Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Болезнь роста: что происходит с Центробанком

Почему действия Банка России все чаще подвергают критике

Центробанк, мегарегулятор российского финансового рынка, регулярно подвергается критике – как со стороны коллег из других ведомств, так и со стороны бизнеса. Учитывая специфику работы ЦБ, не удивительно, что его решения могут кого-то не устраивать, но когда недовольных становится уж слишком много, это, возможно, тревожный признак, сигнализирующий о необходимости перемен.

Результаты без результатов

Счетная палата в конце января опубликовала отчет, посвященный анализу двух документов Центробанка – Основных направлений развития финансового рынка на 2016-2018 и на 2019-2021 годы. И выводы у аудиторов получились отнюдь не радужные.

«Несмотря на практически полное выполнение плана мероприятий на прошлую трехлетку (97,8%), добиться ожидаемых результатов в основном не удалось. Не достигнуты целевые значения по 8 из 13 ключевых показателей эффективности, которые были установлены в Основных направлениях на 2016-2018 годы. Из 7 показателей развития секторов финансового рынка достигнут только один - по величине активов страховых организаций», — констатировали специалисты Счетной палаты.

Аудитор Алексей Саватюгин сообщил коллегии, что за время реализации Основных направлений на 2016-2018 годы экономика России в целом поднялась в Индексе глобальной конкурентоспособности с 45 до 43 места. Но ситуация с развитием финансового рынка не улучшилась: в 2015-2016 годах Россия была на 95 месте, и в последней версии индекса, на октябрь 2019 года, на нем же и осталась. «По стабильности финансовой системы мы занимаем 120 место, а по масштабу финрынка находимся на 77 месте. Это не соответствует позициям России по номинальному ВВП и по паритету покупательной способности – одиннадцатая и шестая строчка соответственно», – отметил он.

По итогам анализа Счетная палата обратила внимание на ряд законодательных проблем. Так, в законодательстве не определены понятия развития и стабильности функционирования финрынка, а также цели, инструментарий и требования к Основным направлениям его развития. Банк России сам ставит перед собой цели, сам определяет критерии их достижения и сам же оценивает успешность своей работы, что не вполне корректно, констатировали аудиторы.

Банк России в целом согласился с выводами коллег из Счетной палаты. По словам первого зампреда ЦБ Сергея Швецова, «большинство выводов точно подмечают проблемы, которые сопровождают процесс развития финансового рынка». Однако можно ли говорить о том, что сложившаяся ситуация — это всего лишь болезнь роста, симптом развивающейся экономики, который со временем пройдет сам собой? Эксперты полагают, что настолько примитивно оценивать проблему нельзя.

Доктор экономических наук, заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара, а в прошлом заместитель министра экономического развития РФ Алексей Ведев уверен, что с работой Центробанка связан ряд системных проблем.

«Без сомнения, к Центральному банку есть системные вопросы. Во-первых, нейтральная реальная процентная ставка – почему-то ЦБ решил, что она должна быть установлена на уровне 4,5% годовых. Это очень высоко. Причем такое решение было принято без общественно-научной дискуссии, что, разумеется, является минусом. Это вопрос номер один. Коль скоро мы хотим разогнать экономический рост, доклад Белоусова в начале февраля явно обозначил смягчение денежно-кредитной политики и некую стимулирующую политику, которая, конечно, входит в противоречия с политикой высоких процентных ставок, которую проводит Центробанк», — говорит Ведев.

Во-вторых, по словам эксперта, есть системная трудность в связи с перекредитованностью населения, сопровождающейся стагнацией в кредитовании юридических лиц - нефинансовых организаций.

