по факту аварии на аммиакопроводе «Трансаммиака». Следователи подтвердили ранее высказываемые предположения руководства компании: сыграл свою роль человеческий фактор. Само предприятие в очередной раз подчеркнуло, что это единственное серьезное ЧП за почти 37 лет работы. Корреспондент «Газеты.Ru» изучил, как организована система безопасности на одном из пяти в мире аммиакопроводов.

На прошлой неделе следственные органы огласили результаты предварительного расследования по факту аварии на аммиакопроводе ОАО «Трансаммиак», которая произошла в прошлом году. По данным следствия, виновником аварии, произошедшей 21 июня 2015 года в селе Липяги Терновского района Воронежской области, стал главный механик филиала «Воронежское управление» «Трансаммиака» Сергей Демиденко. «Произошла ошибка персонала при проведении ремонтных работ, — говорит заместитель генерального директора компании Александр Горбунов, участник комиссии по расследованию аварии. – Персонал принял неправильное решение, в результате чего произошла разгерметизация». При работе по замене отработавшего шарового крана главный механик дал распоряжение использовать для фиксации фланцевых соединений нового крана и трубопровода старые болты, в то время как в комплекте шли специальные шпильки и гайки.

В Законе «О промышленной безопасности» есть термины – авария, когда происходит неконтролируемый выброс, и инцидент, когда есть небольшой пропуск в запорной арматуре, объясняет генеральный директор «Трансаммиака» Андрей Иванов. «Инциденты могут происходить, они легко решаются приездом слесаря. Мы их фиксируем, но это контролируемый процесс, и на безопасность он не влияет, — говорит он. –

То, что произошло в Липягах, это, действительно, аварийная ситуация, мы не скрываем и не скрываемся от ответственности. Но это единственная авария за весь период работы аммиакопровода».

Круглосуточный контроль

Единственный в Европе и один из пяти в мире аммиакопровод общей протяженностью 2417 км начинается в Тольятти и тянется до Одессы. Первый аммиак на Одесском припортовом заводе получили осенью 1979 года – с этого момента отсчитывается и история аммиакопровода, который был построен для транспортировки основной продукции Тольяттинского азотного завода на экспорт. Сегодня «Тольяттиазот» остается одним из основных потребителей услуг «Трансаммиака».

Часть трубопровода, проходящую по территории Украины, контролируют местные специалисты – госпредприятие «Укрхимтрансаммиак». На долю России приходится 1396 км трубопровода, проходящих по территории пяти областей — Самарской, Саратовской, Воронежской, Тамбовской и Белгородской.

Управление всеми процессами и контроль безопасности осуществляется с центрального пульта управления (ЦПУ) – автоматизированного единого центра управления в Тольятти.

«Отсюда мы видим абсолютно всю трассу и всегда знаем, что там происходит», — говорит Иванов.

Информация о текущем состоянии трубопровода поступает на ЦПУ в непрерывном режиме. Круглосуточно дежурящий диспетчер видит все – на экран выводятся параметры работы всех насосно-раздаточных станций. При изменении любого из них, например, падения давления, на пульт поступает сигнал. Отсюда можно моментально перекрыть любой кран на любом участке аммиакопровода, и тем самым предотвратить негативные последствия. Можно остановить даже целую насосную станцию, причем это никак не повлияет на весь остальной аммиакопровод.

Автоматизированная система спроектирована таким образом, что реагирует на абсолютно любые нестандартные действия, даже самые мелкие. «Даже если открывается дверь на одном из постов секционирования, к нам поступает сигнал, — поясняет представитель предприятия. – Оборудование на главных постах секционирования находится в закрытых помещениях. Если туда входит обходчик, у нас срабатывает сигнализация. Сотрудник должен немедленно доложить, что он проводит на месте регламентные работы. Если звонка нет, мы связываемся с постом, узнаем подробности и принимаем меры, которые необходимы в этом случае».

«Мы сделали все, чтобы дежурящий человек не пропустил никакой инцидент», — считает Андрей Иванов.

Помимо этого, контроль осуществляется непосредственно на трассе аммиакопровода. Круглый год в постоянном режиме проводится обход трассы – зимой сотрудники объезжают свои участки на снегоходах, в остальные времена года для этого используются небольшие тракторы.

Проводится и вертолетное патрулирование – так, например, можно обнаружить незаконные земляные работы, ведущиеся возле аммиакопровода.

«Поскольку наше предприятие относится к первому классу опасности, его регулярно проверяет Ростехнадзор. Проверки проходят часто, но серьезных недочетов у нас не находят», — отмечает руководитель «Трансаммиака».

«Первая насосная»

В состав аммиакопровода входят 14 насосных и 15 раздаточных станций. Чтобы попасть на главную насосную станцию предприятия – НС-1 — нужно пройти утомительную по потраченному времени, но вполне объяснимую процедуру получения пропуска на «Тольяттиазот». «Первая насосная», как ее называют представители предприятия, находится на его территории. Аммиакопровод начинается здесь.

