Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Энергетика

Нефть Персии: что получит Россия от санкций против Ирана

Инвесторы и иностранные партнеры выходят из иранских энергопроектов

Под давлением американских санкций Тегеран теряет объемы производства и экспорта «черного золота». По данным МЭА, в ноябре экспорт нефти из Ирана снизился на 550 тыс. баррелей в сутки, а добыча за год упала на 840 тыс. б/с. Иностранные компании продолжают уходить из страны. За рубежом считают, что антииранские санкции играют на руку Москве.

Иран наполняет хранилища

На минувшей неделе страны-члены ОПЕК+ приняли решение снизить добычу суммарно на 1,2 млн баррелей в сутки в первом полугодии 2019 года. Иран наряду с Ливией и Венесуэлой был освобожден от участия в этом договоре из-за «сложной ситуации в стране». Впрочем,

свой вклад в снижение объема предложения нефти на мировом рынке Иран уже и так внес: добыча нефти в стране за год снизилась на 840 тыс. баррелей в сутки (б/с),

по данным Международного энергетического агентства (МЭА). Только в ноябре этот показатель в стране упал на 310 тыс. б/с — до 3,01 млн б/с из-за американский санкций в отношении страны.

При этом МЭА отмечает, что снижение добычи нефти в Иране оказалось менее драматичным, чем ожидалось. Так, в конце ноября Иранская национальная нефтяная компания (NIOC) направила примерно 14 млн баррелей нефти в хранилища.

Свою санкционную риторику против Ирана Вашингтон начал еще в марте, обвинив Тегеран в невыполнении ядерной сделки и анонсировав скорый выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ядерной проблемы Ирана (СВПД), а также возобновление замороженных санкций в отношении Ирана. Президент США Дональд Трамп обещал, что ограничения будут еще жестче, чем до СВПД, и несмотря на то, что другие участники сделки, включая РФ и ЕС, его не поддержали, подписал документ о выходе США из этого соглашения. Кроме давления на сам Тегеран, рестрикции предусматривали так называемые вторичные санкции — в отношении тех компаний, которые продолжат работать с Ираном.

Возобновление антииранских санкций было поэтапным и нефтяная часть была запущена в ноябре, но с оговорками: ряд стран получили возможность продолжать экспортировать нефть из Ирана в течение шести месяцев. В их числе Греция, Индия, Италия, Китай, Тайвань, Турция, Южная Корея и Япония.

Страны отворачиваются от Ирана

Некоторые государства, например, Франция, еще до «часа Х» начали отказываться от экспорта иранской нефти и сворачивать сотрудничество с Тегераном. Знаковым событием в этом ключе стал выход Total из проекта освоения крупнейшего в мире месторождения газа «Южный Парс».

«Я не могу управлять такой компанией, как Total, без доступа к американскому капиталу, американским акционерам, без возможности даже приехать в США», — комментировал ранее этот шаг глава Total Патрик Пуянне.

Заменить Total в проекте собиралась Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC).

25 ноября министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане заявил, что CNPC официально вошла в проект «Южный Парс. Фаза 11» вместо Total. Однако, по данным источников Reuters, и она под давлением США на этой неделе приостановила инвестиции в проект.

Ранее сотрудничество с Ираном приостановил Siemens, который до этого много лет поставлял Тегерану оборудование для добычи нефти и газа.

Характерно, что руководство ЕС намеревалось разработать специальный механизм — Special Purpose Vehicle (SPV) — он был задуман как средство обеспечения торговли между Исламской республикой и ЕС в обход санкций США без использования доллара. Однако еще в конце ноября глава МИД Ирана Мохаммед Джавад Зариф констатировал, что страны ЕС сталкиваются со сложностями при создании соответствующего механизма, которые пока не могут преодолеть.

Россия – главный бенефициар

Начали исход из Ирана и российские компании.

Так, в конце октября стало известно, что «Зарубежнефть» продала свое дочернее предприятие «ЗН-Восток», у которой был сервисный контракт с национальной иранской корпорацией NIOC на разработку двух нефтедобывающих блоков — «Абан» и «Западный Пейдар». По данным системы «СПАРК-Интерфакс», «ЗН-Восток» перешла на баланс ФГУП «Промсырьеимпорт» Минэнерго. Источник «Интерфакса» при этом заверил, что «при такой схеме Россия сохранила контроль над проектом, его реализация продолжится по ранее намеченному плану».

