Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Транспорт

«Мы нервничаем»: кто теперь поручится за SSJ-100

Поставлен вопрос о безопасности самолетов SSJ-100

Вопрос безопасности самолета SSJ-100 публично поднял совладелец группы S7 Владислав Филев. По его словам, из-за того, что во всех происшествиях обвиняют летчиков, летный состав начинает покидать российские авиакомпании. Замглавы Минпромторга призвал не поднимать вопрос судьбы лайнера до официальных результатов расследования МАК катастрофы в «Шереметьево» и предыдущего происшествия в Якутске. Ранее российские авиаперевозчики уже призвали Минтранс проверить надежность Superjet 100.

Авиаперевозчики вновь поднимают вопрос безопасности лайнера Sukhoi Superjet 100.

Публично обсуждать эту тему призвал совладелец группы S7 Владислав Филев в ходе заседания подкомиссии по авиационной и космической деятельности РСПП. Он возглавил данную подкомиссию в начале июня, сменив на этом посту свою жену Наталию, которая погибла в авиакатастрофе частного самолета Epic-LT в Германии 31 марта.

Филев, как отмечает «Интерфакс», обратился к замглавы Минтранса РФ Александру Юрчику с вопросом о расследовании авиаинцидента с SSJ- 100 авиакомпании «Якутия». Напомним, в октябре 2018 лайнер выкатился за пределы взлетно-посадочной полосы в аэропорту Якутска на 250 метров, в результате при движении по нерабочей части летного поля разрушились основные опоры шасси, были повреждены силовые элементы планера. За медпомощью обратились четыре человека.

»Авиация — она же все равно прецедентна... мы говорим про безопасность. И во всем обвиняют летчиков... Мы нервничаем, потому что летчики начинают от нас уходить... Когда мы говорим про систему безопасности, просто маленькое замечание: так как официальных данных нет, у нас ходят слухи о том, что в рамках расследовании якутского происшествия (при разрушении шасси) была течь из баков.

Александр Алексеевич, можете вы прокомментировать?», — спросил Филев, обращаясь к Юрчику.

Ответное слово взял замглавы Минпромторга РФ Олег Бочаров, который поспешил признать: «Мы находимся с вами в тяжелой морально-этической ситуации».

«Обычно во всех других странах участники авиаотрасли приходят и говорят: коллеги, граждане, это наши проблемы, мы все вместе виноваты, и мы все сами профессионально разберемся. И тогда люди успокаиваются. У нас принято пока не так», — констатировал чиновник. Он напомнил, что «завтра (5 июня) будет первый отчет МАКа (по расследованию катастрофы с SSJ 100 «Аэрофлота» 5 мая), с учетом того, что здесь все сидят профессионалы, просил бы этически обойти этот вопрос».

По Якутску подробности происшествия было предложено также не обсуждать, так как «это связанные вещи», уточнил Бочаров, предложив дождаться официальных заключений по обоим инцидентам.

5 мая самолет «Аэрофлота» SSJ 100, следовавший из Москвы в Мурманск, из-за потери связи вернулся в «Шереметьево», где совершил аварийную посадку и загорелся. Жертвами катастрофы стал 41 человек.

После трагедии в «Шереметьево» авиационные власти РФ заявили, что не собираются пока приостанавливать эксплуатацию SSJ-100, российские авиаперевозчики также не стали останавливать полеты своих лайнеров это типа, однако стали все чаще заявлять о сбоях в их работе.

В конце мая Ассоциация эксплуатантов воздушного транспорта (АЭВТ) попросила Минтранс проверить самолет Superjet 100 на соответствие сертификационным требованиям.

Как сообщил «Коммерсант» со ссылкой на письмо Ассоциации, вопросы вызывает система защиты самолета от поражения статическим электричеством. Кроме того, предлагается проверить прочность кессона крыла и шасси, поскольку разрушение шасси, по мнению специалистов, не должно влиять на целостность топливных систем. Также, по мнению перевозчиков, необходимо оценить работу системы управления полетом и силовой установкой самолета, защиту пассажирского салона при внешнем пожаре и программу тренировок экипажей, разработанную производителем судна.

Авиакомпании были обеспокоены аварией в «Шереметьево» и отмечали, что «данное происшествие нанесло серьезный репутационный ущерб российской гражданской авиации и авиапрому».

По данным на апрель 2019 года, было выпущено всего 186 самолетов SSJ-100. Большинство из них эксплуатируется в России: 50 лайнеров у «Аэрофлота», около 15 у авиакомпании «Ямал», есть «суперджеты» в парках и у авиакомпании «Якутия», «Азимут», «Газпромавиа», «ИрАэро», «РусДжет». SSJ есть и у специального летного отряда «Россия», в МЧС, МВД.

В конце мая генеральный прокурор России Юрий Чайка, выступая в Госдуме, заявил, что катастрофа в аэропорту «Шереметьево» с лайнером Sukhoi Superjet-100 вновь «обозначила серьезные проблемы в авиационной отрасли».

«Контроль за деятельностью авиакомпаний со стороны Росавиации зачастую осуществляется формально. Данным агентством не принимаются надлежащие меры по пресечению фактов эксплуатации судов, не отвечающих требованиям воздушного законодательства, в том числе в вопросах безопасности», — заявил Чайка, добавив, что проведенные его ведомством проверки гражданской авиации выявили более 400 самолетов, в конструкцию которых были внесены изменения «без проведения необходимых исследований и проведения сертификационных работ».

По словам генпрокурора, существующая в России госпрограмма обеспечения безопасности полетов не соответствует международным требованиям и «не актуализирована с 2008 года», «по-прежнему остро стоит вопрос качества профессиональной подготовки пилотов».