Перед тем, как допустить нас на территорию первой насосной, сотрудники «Трансаммиака» проводят инструктаж безопасности. Несмотря на то, что сейчас все работает в штатном режиме, посетителям в обязательном порядке выдают противогаз. Правила поведения для неспециалиста просты: ничего не трогать, никуда не влезать, по любому поводу обращаться к присутствующим сотрудникам.

На первой насосной виден участок трубопровода, который идет от «Тольяттиазота» — и это, по словам топ-менеджеров «Трансаммиака», единственная на всем пути следования надземная часть аммиакопровода. Это труба совсем небольшого диаметра, которая уходит под землю, совершенно по-домашнему засаженную самыми разными цветами.

«Цветы – лучшее доказательство того, что аммиакопровод никак не влияет на экологическую ситуацию, — замечает замгендиректора Александр Горбунов. – Если были бы утечки, тут давно ничего не росло бы».

Помимо того, что в случае нештатной ситуации остановить станцию можно с ЦПУ, на территории НС-1 расположены шесть аварийных кнопок, рассказывает Иванов. «У первой насосной есть особенность: если мы останавливаем ее, то встает вся трасса. Так что это совсем уж экстренный случай, но такая возможность есть», — поясняет гендиректор «Трансаммиака».

Кроме того, через каждые 5,2 километра трассы аммиакопровода расположены посты секционирования. На каждом из таких постов также предусмотрена возможность ручной остановки участка трубопровода.

Население в курсе

Разные участки трубопровода на российской территории обслуживают три филиала: Приволжское, Саратовское и Воронежское. Работа на каждом из них построена идентично.

Например, агрегат на фото позволяет ремонтировать участки аммиакопровода без снижения давления, без эвакуации среды продукта, и даже, при необходимости, без остановки перекачки, рассказывает начальник филиала «Приволжское управление» (ФПУ) Николай Старшов, чье управление обслуживает 357 км трубопровода. «В трубопроводе делается вырез, ее часть извлекается, устанавливается закупорочная машина, заводится специальная манжета с поршнем и отсекает участок аммиакопровода в одну и в другую сторону. Если это необходимо, между ними делается обводная линия и перекачка не прекращается. Никакого выброса аммиака наружу не происходит», — говорит он.

Без этого оборудования перекрыть аммиакопровод не может никто, добавляет Иванов. Работы выполняют специалисты нештатного аварийно-спасательного формирования (НАСФ), созданного на «Трансаммиаке». «В НАСФ работают наши специально подготовленные сотрудники, прошедшие обучение и аттестацию как газоспасатели в Центре аварийно-спасательных формирований в Новомосковске», — отмечает он. По его словам, людей со стороны «Трансаммиак» звать просто не может – для успешной ликвидации внештатных ситуаций нужен опыт работы в специфических условиях.

Еще один пункт по обеспечению безопасности – работа с людьми, живущими в ближайших населенных пунктах: с ними регулярно общаются представители предприятия: раздают листовки, проводят инструктаж.

Регулярно тестируется и потому всегда находится в рабочем состоянии локальная система оповещения. Такая система действует во всех населенных пунктах, расположенных в 2,5-километровой зоне по обе стороны аммиакопровода. «В случае нештатной ситуации мы оповещаем население о происходящем и даем указания, как действовать. Наша локальная система оповещения населения успешно эксплуатируется, — говорит Иванов. – Кстати, и в Липягах система действий в чрезвычайных ситуациях, которую мы отрабатывали в течение 35 лет, сработала. Там не было ни одного пострадавшего – это главное».

Миллионы на безопасность

Представители предприятия говорят, что тратят значительные средства на то, чтобы поддерживать и усиливать уровень безопасности всех объектов предприятия, но, в первую очередь, аммиакопровода. Для этого же следят и за тем, чтобы оборудование было современным. «Вдоль всей трассы аммиакопровода проходит кабель связи. Ресурс этого кабеля подходит к концу, к тому же, его уже не производят. Мы заранее начали работу по замене этого кабеля на оптиковолоконный. Это позволит не только поддерживать нашу систему на привычном уровне, но и даст возможность провести мероприятия, направленные на повышение безопасности аммиакопровода. Например, можно будет установить дополнительные системы охранной сигнализации, видеонаблюдения, газового анализа», — заявляет гендиректор «Трансаммиака».

Проектные работы были проведены в прошлом году, сейчас специалисты уже вышли в поле. Механизированная колонна укладывает кабель вдоль аммиакопровода, в девяти метрах от него. До 2018 года и в течение него рабочим предстоит уложить 1400 км оптического волокна.

По словам Иванова, на реконструкцию производственно-технологической связи предприятие планирует направить более 2 млрд руб.

Более 500 млн руб. будут вложены в текущий капитальный ремонт, который подразумевает ремонт изоляции и линий электропередач, инструментальную диагностику трубопровода, замену оборудования и другие работы.

«Самая дорогостоящая и трудоемкая процедура – это ремонт изоляции, — объясняет Андрей Иванов. — Нужно полностью откопать трубопровод, снять старую изоляцию, изолировать его заново... Это сложно и дорого, но это один из основных методов защиты трубопровода и, соответственно, окружающей среды. Именно такие работы позволяют содержать трубопровод в исправном состоянии в течение почти 37 лет, и на них мы экономить точно не намерены».