Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Энергетика

Новый глобальный проект для России

Правительство одобрило налоговые стимулы для арктических месторождений

Правительство одобрило пакет законопроектов о налоговых стимулах для инвесторов, планирующих реализовать новые проекты в Арктике. Речь, в частности, идёт о проектах, связанных с добычей углеводородного сырья, производством СПГ и строительством портов.

Как отмечает Минвостокразвития, стимулы предусмотрены для инвестпроектов на суше, которые будут реализовываться в восточной части Арктики, где есть хороший ресурсный потенциал, но ее освоение в текущих налоговых условиях непривлекательно, так как доходность от вложений ниже нуля.

«Для таких проектов мы предусматриваем новую, пятую категорию месторождений в рамках налога на дополнительный доход, - отметил глава Минвостокразвития Александр Козлов, что предполагает НДПИ 0% в течение первых 12 лет, начиная с 13 года по 17 год — поэтапный выход на полную ставку НДПИ. В результате получим запуск трех новых крупных нефтяных месторождений с инвестициями порядка 10 трлн руб».

Один из главных проектов, на который в значительной мере ориентированы грядущие изменения в законодательстве, – «Восток Ойл». Он включает месторождения «Роснефти», в частности активно разрабатываемый Ванкорский кластер, и «Нефтегазхолдинга» на севере Красноярского края. Проект призван способствовать решению задач, объявленных стратегическими для страны, – освоению Арктики и развитию Северного морского пути.

Ресурс глобальной конкурентноспособности

По данным Минприроды, разведанные запасы российской Арктической зоны составляют 7,3 млрд тонн нефти и более 50 трлн м3 природного газа. Суммарные извлекаемые ресурсы российской Арктики оцениваются в 106 млрд тонн нефтяного эквивалента.

Многие эксперты склонялись к мысли (некоторые склоняются и сейчас), что в нынешней геополитической ситуации и при текущих ценах на нефть освоение Арктики надо отложить на потом, сосредоточившись на повышении эффективности добычи в традиционных регионах и разработке ТРИЗ.

Однако, как отмечает директор ИМЭМО РАН Фёдор Войтоловский, «сейчас есть понимание того, что Арктика — это ресурс глобальной конкурентоспособности страны на будущее, причем, понимание - на уровне руководства страны».

«Естественно, - продолжает эксперт, - всегда есть скептики, которые говорят о текущей цене и о возможном прогнозе цены на нефть. Но очень важно, вырабатывая государственную политику по развитию арктических месторождений, по формированию инфраструктуры, учитывать, что это не вопрос сегодняшнего дня. Это - вопрос стратегический. И те же американцы прекрасно понимают, что на долгосрочную перспективу именно арктические месторождения станут одним из ресурсов конкурентоспособности России как мирового производителя нефти и газа».

«Арктика – это один из важнейших неразработанных, нетронутых резервуаров углеводородов, - отмечает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. - Понятно, что это регион очень сложный для добычи и транспортировки углеводородного сырья. Но вариантов нет. Следует напомнить, что в свое время, когда в Западной Сибири начиналась разработка гигантских нефтегазовых месторождений, этот регион также считался крайне сложным, потребовал колоссальных инвестиций, но, тем не менее, был освоен.

И, откровенно говоря, страна до сих пор живет на тех самых инвестициях, которые были сделаны в шестидесятые-семидесятые годы во время освоения Западной Сибири.

Точно таким же образом, сейчас инвестируя в Арктику, мы обеспечиваем будущее страны, может быть, на пятьдесят-шестьдесят, а то и сто лет вперед. Потому что, нефтегазовые месторождения в арктической зоне – гигантские, и это достояние, которое необходимо не только для России – понятно, что России, прежде всего, - но это достояние, которое будет востребовано во всем мире. Потому что, на самом деле, углеводородное сырье истощается, при этом весь мир и вся мировая энергетика всё равно будет нуждаться в углеводородном сырье, несмотря на развитие «зеленой энергетики» и возобновляемых источников. Так что Арктика необычайно важна с этой точки зрения».

Проект-локомотив

Поскольку Севморпуть почти вдвое короче традиционных маршрутов экспорта углеводородов на привлекательный рынок АТР, его развитие было объявлено одной из ключевых задач освоения Арктики.