«В-третьих, системной проблемой, на мой взгляд, является то, что Центральный банк не отвечает за экономический рост. Хотя об этом ведется дискуссия, но, наверное, совсем открещиваться от своей роли регулятору не стоит. Если посмотреть на прогноз ЦБ, опубликованный в сентябре 2019 года, то оттуда ясно, что они совершенно не верят в возможность выполнения президентского указа в отношении экономического роста. Для регулятора этого указа как бы вообще нет, и он независимый Центральный банк, который публикует абсолютно пессимистичные цифры. Наверное, они имеют право это делать, но под этим лежит полное отрицание каких-либо стимулирующих мер со стороны ЦБ. Они по прежнему твердят как мантру, что таргетируют инфляцию, а до остального им дела нет. Эта позиция, на мой взгляд, неприемлема», —резюмировал Алексей Ведев.

Нормативные проблемы

Профессор Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова, первый министр экономики в истории новой России Андрей Нечаев также видит изъяны в работе ЦБ, хотя и несколько другого плана.

«Честно говоря, у меня больше претензий не к денежно-кредитной политике Центробанка, а к его надзорной и регулятивной политике. Он поставил перед собой задачу таргетирования инфляции и резкого снижения ее уровня, и с этой задачей он вполне успешно справляется. Ставки тоже корреспондируются с инфляцией, и тут упрекать его трудно. А вот в чем можно предъявить очень серьезную претензию к ЦБ, на мой взгляд, во-первых, это откровенно дискриминационная политика и административное вытеснение с рынка малых и средних банков», — считает эксперт.

Требования к капиталу были серьезно повышены еще в конце 1990-х годов, продолжает Нечаев, и если банки еще 10 лет оставались на рынке, значит, у них есть своя ниша – средние банки больше «облизывают» клиентуру, они больше ориентированы на малый бизнес, о поддержке которого так любят говорить наши власти, и которым совершенно не интересно заниматься крупным банкам.

«Конечно, если там есть какие-то криминальные операции, то такие банки достойны отзыва лицензии и каких-то последующих наказаний персонала. Но если они не замечены в криминальных операциях и выполняют все нормативы, то зачем их вытеснять с рынка?» — задается вопросом экономист.

Вторая проблема Банка России, по словам Нечаева, заключается постоянном ужесточении регулятивных требований к кредитованию. В результате сложилась парадоксальная ситуация, при которой банковская система «пухнет от денег», а уровень кредитов реальному сектору не растет.

«По последним данным из доклада ЦБ недельной давности, номинально он вырос на 0,2%, но это произошло исключительно за счет изменения курса. Если мы убираем курсовой фактор, то объем кредитов реальному сектору, наоборот, снизился на 0,2%. То есть этот вид кредитования фактически стагнирует. Конечно, Центробанк и его регулятивные требования – это не единственная причина, но одна из причин. ЦБ, на мой взгляд, зачастую сильно завышает требования к рискам, и, соответственно, резервирование денег банком-кредитором. Это приводит к уменьшению капитала, что, в свою очередь, оборачивается для банка невозможностью дальнейшего наращивания кредитования. Получается своего рода замкнутый круг», — констатирует Андрей Нечаев.

По его словам, присутствует некий повышенный формализм банковского надзора, который при этом, как мы наблюдали последние пару лет, абсолютно не спасает банковскую систему от потрясений. «Я прекрасно понимаю Центробанк, который столкнулся с ситуацией, в которой практически все коммерческие банки, кроме «Альфа-банка», оказались банкротами, а, называя вещи своими именами, были просто частично разворованы. Конечно, для регулятора это была большая головная боль, вызвавшая желание ужесточить нормативы. Но тогда у меня к ЦБ встречный вопрос – а где же был ваш надзор, как же вы проморгали банкротство системообразующих банков?» — говорит профессор Нечаев.

Надзорные разногласия у мегарегулятора возникают и с крупнейшими банками страны. Так, банк ВТБ раскритиковал предложение ЦБ по введению повышенных надбавок к капиталу за системную значимость для крупнейших участников рынка. Сейчас надбавка к капиталу за системную значимость применяется к 11 банкам: с 2020 года этот показатель составляет 1%. Из доклада ЦБ, опубликованного в январе, следовало, что два банка с наибольшим размером активов (сейчас это Сбербанк и ВТБ) должны будут формировать надбавку 2,5 и 1,5% соответственно.

