Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Кудрин дрейфует к Глазьеву»: кого Путин не пустит к кубышке

Путин указал, куда «дрейфует» Кудрин

Возврата к 90-м годам в России не будет, заверил президент России Владимир Путин. Экономика уже не та и нет экспертов, которые проповедуют те идеи. Остался один только Алексей Кудрин, экс-министр финансов, а теперь глава Счетной палаты РФ. Да и тот «дрейфует в сторону Сергея Глазьева», экономиста-социалиста.

Во время «прямой линии» с россиянами президент Владимир Путин ответил на вопрос, какие экономические модели подходят России. Как вообще будет развиваться российская экономика и будут ли к этому причастны экономисты 1990-х годов?

«Понимаете ли вы, что с экономистами из 90-х прорыва не будет?» — спросили президента России. В России нет таких экономистов – из 90-х, ответил Путин.

«Где они сейчас? Назовите хоть одну фамилию. Разве что Алексей Леонидович Кудрин, и тот не в полном объеме. Перековался и уже дрейфует в сторону Сергея Глазьева», — ответил президент.

По словам Путина, Кудрин хочет распечатать «нашу нефтяную кубышку» и говорит, что нужно отсечку нефтяных доходов увеличить». «Но, правда, его коллеги – почти ученики – оппонируют и говорят, что это приведет к инфляции и так далее», — возразил Путин.

Он предложил оставить экономистам их споры. Пускай спорят между собой.

«Но у нас реально нет экономистов 1990-х гг. Какие-то идеи, может быть монетаристские, присутствуют. Но нет и системы 1990-х», — добавил Путин.

Не копить, а тратить и процветать

Кудрин и Глазьев – заклятые друзья и давние оппоненты. Кудрин до 2011 года был министром финансов и вице-премьером, но был уволен премьером Дмитрием Медведевым и перешел в экспертное сообщество, руководил Центром стратегических разработок. Вернулся во власть в прошлом году – возглавляет Счетную палату РФ.

Глазьев после завершения политической карьеры и работы в Госдуме трех созывов является сейчас советником президента России по вопросам региональной экономической интеграции.

При этом «Газете.Ru» попросила Сергея Глазьева ответить, нравится ли ему «дрейф» Кудрина в сторону экономики 90-х и лично в его, Глазьева, сторону. Глазьев фактически согласился с оценкой президента. Но предложил сделать акцент не на личностном моменте, а смотреть в корень проблемы. И эта проблема носит принципиальный характер.

Надо ли тратить средства Фонда национального благосостояния, ту саму «кубышку», на стимулирование экономического роста в России или лучше накопить нефтедолларовые излишки на случай форс-мажора в экономике? До сих пор власти считают предпочтительным второй вариант.

«Все зависит от того, какие цели ставятся перед экономикой, тогда и можно решать, надо ли тратить стабфонд», — пояснил Глазьев «Газете.Ru». Стабфондом он называет Фонд национального благосостония, ранее объединенный со Стабилизационным фондом.

По словам Глазьева, если исходить из целей опережающего развития, тогда необходимо максимизировать инвестиции в экономику, а не складывать в кубышку средства от продажи сырья.

«В той мере, в какой средства уходят в стабфонд, в такой они, собственно, исключаются из финансирования инвестиций. А это значит, что мы лишаемся дополнительных возможностей для развития экономики», — считает Глазьев.

Вторая идея, которую пропагандирует советник президента, причем уже не первый год: изъятие средств из экономики и накапливание их в Фонде национального благосостояния «не гарантирует нам макроэкономическую стабильность, потому что платой за сокращение инвестиций становится технологическое отставание страны и снижение ее конкуретноспособности, а это влечет за собой девальвацию рубля и очередную волну инфляции».

Как дважды два — четыре

По поводу Кудрина советник президента выразился так: «А что значит дрейфует? Нет смысла хранить деньги в Стабфонде. Это же как дважды два – четыре. Я давно об этом говорю», — сказал Глазьев «Газете.Ru».

Он настаивает на том, что что без инвестиций никакого экономического прорыва не будет, не будет технологического рывка. И предлагает обратиться к опыту США и Китая, последний из которых за 10 лет в 30 раз нарастил инвестиции. И России ничего не мешает сделать тоже самое, уверен Глазьев.

Он считает эволюцию своего оппонента вполне логичной. Когда Кудрин был вице-премьером и министром финансов, был избыток нефтедолларов, и он боялся, что это разгонит очередную волну инфляции. Сейчас такой проблемы нет, тем более, что действует бюджетное правило по изъятию «лишних» денег и ЦБ стерилизует денежную массу своими средствами. Вот почему Кудрин и предлагает активнее тратить из «кубышки».

По состоянию на 20 июня, международные резервы ЦБ составляют $495 млрд. В то время, когда Кудрин возглавлял Минфин, до сентября 2011 года, в «кубышке» лежало $510 млрд.

«Кубышка» — это Фонд национального благосостояния, который формируется из доходов от продажи нефти, когда сумма, которая выше 40 долларов за баррель изымается в данный фонд. Но почему-то деньги этого фонда вкладываются в ценные бумаги США, страны Евросоюза и в последние время — в Китай. Получается, что эти деньги работают на чужую экономику, а не на собственную, отмечает Денис Лисицын, директор департамента управления активами компании ERARIUM Group.

«Вот и предложил Кудрин увеличить размер той части ФНБ, которая сейчас тратится на инвестиции в нашу экономику, сейчас это составляет 7% от ВВП страны. Иначе качественного скачка в развитии экономики страны, тем более в области высоких технологий не произойдет. Экономика страны не должна зависть от цен на нефть на мировых рынках, нужно развивать собственный промышленный потенциал. Поэтому для экономики России распечатывание «кубышки» — это срочная необходимость», — считает эксперт.

«Сейчас деньги привлекаются в бюджет самым неблагоприятным способом – повышением налогов, в частности, НДС. Это изъятие средств из бизнеса, у населения, тогда как ресурсы есть в резервах», — недоумевает Анар Исмаилов, ведущий аналитик ООО «Бизнес Инсайдер».

Опасность инфляционной составляющей частичного использования «кубышки» преувеличена, считает Исмаилов. Ведь Минфин не побоялся разгона инфляции за счёт того же увеличения НДС, которое действительно взметнуло цены и повысило инфляцию до уровня свыше 5%. Но такой рост оказался вполне умеренным, и был сведён за полгода к предыдущему уровню 2018 года, заключает эксперт.