Церемония фотографирования лидеров стран БРИКС в отеле Taj Exotica в Гоа (слева направо — президент Бразилии Мишел Темер, президент России Владимир Путин, премьер-министр Индии Нарендра Моди, председатель КНР Си Цзиньпин и президент ЮАР Джейкоб Зума)
Церемония фотографирования лидеров стран БРИКС в отеле Taj Exotica в Гоа (слева направо — президент Бразилии Мишел Темер, президент России Владимир Путин, премьер-министр Индии Нарендра Моди, председатель КНР Си Цзиньпин и президент ЮАР Джейкоб Зума)
Алексей Дружинин/РИА «Новости»

Игра с нулевой суммой

Страны БРИКС хотят стать «мировым правительством»

Рустем Фаляхов (Бенолим, Индия)

На завершившемся в Гоа саммите страны БРИКС достигли триумфа, но только в кавычках. Россия и Индия подписали соглашение о поставках зенитно-ракетного комплекса С-400 «Триумф». Остальные контракты, хотя и исчисляются миллиардами долларов, не дают повода для оптимизма: остановить падение товарооборота пока не получается, не говоря уже о том, чтобы реально соперничать со странами «большой семерки».

Саммит БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР), завершивший свою работу в воскресенье, 16 октября, хотя и проходил в курортном штате Бенолим в Гоа, беззаботным настроем отмечен не был. Да, лидеры на открытии саммита фотографировались, прилежно взявшись за руки. А на встрече с членами делового совета БРИКС Владимир Путин призвал «сближать экономики стран «пятерки». Но по-настоящему прорывных проектов заключено не было. За редким исключением.

Алые розы Индии

Резонанс вызвало подписание Владимиром Путиным и индийским лидером Нарендрой Моди соглашения о поставках зенитных ракетных систем С-400 «Триумф». Эта система способна уничтожать самолеты и крылатые ракеты на дальности до 400 километров. С-400 есть на вооружении только у России. Но, по словам Дмитрия Рогозина, вице-премьера по ВПК, уровень доверия между странами настолько высок, что Москва готова поделиться с партнерами.

Правда, стоимость контракта не разглашается.

На вопрос «Газеты.Ru», сколько на этом заработает Россия, Рогозин ответил так: «Миллион, миллион, миллион… алых роз». Глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов уточнил: поставки систем ПРО «начнутся где-то в 2020 году».

Свой вклад в развитие российско-индийских отношений внесли «Роснефть», «Газпром», «Росатом». В течение 10 лет «Роснефть» намерена экспортировать в Индию 100 млн тонн нефти. «Газпром» начал поставки газа — по 2,5 млн тонн СПГ в год.

«Росатом» и индийская Корпорация по атомной энергии начали подготовку к сооружению третьего и четвертого блоков АЭС «Куданкулам». Всего планируется возвести 12 энергоблоков. Проект реализуется за счет российского госкредита на сумму $3,4 млрд.

Россия и Индия близки к заключению соглашения по пятому и шестому блокам АЭС «Куданкулам», сообщил на саммите глава «Росатома» Алексей Лихачев. «Сегодня наши лидеры запустили в коммерческую эксплуатацию два первых блока, по третьему и четвертому произошел символический акт заливки бетона, и мы очень близки к заключению соглашения по пятому и шестому энергоблокам», — сказал Лихачев.

Наконец, Россия и Индия приняли решение создать совместный инвестфонд на $1 млрд.

«Мы подписали соглашение с Национальным инвестиционным и инфраструктурным фондом Индии, вкладываем по $500 млн каждый», — сообщил гендиректор РФПИ Кирилл Дмитриев.

Китай: дело труба

На саммите было подтверждено, что Китай остается основным торговым партнером России внутри группы БРИКС.

С участием китайских партнеров реализуется проект «Ямал СПГ», в атомной отрасли — строительство второй очереди Тяньваньской АЭС. Россия и Китай формируют альянс в энергетике — проект строительства газопровода по восточному маршруту. Ежегодные поставки — 38 млрд куб. м газа. В июне на межправительственной комиссии по инвестиционному сотрудничеству утверждены 66 приоритетных проектов на $90 млрд.

Иными словами, сотрудничество с Китаем поставлено на поток. Так что на встрече с Владимиром Путиным китайскому лидеру Си Цзиньпину осталось только переключиться на темы, не связанные напрямую с экономикой. И Си пришел ему на выручку — поздравил Путина с победой «Единой России» на парламентских выборах.