Член правления ВТБ Дмитрий Пьянов во время конференц-колла с аналитиками заявил, что госбанк считает регуляторное давление на капиталы крупнейших банков и так достаточно высоким, и если уж речь идет о дифференциации надбавок, то стоит говорить о снижении требований, а не об их повышении. «Мы надеемся повлиять либо на внедрение, либо на параметры внедрения [надбавок]», — резюмировал Пьянов.

Критика со всех сторон

Институт комплексных стратегических исследований в начале февраля опубликовал аналитический отчет под названием «Рост доходов населения, инфляция и экономическая политика: время уходить от противоречий». По мнению авторов документа, достижение целей по росту доходов населения и развитию экономики невозможно при сохранении существующих подходов Банка России к денежно-кредитной политике.

«Экономика оказывается в «порочном круге»: Правительство предпринимает шаги для повышения доходов населения – рост доходов вызывает рост инфляции – рост инфляции вызывает повышение ключевой ставки со стороны ЦБ – рост ключевой ставки со стороны ЦБ охлаждает экономику и способствует снижению доходов – Правительство снова принимает меры для повышения доходов и так далее. В итоге, в экономике по сути воспроизводится стагнация, и выход из нее при сохранении такой парадигмы экономической политики практически невозможен», — уверены исследователи.

Недовольство действиями ЦБ постоянно выражает и миллиардер Олег Дерипаска. «ЦБ снизил ставку на 0,25%. Первая подножка правительству Мишустина. Мина под национальные проекты и программу борьбы с бедностью. Грабеж Центральным банком промышленности и населения продолжается. Пристегните ремни», — написал он в своем Telegram в начале февраля.

По мнению предпринимателя, только изменение мандата ЦБ, отход от «схоластической» задачи охранять инфляцию, которая уже ниже 3%, и переход к борьбе с бедностью, обеспечение экономического роста на уровне 5% и создание новых рабочих мест способны обеспечить развитие страны. «И хватит нам рассказывать, что все это должно сделать правительство через структурную реформу. Тошнит», — отметил Дерипаска, также обвинив Банк России в увлечении тактикой «выжженной земли» и уничтожении 2,5 млн рабочих мест с закрытием предприятий и сокращением условий для развития в целом.

Повод для критики ЦБ нашелся даже у министра внутренних дел Владимира Колокольцева. Глава МВД на коллегии ведомства в конце февраля заявил, что несвоевременное и неполное предоставление Центробанком МВД РФ данных о преступлениях в банковской сфере препятствует эффективному расследованию. «Это приводит к отзыву лицензии и последующему банкротству учреждения, что негативно отражается на интересах вкладчиков и в целом на финансовом рынке»,— цитировал министра «Интерфакс».

Доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский считает претензии различных ведомств и бизнеса к ЦБ полностью оправданными – по его словам, принципы, по которым Банк России строит свою денежно-кредитную политику, давно устарели. При этом и теории монетарной политики, используемые на Западе, кажутся ему неподходящими для российских реалий, требующих собственного, специально разработанного подхода с учетом сырьевого характера экономики и других факторов.

«В декабре прошлого года в Основных направлениях денежно-кредитной политики был такой пассаж о том, почему нельзя снижать ключевую ставку ЦБ: говорилось, что при резком снижении ставки ЦБ увеличится конкуренция за вкладчиков, и вкладчики в условиях низких ставок будут забирать свои деньги из банков. Это, конечно, не цитата, но смысл был именно такой. Сегодня происходит ровно то, о чем они писали, только с точностью до наоборот. Ставки снижаются, а деньги вкладчиков при этом увеличиваются – буквально на днях был зафиксирован новый рекорд вкладов физлиц. Как можно разговаривать о чем-то с людьми, опирающимися на прогнозы и выкладки, настолько очевидно идущие вразрез с реальностью?» — говорит эксперт.