Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст
Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, 9 сентября 2018 года
Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев, 9 сентября 2018 года
Павел Лисицын/РИА Новости

«Когда речь идет о действии, хотите просто сваливать мусор»

Евгений Куйвашев о том, что для реализации нацпроектов нужны не только деньги

Российским регионам предстоит включиться в реализацию национальных проектов, самое сложное в финансировании которых – привлечение внебюджетных и местных денег. Часто их просто нет. О том, какие еще затраты нужны на нацпроекты, как энергетика подтягивает за собой промышленность и сколько стоит перерабатывать мусор как в Германии, «Газете.Ru» рассказал губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

— Тема прошедшего в Сочи форума и тема ближайших шести лет – это «Национальные проекты: от стратегии к действию». Вам удалось к перейти к действиям и как поиск денег проходит на эти действия?

— На самом деле нацпроекты — это не только деньги, хотя без денег, естественно, сложно будет вообще реализовать какой-либо проект. Но сегодня, если говорить о национальных проектах, в нашей области утверждены все паспорта для реализации этих проектов. Мы понимаем, сколько эти проекты будут стоить, сколько каждый потребует других ресурсных затрат. Самое главное – ясно, что нужна подготовка людей для реализации проектов. Это действительно масштабные изменения, которые коснутся не только экономики нашего региона, но и всей страны. Если говорить о финансах, то сейчас нужно понять, какие ресурсы мы будем привлекать дополнительно.

— Свердловская область в топе рейтинга 20 регионов по состоянию инвестклимата. Каких инвесторов удается привлекать и за счет чего?

— Мы неплохо встроены в международную конъюнктуру: достаточно большая доля продукции идет на экспорт. Во-вторых, привлекаем иностранные компании работать на нашей земле: только за прошлый год в регионе зарегистрировались более 70 компаний – это Южная Корея, Китай, Япония, европейские компании. В особой экономической зоне «Титановая долина» в прошлом году самый крупный проект запустила американская корпорация Boeing – там будет работать металлообрабатывающий завод компании. Объем инвестиций — более 5,5 млрд рублей. В целом на той же площадке работают еще 14 резидентов, в том числе «ВСМПО-Ависма». На самом деле, желающих много, мы проводим жесткий отбор, стараемся привлекать инвесторов с высоким уровнем передела. Как правило, в «Титановую долину» идут высокотехнологичные компании.

Кроме того, мы промышленный регион, тут помогает развитие территорий опережающего развития – это федеральный инструмент, утвержденный правительством. В Краснотурьинске неплохо работает ТОР, там создано несколько производств и высокопроизводительные рабочие места. У нас был период, когда был скачок инвестиций, поэтому даже сделали серьезный шаг в развитии нашей энергосистемы — 2 года назад запустили самый мощный в России энергоблок БН-800 на АЭС в Заречном, он сегодня работает на проектной мощности, поэтому электроэнергией обеспечивает не только наш, но и другие регионы. 10 лет назад мы были энергодефицитными, а сегодня — энергопрофицитные. А как только появляются новые энергомощности, сразу появляется возможность привлечения инвестиций под эти мощности.

Поэтому сейчас есть возможность создавать около 20 новых промышленных предприятий в год.

— Когда вносилось предложение о запрете экспорта титана в США, сердце не дрогнуло?

— Я бы не хотел сейчас обсуждать международную конъюнктуру. Я думаю, что сотрудничество в области титановых сплавов и титановой промышленности взаимовыгодно – будь то с США, будь то с другими странами. По прогнозам аналитиков, потребление титана будет расти ежегодно, поэтому любые ограничения накладны и сложны для всего рынка. И Россия заинтересована не только в добыче, но и наращивании и производстве новых видов сплавов. Это высокопроизводительные рабочие места и довольно большие инвестиции. Кроме того, такое сотрудничество, развитие «Титановой долины» дает возможность развития компетенций и в авиастроении. В конце прошлого года мы запустили вторую очередь «Титановой долины» на базе Уральского завода гражданской авиации. Так что одна отрасль тянет за собой смежные и создает новые.