«Промсырьеимпорт» — уполномоченная правительством организация по покупке иранской нефти в рамках сделки «нефть в обмен на товары». В 2017 году Иран и Минэнерго договорились о поставке иранской нефти на мировые рынки через «Промсырьеимпорт» в объеме до 5 млн тонн. Действие этого соглашения в сентябре 2018 года подтвердил глава Минэнерго Александр Новак.

По версии The Wall Street Journal,

антииранские санкции «помогли» России усилить свои позиции на мировом рынке энергоресурсов. Россия помогает Ирану справиться с санкционным давлением, скупая его нефть для внутреннего потребления в обмен на оборудование и продовольственные товары, а собственную нефть РФ экспортирует в Европу, отмечает издание.

При этом, чтобы компенсировать выбывающие с рынка объемы иранской нефти Москва нарастила добычу до исторического максимума и увеличила поставки нефти. В октябре Россия вышла на пик добычи — на 11,41 млн б/с.

По данным газеты, Москва уже смогла в разной степени компенсировать поставки иранских энергоресурсов в Турцию, Китай и Южную Корею.

По данным МЭА, в течение ноября поставки иранской нефти в Европу, включая Турцию, снизились до нуля, так же, как и поставки в Японию, Корею и Тайвань. Всего за месяц экспорт из Ирана упал на 550 тыс. б/с и составил 1,28 млн б/с.

12 декабря газета «Ведомости» со ссылкой на несколько источников сообщила, что свое сотрудничество с иранскими компаниями приостановила «Роснефть». Ранее госкомпания планировала инвестировать в энергетические проекты в Иране до $30 млрд. Эксперты предполагают, что это может быть связано не только с ростом санкционных рисков, но и намерением «Роснефти» сосредоточить усилия на развитии проектов внутри страны. В самой компании официально эти слухи никак не прокомментировали.

Инвесторы стараются не связываться с компаниями, которые находятся под санкциями. Это нежелательно для прохождения комплаенса по сделкам, не связанным с Ираном, отмечает директор аналитического департамента «Golden Hills — КапиталЪ АМ» Михаил Крылов.

На нефтяном рынке иранский фактор отражается весь год — с весны в ожидании антииранских санкций нефтяные котировки шли вверх, переступив в октябре рубеж в $83 за баррель, а после послаблений, которые 8 стран получили в рамках ограничительных мер, стоимости нефти не менее уверено пошла вниз.

И даже соглашение ОПЕК+ о дополнительном «изъятии» с рынка 1,2 млн б/с смогло лишь закрепить цены на уровне $61-62 за баррель.

В ближайшей перспективе 3-5 месяцев спад в добыче иранской нефти будет иметь ограниченное воздействие на нефтяные котировки: пока действует период санкционной отсрочки в шесть месяцев для стран-основных потребителей иранского сырья, Тегеран сможет сохранять уровень добычи вблизи 3 млн б/с, отмечает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович.

Эксперты МЭА отмечают, что уже в декабре экспорт нефти из Ирана может немного восстановиться. Тегеран все же сможет использовать лазейки в отношении комплаенса: они имеются у части евразийских партнеров благодаря вертикальной интеграции нефтяного и финансового бизнеса, соглашается Михаил Крылов. Кроме того Иран может ждать зимнего пика спроса на сырье.

Однако по истечении шестимесячного срока послаблений во втором квартале 2019 года ситуация будет меняться, а спад добычи и экспорта в Иране может продолжиться.

Совокупные объемы спада экспорта в перспективе III квартала 2019 года могут составить порядка 1,7 млн б/с в сравнении с досанкционными уровнями в 2,5 млн б/с, таким образом сам экспорт снизится на 0,8-0,9 млн б/с, отмечает Покатович. Такие изменения в экспортных поставках нефти из Ирана приведет к дефициту предложения на рынке, что, в свою очередь, станет импульсом для роста нефтяных цен, добавляет эксперт.