Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Потребрынок

Григорий Сысоев/РИА «Новости»

Кто наживается на Москве? Как главный архитектор столицы отдает подряды друзьям

О том, как знакомым главного архитектора Сергея Кузнецова помогают личные связи

Москва — самый большой и беспокойный город России, который постоянно меняется. Здесь всегда есть работа для архитекторов: город строит парки, обновляет старые дома и возводит новые, готовится к спортивным соревнованиям и намерен преобразить целые районы. То, что столица развивается и хорошеет, — прекрасно, но смущает тот факт, что большинство контрактов достается одним и тем же организациям. Причем связанным дружбой с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым.

Полезные знакомства

За последние годы в Москве было реализовано и подготовлено множество крупных и не очень строительных проектов. Одним из государственных заказчиков, представляющих интересы столицы в рамках тендеров, является Главное архитектурно-планировочное управление Москомархитектуры. Несколько лет назад эта структура поменяла организационную форму деятельности, однако уже с мая 2017 года успела заключить госконтрактов на сумму в 1 116 311 015 рублей.

Четыре самых дорогих контракта на 545 699 000 рублей, то есть половина от общего объема закупок, достались компании ООО «РТДА».

Следующая проектная организация, фигурирующая в списке исполнителей заказов для «ГлавАПУ» — АО «Моспроект», однако ее заработок от сотрудничества с Москвой в девять раз меньше — 62 531 703 рубля. Так что же это за компания, которой удается выигрывать самые масштабные тендеры и обходить конкурентов, предложив, подчас, всего на несколько миллионов меньшую цену, чем другие потенциальные исполнители?

Первоначально компания ООО «РТДА» называлась ООО «БРТ РУС». Ее генеральный директор Марина Лепешкина с 2004 по 2012 год работала в девелоперских компаниях на руководящих должностях, в 2012 году стала первым заместителем директора ГУП НИиПИ Генплана Москвы, а в 2016 году возглавила «БРТ РУС», на 70% принадлежавшую «Интеко». В декабре того же года компания под руководством Лепешкиной выиграла тендер Москомархитектуры на проект новых региональных норм градостроительного проектирования в жилищном секторе на 32 250 000 рублей.

В 2017 году, с августа по сентябрь, Марина Лепешкина полностью выкупила «БРТ РУС» у «Интеко», потратив на это 21 814 000 рублей. На вопрос «Газеты.Ru» о том, как Лепешкиной удалось скопить достаточно средств на покупку этого бизнеса и почему было решено выкупить существующую структуру, а не создать новую, раз уж она решила заняться коммерцией, в пресс-службе компании предпочли не отвечать. Креативным директором бывшего «БРТ РУС» (а теперь RTDA) является тоже не чужой московским архитектурным властям человек — бывший главный архитектор ГУП НИиПИ Генплана Москвы Дина Дридзе.

В пресс-службе «ГлавАПУ» «Газете.Ru» сообщили, что одержать победу в каждом из тендеров RTDA помогло полное соответствие всем критериям закупок. «В том числе опыт, накопленный в рамках выполнения госконтракта по разработке РНГП (Региональные нормы градостроительного проектирования), позволил ООО «РТДА» зарекомендовать себя надежным исполнителем», — отметили представители организации.

«Конечно, можно искать связь через каких-то общих знакомых. Например, Марина Лепешкина долго работала в НИИ Генплана, а потом организовала свою компанию. Они делают, я считаю, квалифицированную работу», — заявил «Газете.Ru» главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, чьи обширные знакомства как раз и являются одним из связующих звеньев между городским архитектурным руководством и бизнесом.

Помимо «ГлавАПУ», еще одним постоянным заказчиком RTDA является Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) — отметим, что куратором образовательной программы в этом вузе является главный архитектор Москвы, а также первый заместитель главы Москомархитектуры. В общей сложности RTDA выполнила для университета четыре контракта на общую сумму в 20 430 331 рубль, причем это всегда были закупки у единственного поставщика и касались лоты отнюдь не проектирования, а организации зарубежных поездок.

Фигурирует RTDA и в госзакупках ВДНХ — в октябре прошлого года компания выиграла тендер стоимостью в 25 302 020 рублей на оказание услуг по «инженерно-техническому проектированию прочих объектов». Предложение RTDA было меньше первоначально заявленной максимальной цены почти на 10 млн рублей.

В ФАС отметили, что ни один из других участников конкурсов не обращался в ведомство с жалобой на их результаты. «Не видя никаких материалов, говорить о наличии признаков нарушения невозможно», — отметили в пресс-службе регулятора. В то же время сама система определения победителя только по критерию наименьшей предложенной цены уже неоднократно подвергалась критике со стороны главы ведомства Игоря Артемьева. Другое дело, что доказать отсутствие талантов к телепатии или тонкого знания рынка у участников тендеров очень сложно, так как договоренности без соответствующей жалобы задокументировать сложно. Так часто бывает — кому же жаловаться, если всех участников все устраивает? Имеет ли кто-то с московских тендеров отдельный доход или просто помогает друзьям?