Согласно «майскому указу» Владимира Путина, к 2024 году грузопоток по СМП должен вырасти до 80 млн тонн в год. Чтобы решить эту задачу необходимо было выдвинуть проект-локомотив, что и сделала крупнейшая нефтяная компания страны. «Роснефть» совместно с «Нефтегазхолдингом» (НГХ) предложила создать инфраструктуру для поставок по СМП нефти с их северных месторождений. Речь идет о прокладке нефтепровода от Ванкорского кластера «Роснефти» через Пайяхскую группу месторождений НГХ на Таймыре до бухты «Север», где будет построен нефтеналивной терминал.

После реализации первой очереди проекта, получившего название «Восток Ойл»,  его добыча может составить 50 млн тонн в год, после второй – 100 млн тонн. Легкая и малосернистая нефть месторождений, входящих в проект, превосходит по качеству как Brent, так и поставляемый по ВСТО сорт ESPO. Предполагается, что реализация проекта позволит создать в Арктике новую нефтегазовую провинцию попутно загрузив и Севморпуть, и целый ряд смежных промышленных отраслей. По оценкам КРМG, мультипликативный эффект составит 30 трлн рублей до 2038 года, эксперты считают реальным увеличение рабочих мест до 30 тысяч в течение 10 лет.

В регионе, где отсутствует всякая инфраструктура, предстоит построить 5,5 тыс. км трубопроводов, автодороги, линии электропередач, морской порт.

Углеводородный потенциал нового проекта «Роснефть» оценивает в 37 млрд барр н.э. «Восток Ойл» обладает масштабной ресурсной базой, - заявил Игорь Сечин на встрече с индийскими партнёрами. - В перспективе здесь будет создан новый кластер мирового уровня».

«Восток Ойл» включает ресурсную базу крупнейших месторождений Ванкорского кластера (Ванкорского,  Сузунского, Тагульского и Лодочного), а также перспективных нефтеносных площадок на севере Красноярского края, таких как Паяхская группа месторождений и Западно-Иркинский участок. В «Роснефти» отмечают, что «кластерный подход к освоению этих месторождений позволит максимально эффективно реализовать их добычной потенциал и обеспечит значительную синергию».

Ресурсы будущего

К началу прошлого года совокупные извлекаемые запасы Ванкорской группы составляли около 750 млн тонн жидких углеводородов и почти 500 млрд м3 газа. Эта солидная ресурсная база сегодня позволяет «Роснефти» рассматривать Ванкорский кластер как часть еще более масштабного арктического проекта, в который, в первую очередь, войдут Паяхские месторождения.

В июне Госкомиссия по запасам полезных ископаемых утвердила извлекаемые запасы Пайяхи в объеме 1,2 млрд тонн нефти. Столь значительных объемов в последние годы в России на баланс не ставилось. Несомненно, сам этот факт повышает значимость Пайяхи в глазах и профильных министерств, и потенциальных инвесторов. Таймыр, который в перспективе должен стать ключевой ресурсной базой проекта «Восток Ойл», считается одним из самых перспективных нефтеносных регионов.

В прошлом году Роснефть приобрела лицензию на Западно-Иркинский участок, в пределах которого находится часть Пайяхского месторождения. Его вероятные запасы 500 млн тонн условного топлива. В декабре «Роснефть» сделала новые приобретения на Таймыре, выиграв аукцион на Мезенинский, Северо-Джангодский и Янгодский участки. Компания победила в ожесточенной борьбе «Сургутнефтегаз» и Красноярскую НГК и объяснила победу наличием у нее «максимальных возможностей для синергии и наиболее эффективной схемы развития участков».

Оценка этих участков, которая базируется на результатах ГРР в данном регионе, составляет 177 млн тонн и 448 млрд м3 соответственно.

Аналитики считают, что при использовании танкеров ледового класса транспортировка нефти «Восток Ойл» в страны АТР по СМП вдвое дешевле нынешнего варианта ( – по трубе Ванкор – Пурпе и далее по ВСТО до дальневосточного порта Козьмино).