— Сейчас экономика России переживает непростое время, увеличились налоговые платежи, в прошлом году доходы населения падали пятый год подряд. Как смягчаете бремя для физлиц и юрлиц? Какие-то компенсирующие механизмы есть или планируются?

— У нас есть свои механизмы по ослаблению налогового бремени – в части региональных налогов — для инвесторов, которые вкладывают деньги в Свердловскую область. С другой стороны, налоги – это те же доходы населения, это заработная плата учителям, врачам и так далее, поэтому мы очень аккуратно подходим к балансировке системы. А что касается тенденций, связанных с падением доходов населения, то мы и не отрицаем, что не все проблемы решены, но вместе с тем мы делаем все для того, чтобы увеличить объем промышленного производства и, как следствие, доходов населения. Работа в этом смысле предстоит огромная.

— Чувствуете турбулентность в связи с «мусорной» реформой? В частности, в феврале в Екатеринбурге был митинг против тарифов на вывоз мусора, в дело подключилось ФАС. Не беспокоит ли вас, что даже «мусорные» бунты возможны?

— Вы же наверняка активный человек, да? В социальных сетях пишете: «Мусор! Свалки! Загадили леса! Так нельзя!» А когда речь идет о действии, то хотите просто сваливать мусор и все. Свалки же вам не видны. Но полигоны переполнены уже. Кроме того, сегодня другой морфологический состав мусора, его ежегодный объем за последние несколько десятков лет кратно увеличился — потому что другая упаковка. Если раньше упаковки не было и полигоны более-менее справлялись со складированием мусора, то сегодня нужен действительно новый уклад. И это беспокоит сегодня всех. А чтобы привлечь инвесторов в эту сферу, безусловно, нужны кардинальные изменения. Кардинальные! И новый порядок обращения с твердыми бытовыми отходами подразумевает привлечение большого объема инвестиций в эту сферу.

Мы все говорим о том, что нужно защищать природу, снижать нагрузку на нее, но как только начали действовать, сразу активные граждане задают вопросы. Но это нормально. Наша задача объяснить — для чего мы это делаем и берем деньги.

В Свердловской области, например, платеж на семью из трех человек получается в среднем 436 рублей. Платеж за двухкомнатную квартиру – это около 5500 рублей, так что плата за мусор – это увеличение платежа на 9%. Конечно, 436 рублей с семьи в месяц – это могут быть значимые деньги, но они соизмеримы с тем, какие проблемы нужно решить.

Например, в нашем регионе разработана схема по переходу на новую систему обращения с отходами, планируется строительство 26 полигонов с нуля, более пяти сортировочных станций, изъятие из мусора стекла, пластика, бумаги, батареек, которые наносят вред природе. На это нужны деньги. Мы любим говорить: «Вот на Западе сортируют мусор, давайте будем делать также». Но посмотрите, сколько в Германии, Швеции, Финляндии стоит вывоз мусора. Это огромные деньги. Но у нас 500 рублей для людей с достатком ниже среднего – это большие деньги, поэтому малоимущие получают субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг. Можно об этом бесконечно думать, можно об этом размышлять, но мы не стали откладывать эту реформу.

— О каком сроке строительства полигонов идет речь?

— Проектирование начнется с этого года. На часть полигонов мы привлекаем инвесторов, на часть полигонов инвесторы уже есть. Я рассчитываю, что мы в рамках реализации национального проекта существенно продвинемся.

— В январе в Госдуму был внесен законопроект о социальном предпринимательстве. Это выгодно бизнесу?

— Вполне. Например, у нас создано агентство по поддержке социального предпринимательства, при поддержке которого за год создано полтора десятка компаний, люди идут активно. На 2019 год у нас запланирована с учетом средств федерального бюджета серьезная сумма на поддержку малого и среднего бизнеса, в том числе социального предпринимательства. И уже заявок поступает очень много.

— Биатлонист Антон Шипулин говорил, что мог бы попробоваться в политике, в Госдуме. Вы поддерживаете?

— Я его уважаю, как человека и как спортсмена, но он еще не выдвигался. Когда выдвинется – тогда можно будет говорить об этом шаге предметно.