Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Повернуть реки вспять: чем запомнился Юрий Лужков

Главные проекты экс-мэра Москвы Юрия Лужкова

Крепкий хозяйственник, креативный управленец, человек с характером. Таким предстает экс-мэр столицы Юрий Лужков, если судить о нем по делам. Оборотная сторона тоже имеется, как и у всякой личности, которой тесно в рамках одной должности.

Юрий Лужков умер на 84-м году жизни. Это стало неожиданностью для всех. И резких поворотов в его судьбе было много. Ничего не предвещало, что он изберется мэром. Или женится в солидном возрасте на женщине значительно младше его. Станет лидером губернаторской «партии власти», сделает попытку развернуть вспять сибирские реки, а уволен будет «по утрате доверия» президента и всерьез займется разведением пчел.

Есть что вспомнить об экс-мэре, руководившем столицей рекордные 18 лет.

По последним годам он запомнился тем, что превратил Москву в гудящий улей. В прямом и переносном смысле. Лужков открыл столицу для пчеловодов из 48 российских провинций, отвел им постоянное место в Коломенском парке (без налоговых сборов) и возродил интерес к этому народному промыслу.

Как сообщил «Газете.Ru» Александр Кукс, глава Межрегионального союза пчеловодов, при Лужкове реклама и логистика для пчеловодов была бесплатная. «Юрий Михайлович сам открывал ярмарки меда, приезжал с телевизионщиками и после его визита торговля медом вырастала в десятки раз», — вспоминает глава союза Кукс, лично знавший столичного градоначальника.

«А мед любил чистый, без примесей и модных добавок», — отмечает Кукс.

Гудящий улей столицы

Но мэр Лужков даже исторический центр столицы превратил в улей. «При нем много строили, но это, скорее, стоит отнести к минусам его биографии, потому что архитектурный облик столицы все же не улучшился, исторический центр застраивался коммерческой недвижимостью», — говорит известный экономист Андрей Нечаев.

Он имеет в виду в первую очередь Манежную площадь и ТЦ «Охотный ряд», ушедший под землю прямо у стен Кремля и по соседству с Красной площадью. Манежку украсили фонтанами со скульптурами Зураба Церетели.

Но правда и то, что возможность совместить шопинг и осмотр державных достопримечательностей радовала гостей столицы.

Однозначно оценить так называемую точечную застройку, которая накрыла столицу при градоначальнике Лужкове, тоже невозможно. Коренных москвичей это раздражало. Проблема не решена до сих пор.

В октябре председатель Госдумы Вячеслав Володин во время «правительственного часа» с участием депутатов и чиновников предложил запретить точечную застройку в городской черте. Это нужно хотя бы для того, чтобы высотки «не уродовали исторический центр», аргументировал спикер парламента.

«Газета.Ru» спросила тогда мнение Лужкова по этой проблеме. Судя по всему, это был один из последних комментариев Юрия Михайловича СМИ.

«У нас в России принято действовать так: или ноль или единица! Или никому ничего не позволяется, или всем все дозволено. Не бывает золотой середины. Или грудь в орденах, или голова в кустах! Между тем надо действовать оптимально, то есть без крайностей», — сказал Лужков и затем пояснил свою мысль.

«Нужно вместе с жителями смотреть, можно ли в конкретном месте построить дом. Нужно исходить из разумности действий власти и пользы для населения, а не из интересов застройщиков, которые хотят только заработать», — отметил бывший градоначальник.

По его словам, если жители не против точечной застройки, тогда они могут выдвинуть требования к застройщику, ряд условий: дополнительно построить школу, ясли, поликлинику и решить проблему доступности транспорта.

Только на таких условиях, сказал тогда Лужков, точеная застройка может быть приемлемым форматом.

^^Мэр Москвы и Каракаса^^^

Лужкову всегда было тесно в должности мэра даже одного из крупнейших мегаполиса мира. Ему были вручены символические ключи от Каракаса, столицы Венесуэлы.

Дело в том, что Лужков в 2010 году предложил застроить восьмимиллонный Каракас дешевым пятиэтажным жильем, попросту говоря «хрущевками». По генплану. Тогдашний президент Венесуэлы Уго Чавес положительно оценил генплан. И даже, говорят, вписал его в свою предвыборную стратегию «Боливар-2000», предусматривающую строительство дорог и доступного жилья.

Лужков прославился тем, что активно отстаивал свою позицию. Даже перед теми, кто был выше его в административной иерархии. Еще в 2008 году он выступил против шипованных шин.

«Либо те, кто имеет шипованную резину, будут доплачивать за вред, который она наносит дорожному покрытию, либо давайте запрещать ее использование в летний период», — возмущался Лужков.

У этой идеи было много противников, она казалась блажью самоуправного градоначальника. Но жизнь все расставила по местам: въехать на шипованной резине в тот же Евросоюз запрещено.

Были проблемы, которые градоначальник решить не мог при всем желании. Это проблема городских пробок. Была надежда на МКАД: кольцевая автодорога была превращена в многополосное современное шоссе. Каждое направление расширили до пяти полос. Не помогло.

Еще один знаковый проект бывшего мэра — Третье транспортное кольцо. По замыслу мэра, и это кольцо должно было разгрузить транспортные артерии столицы. Идея с монорельсом в районе ВДНХ тоже не стала палочкой выручалочкой. Город рос быстрее.

Лужков, впрочем, умел слышать аргументы. Нечаеву, когда тот был министром экономики, Лужков таким и запомнился. Дело было во времена ваучерной приватизации, которую проводил Анатолий Чубайс. «Однажды мне звонит Лужков и говорит: вот как так? Мне дали один ваучер. У меня стаж работы более 30 лет. И моей дочке, ей годик, тоже положен один ваучер. Что это за приватизация такая?» — вспоминает Нечаев, добавляя, что с большим трудом убедил Лужкова «в справедливости такого подхода» к разделу госсобственности.

«Незаурядная личность, креативная», — заключает Нечаев.

Лужкову действительно креатива было не занимать. Он даже предлагал реализовать советский проект о развороте сибирских рек. Для мелиорации засушливых районов юга России. И мог бы вполне реализовать. Если бы разрешили.