Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Потребрынок

Не те этикетки: Россия отказывается от вина

В России на четверть сократилось производство вина

В России на четверть сократилось производство вина. Эксперты объясняют это предстоящим вступлением в силу новых законодательных норм, которые обяжут российских производителей, использующих импортные виноматериалы, указывать на этикетке, что продукт «не является вином». Также рынку угрожают перебои с поставками из карантинных стран ЕС и колебания курса рубля.

Производство вина в России в первые два месяца 2020 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократилось почти на четверть — с 3651 тыс. дал до 2773 тыс. дал. Отгрузка упала на 37%.

С 2020 года Минфин повысил ставки акцизов на тихие вина с 18 руб. до 31 руб. за 1 л, на игристые — с 36 руб. до 40 руб.за 1 л. Более того, с этого года подакцизным товаром стал также виноград, используемый для производства вина.

За счет роста акцизов бюджет дополнительно получит около 22 млрд рублей, подсчитал Минфин.

Главной проблемой для виноградарей и виноделов стали не акцизы, а новый закон о вине, принятый Госдумой в декабре прошлого года. Он вступит в силу через 180 дней, то есть с 1 июля 2020 года.

Производство в первые два месяца года могло упасть в связи с ожиданием этой даты, после наступления которой будет запрещено называть вином продукцию из импортного виноматериала, считает руководитель информационного центра Wine Retail Александр Ставцев.

По данным эксперта, в прошлом году в России было произведено 28,1 млн дал вин из российского винограда и вин из виноматериала, их них 1,7 млн дал приходилось на игристое вино, 3,3 млн дал — на вина ЗГУ (защищенное географическое указание) и ЗНМП (защищенное наименование места происхождения), 1,8 млн дал — на игристые вина ЗГУ и ЗНМП. Соотношение виноградных вин и вин из виноматериалов составляет примерно 1 к 9. И объем последних с июля перестанет считаться вином, если до вступления закона в силу к нему не примут поправки, пояснил эксперт.

В новом законе было впервые законодательно дано определение понятию «российское вино» — это вино, изготовленное из винограда, выращенного в России. Если российский предприниматель при производстве вина использует импортные виноматериалы, то с 1 июля он будет обязан указать на этикетке — «Не является вином».

Эта надпись должна будет занимать не меньше 20% площади этикетки и контрэтикетки. Такая же надпись должна быть и при выкладке бутылок с вином в магазинах. И только вино из 100% российского винограда сможет называться «Вино России», что выигрышно с точки зрения маркетинга.

В законе есть основания для штрафов за неправильную выкладку вин — произведенных из российского винограда и привозного балка. Поэтому после вступления закона в силу такая продукция будет непонятной для покупателя и ненужной торговым сетям, считает Ставцев. При этом, по его мнению, на производствах вин с ЗГУ и ЗНМП закон должен сказаться положительно.

«Разумеется, виноделы недовольны. Кто захочет покупать «не вино»? Сейчас в закон готовятся поправки, которые должны, по идее, исправить ситуацию с обозначением вин и коньяков», — говорит директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРА) Вадим Дробиз. Впрочем, он сомневается, что их успеют принять в первой половине года, учитывая обстоятельства с коронавирусом.

Нововведение вызвало возмущение у большинства отечественных производителей. Они предупреждали, что отрасль будут вынуждена сократить производство. Своего, местного винограда в России не хватает. И отечественные виноделы завозят импортные виноматериалы. По данным ФТС, в 2018 году было импортировано из стран Евросоюза 12 млн дал виноматериалов.

Добросовестные производители используют импорт для производства вполне качественного вина и игристых вин, а недобросовестные могут использовать различные добавки и даже этиловый спирт, что, кстати, не запрещено. Но теперь новый закон обяжет всех виноделов, использующих импортные виноматериалы, указывать на этикетке: «Не является вином». При этом дешевое европейское вино, завезенное в Россию и нередко низкого качества, не будет содержать на этикетке пугающую потребителя надпись. Это создает неравные конкурентные условия, считают отечественные производители.

До падения курса рубля можно было бы прогнозировать, что после вступления закона в силу на полках появится больше недорогих импортных вин, но нынешнее обесценение российской валюты изменит этот тренд, отмечает Ставцев. Насколько сильно, пока прогнозировать сложно — зависит от итогового баланса валют. Крупные сети, работающие с прямым импортом, будут держать цены до последней возможности, уверен эксперт.

Новые нормы коснулись также коньяка и арманьяка. Производство этих напитков выросло со 1134 тыс. дал до 1214 тыс. дал за январь-февраль к аналогичному периоду прошлого года, то есть на 7%. По мнению Дробиза, производители коньяка решили изготовить его про запас, пока новые более жесткие нормы закона о вине не вступили в силу.

Отгрузка коньяка и арманьяка при этом, наоборот, снизилась на 15% — с 1203 тыс. дал до 1 млн. дал. Это может быть связано с увеличением стоимости этих категорий. Доходы населения в реальном выражении не растут, и в итоге на полках образовался избыток коньяка — ретейлеры его не заказывают.

На винодельческий рынок может повлиять и то, что в ближайшие месяц-два могут начаться перебои с поставками из карантинных стран ЕС, отмечает Ставцев. Если будет ограничено движение в Россию из Прибалтики, то масштаб проблем будет совсем серьезным, поскольку там находятся хабы, где вино обклеивают российской маркой. Тем не менее, в прошлом году наблюдался рост импорта почти на 50 млн литров. Запас прочности у рынка есть — на складах достаточно вина, говорит он.

Водка тоже в минусе

Водки за два первых месяца 2020 года было произведено 9462 тыс. декалитров. В прошлом году за этот же период — 10430 тыс. декалитров.

«То есть произвели водки меньше на 9,3%, а отгрузили в торговые сети на 15,1% меньше», — уточняет Дробиз.

Это объясняется двумя причинами. С одной стороны, россияне стали меньше пить водки. По крайней мере, той, что учитывает ЕГАИС. А с другой стороны, производители решили сэкономить на акцизах, существенно выросших с этого года, уточняет Дробиз.

«Производители водки в конце прошлого года, начиная с сентября, когда Минфин определился с новыми акцизами, наращивали объемы на 15-17% ежемесячно, а также постарались завезти водки как можно больше по действующей ставке, чтобы сэкономить», — поясняет Дробиз.

Ставка акциза на спирт этиловый, спиртосодержащую продукцию, а также на алкогольную продукцию с объемной долей этилового спирта свыше 9% на 2020 год составила 544 рубля за 1 л, на 2021 год — 566 рублей, на 2022 год — 589 рублей.

Есть еще одно объяснение факту снижения отгрузки водки. По итогам 2019 года, по данным ФТС, российские дистрибьюторы закупили рекордное количество белорусской водки — 24,4 млн дал водочной продукции, что на 37% превышает показатели 2018 года. Белорусская водка дешевле российской. И торговые сети закупили ее накануне очередного повышения цен на российскую алкогольную продукцию.