Работа под прикрытием

Еще одна компания, связанная с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым — архитектурное бюро Speech. С 2006 по 2012 год Кузнецов был руководящим партнером этой организации и продолжает фигурировать в качестве руководителя авторского коллектива во многих крупных проектах бюро. Это парк «Зарядье» с концертным залом, БСА «Лужники» и др.

В пресс-службе Speech никакой проблемы в этом не видят. «Обращаем ваше внимание на то, что во всех случаях речь идет о руководстве именно всем авторским коллективом, то есть целым конгломератом команд (архитекторов, генпроектировщиков, инженеров, конструкторов и т.д.), каждая из которых разрабатывает собственный раздел проекта. Данная ответственная роль поручена Сергею Кузнецову руководством города Москвы и не подкрепляется какими-либо финансовыми вознаграждениями», — заверили «Газету.Ru» в пресс-службе организации. То же самое, в некоторых фразах дословно повторяя заявление Speech, указано в согласованном комментарии самого Кузнецова «Газете.Ru», хотя в личном разговоре формулировки были другие, что наводит на мысль о совместной подготовке этой части комментария.

«Я должен был по закону выйти из бизнеса, что я и сделал, но компания осталась работать на рынке, и с коллегами мы остались близкими друзьями», — признает Кузнецов.

Кстати, в пресс-релизе Департамента строительства Москвы о реконструкции «Лужников» в качестве исполнителя фигурирует «Мосинжпроект» и дается оценка стоимости проекта.

«В ноябре 2013 года столичные власти объявили открытый конкурс на управляющую компанию, которая смогла бы взять на себя функции проектировщика, а затем самостоятельно реконструировать арену. В начале декабря такая компания была определена — это ОАО «Мосинжпроект» (институт по изысканиям и проектированию инженерных сооружений и коммуникаций). Она дала снижение стартовой цены в 5% (1 млрд руб.) и взялась реконструировать Большую спортивную арену за 19 млрд рублей», — говорится в сообщении.

Согласно материалам госзакупок, в проекте реконструкции «Лужников» фигурировала еще одна компания, не чужая Сергею Кузнецову. Дело в том, что «Мосинжпроект» в 2017 году решил перепоручить часть забот о стадионе компании ТПО «ПРАЙД», заключив два контракта с единственным поставщиком на общую сумму в 77 847 491 рубль. По этим контрактам ТПО «ПРАЙД», основанный три года назад бывшим главным архитектором бюро Speech Николаем Гордюшиным и конструктором Павлом Сысоевым, должен был разработать альбом архитектурно-градостроительных решений, проектной и рабочей документации для строительства вспомогательной раздевалки, а также документацию (в том числе смету) для возведения временных или вспомогательных строений в рамках подготовки и проведения чемпионата мира по футболу 2018 года.

Сергей Кузнецов в беседе с «Газетой.Ru», однако, с гордостью называет этот проект своим, как и в случае с парком «Зарядье», хотя «на земле» парк проектировал все тот же «Мосинжпроект», а концепцию разработало американское архитектурное бюро Diller Scofidio + Renfro.

Ответственность за реализацию этих проектов ввиду их особой важности также была возложена не на Кузнецова, а на мэра Москвы Сергея Собянина и его заместителя Марата Хуснуллина.

Возвращаясь к работе архитектурного бюро Speech — сейчас оно занимается актуализацией мастер-плана района D1 в Сколково, в котором будет размещен Международный медицинский кластер. Напомним, что градостроительный совет Сколково возглавляет все тот же Сергей Кузнецов. В компании, однако, не считают это конфликтом интересов. «Сергей Кузнецов — председатель градостроительного совета Сколково, и в этом качестве регулярно знакомится с проектами, разрабатываемыми для данной территории. Их десятки», — заявили в пресс-службе.

Еще одна ситуация, в которой фигурируют сразу две компании, связанные с Кузнецовым — конкурс на проектирование застройки района в рамках программы реновации. Оператором конкурса выступала компания RTDA, а одним из победителей стало архитектурное бюро Speech. Но и здесь никто не видит конфликта интересов. «ООО РТДА является оператором конкурсов, решение о победителе принимает конкурсное жюри, в которое оператор не входит», — сообщили в пресс-службе компании.

Правда, победители этих конкурсов уж слишком часто связаны с главным архитектором Москвы. Еще одна компания, которая часто фигурировала в прессе в последние годы — архитектурное бюро Citymakers. В составе иностранных консорциумов оно выиграло два крупных конкурса, на разработку концепции парка «Зарядье» и благоустройство набережной Москвы-реки. В обоих случаях конкурсы были организованы при участии и поддержке Сергея Кузнецова. Что касается самих Citymakers, то, согласно открытым источникам, их среднесписочный штат составляет три человека, причем офисом одного из юрлиц (их два) значится обычная квартира.

Сам Кузнецов в этой атмосфере любви и общей дружбы ничего предосудительного не видит. «Когда тебя назначают главным архитектором, то обычно начинаешь внутри системы искать людей, которые тебе идеологически близки, чтобы с ними как-то консолидироваться, двигать общие идеи и цели. В ходе работы со многими складываются добрые отношения, я не вижу ничего в этом плохого», — сказал он «Газете.Ru».