ЮАР ждет в гости Путина

Аналогично — то есть поздравил с победой единороссов — поступил и президент ЮАР Джейкоб Зума. И пригласил Путина посетить Южно-Африканскую Республику. Путин в ответ призвал коллегу держаться ближе к экономической повестке саммита БРИКС.

«Будем надеяться, что ЮАР удастся заняться конкретными делами, кроме согласования позиций общеполитического характера, заняться делами в сфере экономики», — заявил Путин на встрече с Зумой.

Товарооборот между РФ и ЮАР в прошлом году составил менее $1 млрд (спад — почти 14%).

Бразилия: модель роста «Марсела»

Бразилия в этом году, да и в следующем, скорее всего, будет потеряна для интеграционных процессов. Новый глава Бразилии 76-летний президент Мишел Темер прилетел на Гоа фактически на отдых. У Путина, например, с ним не было запланировано двусторонних встреч. Да, наверное, Темеру не очень-то и захотелось нагружать себя официальной повесткой.

Бразильский глава оказался на Гоа со своей 33-летней супругой, бывшей моделью Марселой. Разница в возрасте — не единственный повод для слухов про Темера.

Горячо обсуждалась и его политическая ориентация. Считается, что она проамериканская, и сейчас пока не понятно, останется ли в принципе Бразилия членом БРИКС или вступит в другой альянс, ориентированный на США.

Впрочем, ЮАР тоже не считается сателлитом России или Китая в политических вопросах, но Зума пока не дает поводов усомниться в его желании развивать экономическое сотрудничество.

В любом случае Темера прилететь и позагорать на Гоа с супругой, тем более после утомительной избирательной кампании — ни к чему не обязывает.

БРИКС уже не та

Группа БРИК, а позднее БРИКС, начинала в 2006 году как виртуальное объединение с подачи экономиста Goldman Sachs Джима О'Нила. В первые годы своего существования страны БРИКС показывали впечатляющие темпы роста экономик и считались чуть ли не платформой для рывка мирового ВВП. Китай рос на 10 и даже на 14%, Индия прибавляла по 9–10% ВВП ежегодно, в России ВВП рос на 6–8%, в Бразилии — от 3 до 7%, в ЮАР — на 3–5%.

Сейчас рост показывают Индия и Китай, но уже не такой впечатляющий — 7 и 6% соответственно. Россия и Бразилия ушли в минус. ЮАР растет на 1%. В последние три года лидеры стран — членов БРИКС на фоне неблагоприятной конъюнктуры на глобальных рынках пытаются стимулировать подъем своих экономик, в том числе и за счет товарооборота внутри группы. Но пока динамика остается отрицательной.

Тщетность усилий особенно заметна на примере торговли России с Китаем, основным экономическим партнером нашей страны. В 2015 году объем взаимной торговли составил $63 млрд, снизившись к предыдущему году на 28%.

В этом году ситуация не улучшилась. За семь месяцев падение взаимного товарооборота составило 6,8%.

Дружим против G7

В принципе неверно ставить в зависимость рост товарооборота внутри группы БРИКС от совместных экономических проектов, какими бы масштабными они ни были. «БРИКС — это клуб. Здесь не ставится задача создать единую зону торговли. В рамках БРИКС сверяются позиции на десятилетия вперед, определяется стратегия взаимодействия», — говорит Сергей Уткин, эксперт Центра стратегических разработок.

Между тем накануне саммита СМИ разных стран обсуждали тему протекционизма в мировой торговле и политического противостояния развивающихся стран с развитыми.

«Запад подозревает, что БРИКС является объединением, которое направлено против G7, но такой взгляд рожден узким менталитетом, которому доступны лишь игры с нулевой суммой», — сообщала в редакционной статье китайская Global Times.

Китайское издание считает, что международные отношения должны строиться только на «инклюзивной», а не на «эксклюзивной» основе, в этом отличие мира наших дней от эпохи «холодной войны».

БРИКС, конечно, не может конкурировать с «большой семеркой» по влиянию на глобальные процессы, ни в политическом плане, ни в экономическом — просто разные весовые категории.

«Но G7 тоже не может претендовать на роль «мирового правительства». Нельзя определить единую повестку для всех стран. ВТО слишком аморфна, и нет ничего удивительного, что группы разных стран создают свои блоки», — говорит Уткин, добавляя, что БРИКС — это группа за рамками прямого влияния США и ЕС.