Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

США против Китая: сколько Россия теряет от торговой войны

США могут пойти на компромисс в торговой войне с Китаем

США и Китай могут заключить валютное перемирие, пишут американские СМИ. Москва в этом, возможно, заинтересована даже больше, чем Вашингтон. Торговое противостояние давит на рубль. Убытки фиксирует Центробанк, который существенно увеличил долю резервов в юанях. Кроме того, Россия и Китай в рамках дедолларизации перевели часть торгового оборота в нацвалюты. Так что и здесь Москва вынуждена фиксировать потери.

США могут пойти на компромисс в торговой войне с Китаем. По сведениям источника Bloomberg, знакомого с ситуацией, президент США Дональд Трамп рассматривает возможность заключить с Китаем ранее обговоренное валютное соглашение. Вашингтон предполагает, что оно войдет в «первую фазу» торговой сделки с Китаем.

Как уточняет издание, в феврале 2019 года стороны уже пришли к соглашению о стабилизации курса юаня, однако министр финансов США Стивен Мнучин тогда не раскрывал никаких подробностей, хотя и назвал договоренность «самой сильной» в истории.

Впрочем, позднее торговые переговоры с КНР были сорваны.

Как предполагается, после заключения соглашения по валюте стороны смогут провести переговоры по другим ключевым вопросам, среди которых — права на интеллектуальную собственность и принудительная передача технологий.

О возможном перемирии в отношении двух стран стало известно после прибытия китайской делегации во главе с вице-премьером Лю Хэ в Вашингтон. Речь идет о возобновлении торговых переговоров с американским торговым представителем Робертом Лайтхайзером и Мнучиным. Это первая личная встреча высокопоставленных чиновников двух стран с июля 2019 года.

Впрочем, не все так однозначно, и дойдет ли дело до заключения реального соглашения, — пока большой вопрос.

Так, агентство Bloomberg обращает внимание на февральское заявление Лайтхайзера, согласно которому валютный пакт зависит от общей договоренности.

«Соглашения по чему-либо быть не может, пока не будет достигнуто соглашение по всему. Но реальность заключается в том, что мы потратили много времени на валюту, и этот вопрос осуществим»,

— сказал чиновник.

При этом возможное перемирие обсуждается на фоне обмена санкциями двух стран. Так, 1 октября должно было вступить в силу очередное повышение американских пошлин на китайские товары стоимостью $250 млрд — с 25 до 30%. Позднее оно было перенесено на 15 октября, поскольку 1 октября празднуется день образования КНР.

Напомним, в августе Пекин рекордно снизил курс национальной валюты КНР к доллару США до уровня менее семи юаней за доллар, по сути доведя его до уровня, на котором он держался в разгар кризиса 2008 года. В целом за год Народный банк Китая удешевил валюту на 15%, отмечает аналитик «Алор» Алексей Антонов.

Хотя премьер Госсовета КНР Ли Кэцян заявлял, что не собирается превращать курс юаня в инструмент реагирования на торговый спор с США, но в это мало кто поверил. По сути, таким образом Пекин ослаблял эффект от вводимых Америкой пошлин и ограничений.

Президент США Дональд Трамп не раз обвинял Китай в валютных манипуляциях. При этом он угрожал тем, что может также ослабить доллар США.

Однако в реальности Трампу это сложнее сделать, чем Пекину. Власти США формально не влияют на курс доллара. Да и в рамках современного объема торгов и операций в долларах эффективно сделать это едва ли возможно, поясняют опрошенные «Газетой.Ru» аналитики.

«Большое влияние на курс американской валюты может оказывать формально независимый Центробанк США — ФРС. При этом экономическая ситуация в США сейчас не располагает к агрессивному смягчению монетарной политики», — говорит Константин Карпов, эксперт по фондовому рынку «БКС Брокер».

Таким образом, то, что мы сейчас наблюдаем в Китае и США, можно назвать мягким режимом валютных войн, отмечает эксперт. Вашингтон не может начать полноценную валютную войну и вынужден договариваться.

Тем более что в ответ на новые ограничения США Пекин угрожал девальвировать юань на 25%. И, по словам аналитика «Алор Брокер» Алексея Антонова, свою угрозу, скорее всего, сдержал бы, даже несмотря на то, как это ударило бы по рядовым китайцам.

От развязанной валютной войны страдает и Россия.

«Если в валютные войны вовлечен доллар, мы периодически можем видеть стремительный отскок цен на сырье и металлы, в целом на рисковые активы, так как все эти инструменты номинированы в долларах. Девальвация юаня — напротив, неприятный момент для сырья, рисковых инструментов и для российских активов. Чем дешевле китайская валюта (главный потребитель сырья), тем ниже спрос на сырье», — поясняет Карпов.

Любой рост напряженности, будь то торговые или валютные войны, негативно влияет на отношение инвесторов к рисковым активам,

соглашается главный аналитик Промсвязьбанка Богдан Зварич. В результате игроки сокращают доли в них, что ведет к продажам и, соответственно, снижению курса валют.

«При переоценке риска рубль начинает дешеветь относительно доллара США и евро. При этом в такой ситуации активизируется спрос на валюты-убежища, особенно на японскую йену, к которой виден и региональный, и глобальный спрос», — поясняет Дмитрий Александров, главный стратег «Универ Капитал».

Если из-за неопределенности мировые рынки будет продолжать штормить и вдобавок ЦБ РФ снизит ключевую ставку, то курс доллара вполне может дойти до 68 рублей и выше, комментировал, в частности, «Газете.Ru» старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

«Россия от торговой войны США и Китая не только не получает вообще никаких торговых преимуществ, но страдает не менее, чем ее участники.

Пекин и Москва активно переводят взаиморасчеты на юань. В китайской валюте, пусть частично, но все же оплачиваются поставки энергоресурсов в КНР, платежи в юанях проходят и по другим важнейшим статьям экспорта», — поясняет Антонов.

По итогам 2018 года, например, доля расчетов в нацвалютах двух стран составила около 17% от оборота. То есть, чем активнее Пекин девальвирует юань, тем выше убытки контрагентов китайских компаний, расчеты с которыми переведены в нацвалюты.

Кроме того, в рамках дедолларизации российской экономики в юани еще в прошлом году активно конвертировались золотовалютные запасы нашей страны. Так, на китайские облигации, по данным октябрьской статистики ЦБ, приходится 13,4% валютных резервов ЦБ. По оценкам экспертов, Банк России уже потерял около $4 млрд на курсовых разницах.