«В числе ключевых преимуществ транспортировки морем - минимизация рисков потерь при транспортировке сырья по сравнению с трубопроводными поставками и возможность обеспечить сохранение качества нефти. Учитывая последний инцидент с нефтепроводом «Дружба», это весомый аргумент», - говорит  директор Инфо-ТЭК Терминал Рустам Танкаев. По его словам, высокое качество сырья «Восток ойл» и гарантия его стабильности позволит «Роснефти» реализовывать нефть со значительной премией по отношению к нефти сорта Brent.

Суперверфь

В 2017 и 2018 годах «Роснефть» подписала с дальневосточной верфью «Звезда» договоры на строительство 12 танкеров-челноков усиленного ледового класса (Arc6-Arc7) для вывоза нефти с ее арктических месторождений. Кроме того, в 2017 году «Роснефтефлот», ССК «Звезда» и «Таймырнефтегаз» (ныне входит в НГХ) договорились о строительстве еще 10 танкеров Arc-7. Их планируется использовать для вывоза нефти Пайяхи из устья Енисея и перевозки по СМП как в западном, так в восточном направлении.

«Роснефть» считает близость к Северному морскому пути дополнительным конкурентным преимуществом проекта. «Использование этого уникального транспортного коридора, - говорят в компании, - открывает возможность поставок сырья с месторождений «Восток Ойл» сразу в двух направлениях: на европейские и азиатские рынки. Транспортировка нефти будет осуществляться танкерами ледового класса Arc 7 при частичном сопровождении ледоколами с последующей перевалкой на типовые нефтяные танкеры».

По словам Игоря Сечина,  с учетом больших объёмов добычи в рамках проекта «Восток Ойл» целесообразно использование собственного флота. Это гарантирует своевременную транспортировку и нивелирует зависимость от ставок фрахта на рынке».

Важнейшую роль в создании современного ледового и танкерного флота в России играет судоверфь «Звезда» - первый центр высокотехнологичного судостроения в России и одна из ведущих верфей в Азиатско-Тихоокеанском регионе.  Технологические возможности судоверфи позволяют строить все существующие и перспективные виды судов, в том числе высокотехнологичные атомные ледоколы, танкеры, газовозы, крупнотоннажные суда, морские буровые, разведочные и добычные платформы, корабли и суда обслуживающего флота, в первую очередь, ледового класса. В настоящее время на верфи строится 8 судов: 4 судна снабжения и 4 танкера класса «Афрамакс» (головное судно будет сдано в эксплуатацию уже в ближайшее время).

«Северный морской путь, - уверяет заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко, - можно сделать экономически выгодным, доступным для перевозчиков маршрутом. Для этого потребуются специальные суда гигантского водоизмещения. Прежде всего, речь идёт, о высокотехнологичных газовозах и танкерах ледового класса. Кроме как на судоверфи «Звезда», строить крупнотоннажные суда в России больше негде. У нас просто нет других таких судостроительных мощностей. Для реализации проекта «Восток-ойл» помимо сверхгазовозов и танкеров понадобятся также платформы, суда обеспечения, вертолетная техника, вся наземная инфраструктура. И важно иметь в виду, что это не просто инвестиции в сырье, в углеводороды. Это - инвестиции в реальные инновации, потому что и транспортная, и добычная инфраструктура проекта потребуют высокотехнологичных разработок, которые будут способствовать развитию судостроения, машиностроения, металлургии, химической и других отраслей промышленности».

«Предполагается, что на «Звезде» будут построены двести плавсредств, - говорит директор ИнфоТЭК Терминал Рустам Танкаев. – Это не только суда, но и платформы для бурения и эксплуатации месторождений в арктической зоне. Это - самые технологически сложные и абсолютно неосвоенные другими нашими верфями виды морской техники. Фактически, для освоения Арктики необходимо создание новой отрасли промышленности – тяжелого судостроения и базой для неё станет «Звезда». «Звезда» - это далеко не только верфь, но в будущем и металлургический комбинат, и транспортная инфраструктура, и мощности по строительству и эксплуатации атомных реакторов (напомню, что на «Звезде» будут строиться атомные ледоколы следующего поколения – поколения «Лидер».

