Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Санкции против России: чем снова не доволен Лукашенко

Лукашенко пригрозил России штрафами за срыв сроков строительства БелАЭС

Белоруссия готовится к приему миссии МАГАТЭ, которая проверит пуско-наладочные работы на новой АЭС. На этом фоне президент РБ Александр Лукашенко упрекает Россию в срыве сроков строительства атомной станции. Но покупать у белорусов электроэнергию некому. России она тоже не нужна.

Очередной пакет претензий предъявил России президент Белоруссии Александр Лукашенко. По его словам, Москва срывает сроки ввода в эксплуатацию атомной станции в республике.

Как считает белорусская сторона, Россия должна была еще в 2018 году ввести первый блок АЭС, а в 2019-м — второй. «Но сорвали сроки, а там огромные штрафные санкции», — цитирует «БелТА» Лукашенко.

По его словам, во время недавней встречи в Сочи с президентом РФ Владимиром Путиным, было предложено найти решение этой проблемы. Иначе не избежать штрафных санкций.

Например, уменьшить ставку по кредиту, который выдан Россией, и дать отсрочку по его погашению, предложил Лукашенко.

По любви не получается

«Неуютно, неудобно, но решили, что в этом плане мы будем договариваться: другого не дано. Или мы вводим санкции за просрочку (а там большие деньги), или они подвигаются по кредиту. Это вполне нормально», — заключил Лукашенко.

Наблюдатели говорят, что строящаяся АЭС стала заложницей политических амбиций руководства Белоруссии.

«Это крупнейший проект в российско-белорусских экономических отношениях, он, безусловно, привлекает к себе внимание. Поэтому неудивительно, что глава белорусского государства выбрал именно его для шантажа российского руководства. Росатом здесь попал под «горячую руку», - заявил РИА «Новости» эксперт Института международных отношений МГИМО МИД России Леонид Гусев.

«Насколько мне известно, в последние несколько месяцев сооружение атомной станции всячески тормозится именно белорусской стороной, которая, судя по всему, просто не готова принимать этот объект», - добавил он.

Белорусская атомная станция в Островцах под Минском с 2011 года строится за счет российских кредитов. Она будет состоять из двух энергоблоков общей мощностью 2400 МВТ.

Стоимость строительства — $6 млрд, вместе с инфраструктурой — $9 млрд. Срок окупаемости проекта — 15-20 лет. Срок погашения кредита — 2035 год.

Стоит уточнить, что претензии Лукашенко к России прозвучали на фоне ожидания республикой миссии Международного агентства по атомной энергии.

МАГАТЭ планирует прибыть в Минск 24 февраля и оценить готовность белорусской инфраструктуры и самой атомной станции к эксплуатации. Проверять будут по 19 направлениям, прописанным в документе МАГАТЭ Miles-tones («Вехи»).

В этом году на атомную стройку в Островцы ожидается завоз ядерного топлива, пробные пуски и включение в энергосистему первого энергоблока АЭС. Об этом ранее сообщил заместитель министра энергетики РБ Михаил Михадюк.

«Сейчас мы находимся на важнейшем этапе предпусковых работ — горячей обкатке оборудования, которую планируем завершить в феврале. Это означает, что в корпус реактора загружены имитаторы топлива», — пояснял местным СМИ белорусский чиновник.

Степень готовности второго энергоблока оценивается им в 70%.

Михадюк уточняет, что для российских реакторов ВВЭР может в принципе использоваться не только ядерное топливо из РФ, но и американское, от компании Westinghouse.

Такой опыт, хотя и не совсем удачный, был апробирован на энергоблоках ВВЭР-1000 на Украине и на чешской атомной электростанции «Темелин», также сооруженной по российскому проекту.

Если что, Америка нам поможет

Тем самым белорусский чиновник намекает, что Белоруссия сможет в случае ухудшения взаимоотношений с Россией закупать ядерное топливо у США. Он вполне укладывается в логику последних заявлений Лукашенко, взявшего курс на отказ от интеграции с Россией.

Белоруссия намерена стать страной, полностью независимой энергетически. Такую задачу Лукашенко поставил еще в 2018 году. Нет сомнений, что речь идет о независимости от России

В 1998 и 2005 годах Белоруссия уже утверждала национальные стратегии развития ТЭК. Но не выполнила в полном объеме ни одну. Действующая стратегия рассчитана до 2020 года. На ее реализацию был запланирован $31 млрд, из которых $19 млрд власти намеревались вложить в ТЭК, а $12 млрд — в энергосбережение.

В результате доля газа в топливном балансе должна была снизится с 80% до 50%, а доля атомной энергетики увеличиться и составить 12%.

Белоруссия планировала обеспечить себя полностью электроэнергией еще в 2011 году. Вот что тогда говорил Лукашенко: «Мы уйдем от импорта электроэнергии и будем значительную часть ее поставлять на внешние рынки». Почти полностью отказались от импорта только в 2018-м.

А вот с экспортом электроэнергии за счет введения в строй АЭС дела обстоят еще хуже. Дело в том, что проектирование АЭС в Островцах готовилось более десяти лет назад в условиях роста экономики Евросоюза и на основе экспертного прогноза о потреблении электроэнергии в странах Балтии, Польше и других странах континентальной Европы.

Прогноз учитывал реалии докризисного 2007 года. Но сейчас ни одна из этих стран не испытывает большого дефицита электроэнергии. К тому же все больше электроэнергии производится возобновляемым способом, без сжигания нефти, газа или при помощи атомных станций.

Соседней Украине тоже не нужна электроэнергия из Минска, Киев и сам зарабатывает на ее экспорте. У партнера Белоруссии по ЕАЭС Казахстана тоже профицит, там грезят экспортом энергоресурсов в Китай, Иран.

У России также профицит электроэнергии.

«На 1 января 2020 года общая установленная мощность электростанций ЕЭС России составила 246 342,45 МВт. При этом порядка 8% — 20 тыс. МВт — избыточны и могут дополнительно вырабатывать энергию», — говорит глава Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

То есть в России тоже ошиблись с прогнозом и не нуждаются в белорусских поставках. Между тем, с вводом в эксплуатацию даже одного энергоблока Белоруссия станет энергопрофицитной.

«Скорее всего, если не произойдет какого-то чуда, Белоруссия будет поставлять энергию мирного атома в Россию и единую энергосистему внутри Евразийского союза», — говорит Пикин.

Страны Балтии вышли из единой, действовавшей еще в СССР единой энергосистемы БРЭЛ (Белоруссия, Россия — Калининградская область — Эстония, Литва) и не намерены покупать электроэнергию у белорусов. По политическим и экологическим причинам.

Более того, Литва говорит о ненадежности белорусской АЭС, расположенной, кстати, в 50 км от столицы Литвы — Вильнюса.

«Строительство Белорусской АЭС не является проблемой одной лишь Литвы, и не только проблемой Латвии и Польши. Это проблема всего Евросоюза», — заявил недавно президент Литвы Гитанас Науседа, добавив, что не оставит своих попыток убеждать руководство Евросоюза в том, что АЭС в Островцах — «это новый Чернобыль».

Литовский лидер ссылается на «засекреченные инциденты», произошедший при строительстве АЭС в 2016 и 2019 годах. Белоруссия не признает эти инциденты сколько-нибудь значащими.

По мнению Пикина, у Минска не будет больших проблем с МАГАТЭ.