Налоговые стимулы

«Чтобы у российской нефтяной отрасли были преимущества в конкурентной борьбе на мировых рынках, ей необходимо обеспечить государственное стимулирование, - отмечает директор Центра политической информации Алексей Мухин. - Без стимулов не будет инвестиций, а наиболее перспективные проекты требуют огромных капиталовложений. Речь об арктических месторождениях с прямым каналом сбыта по северному морскому пути и колоссальной ресурсной базой. Российские нефтяники давно уже связывают большие надежды с этими циклопическими месторождениями, однако следует понимать, что без привлекательного и предсказуемого налогового режима инвесторов им не найти. Ведь добыча в Арктике – это не только буровые установки и промысловые объекты, это - морские терминалы, резервуарные парки, аэродромы, автодороги, ледоколы, нефтетанкеры и газовозы ледового класса – сложная и очень дорогая инфраструктура и техника. К тому же, нельзя забывать, что в Арктике добиться приемлемого уровня доходности на вложенный капитал можно лишь в рамках интегрированных проектов с длинным жизненным циклом. Такие проекты, повторюсь, требуют колоссальных инвестиций и серьёзной государственной поддержки».

«Без государственного стимулирования, предполагающего создание особых фискальных условий, компании не смогут обеспечить необходимый для арктических проектов объём инвестиций, -  подчёркивает старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов. - А это поставило бы под угрозу выполнение задачи Президента по достижению до 2024 года показателя в 80 миллионов тонн грузопотока по Северному морскому пути. Только в случае создания максимально комфортного налогового режима, в том числе введения нулевой ставки НДПИ для проектов по добыче углеводородов в Арктической зоне и интегрированных с ними проектов-доноров, Россия сможет приступить к полномасштабному освоению месторождений в Арктике. Это, в свою очередь, будет иметь значительный мультипликативный эффект для национальной экономики».

«Источником финансирования новых проектов в Арктике могли бы стать успешные действующие проекты, входящие с ними в единый кластер, - говорит управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева. - Очевидно, что от таких проектов-доноров потребуются колоссальные капложения в инфраструктуру и проведение геологических работ, необходимых для освоения новых месторождений. Очевидно также, что эти затраты можно компенсировать с помощью льготной ставки НДПИ».

«В случае с Ванкорским кластером и формирующемся на его основе арктическим сверкластером, который будет создан в рамках проекта «Восток ойл», - поясняет Рустам Танкаев, - работает единый хозяйственный комплекс. Этот комплекс далеко не полностью расположен за полярным кругом, но это - единый механизм, единый экономический организм, который нельзя разрывать. И в отношении этого комплекса в целом должны действовать условия хозяйственной деятельности, характерные именно для арктического региона».
 
«Даже сам внешний вид арктических малых городов, таких, как Тикси, Диксон, очень показателен, - продолжает Танкаев. – Они, фактически, находятся в разрушенном состоянии. Реальное же восстановление арктической инфраструктуры возможно только в том случае, если система налогообложения будет приведена в соответствие с условиями хозяйственной деятельности. Если с нефтяников начнут брать налоги с момента начала строительства, то они никогда ничего не построят, это совершенно очевидно. Добычные проекты в Арктике требуют сложнейших, зачастую революционных и крайне затратных технологических решений. Когда вы строите базу на Марсе, то рассчитывать на то, что вы при этом еще и будете платить какие-то налоги — по меньшей мере, наивно, если не сказать глупо. Только если создать предсказуемые и неизменные налоговые и регуляторные условия, начнется реальное современное освоение Арктики, которое может дать гигантские прибыли нашей стране».

«Если говорить об освоении Арктики, - рассуждает директор ИМЭМО РАН Фёдор Войтоловский, - очень многое будет зависеть от тех решений, которые у нас будут приняты, от того, как мы сможем выстроить государственную политику, насколько мы сможем обеспечить импортозамещение, в какой степени мы сможем найти поставщиков оборудования и тех, кто будет готов нам предоставить соответствующие технологии, и в какой степени мы сможем развить собственные технологии и создать комплексы собственного оборудования, развить соответствующую техническую инфраструктурную базу для освоения месторождений.

Если нам это удастся – это сделает Россию технологическим лидером.

Данная задача, на мой взгляд, приоритетная, потому что технологии, связанные с добычей, с транспортировкой углеводородного сырья в Арктике по своей сложности близки к космическим технологиям. Освоение этих месторождений позволит получить выгоды, не только связанные с развитием нефтегазовой отрасли, но системные выгоды на уровне страны».