Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Антиотмывочный» закон: с бизнеса снимут презумпцию виновности

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Кабмин направил в Госдуму проект об изменении «антиотмывочной» статьи

Правительство России направило в Госдуму проект изменений в так называемый «антиотмывочный» закон 115-ФЗ. Если парламентарии его одобрят, банки больше не смогут без объяснения причин блокировать счета предпринимателей из-за подозрений в легализации преступных доходов. В беседе с «Газетой.Ru» депутат Валерий Гартунг поддержал инициативу, но всех претензий к закону пока не снимает.

В России могут внести изменения в законодательство, которые не позволят банкам блокировать счета предпринимателей из-за подозрения в легализации преступных доходов без объяснения причин. Это должно облегчить жизнь добросовестному бизнесу. Предложение об изменении норм антиотмывочного законодательства обсуждалось 23 апреля на заседании российского правительства. По словам премьера Михаила Мишустина, ключевая задача власти сегодня — обеспечение стабильной работы крупнейших предприятий, сотрудниками которых являются миллионы людей. И в этом смысле мало только выделять деньги: нужно думать и о том, какие законодательные меры следует принимать, чтобы снизить регуляторную нагрузку на бизнес, который оказался в непростой ситуации.

Поэтому Мишустин обратил внимание кабмина на сложившуюся в банковской среде практику, когда добросовестных предпринимателей подозревают в отмывании доходов и лишают их доступа к своим деньгам.

«Сейчас банк имеет право отказаться выполнять распоряжения клиента и даже заблокировать его счет, если у последнего не хватает какого-то документа, подтверждающего его добросовестность, — сказал Мишустин в ходе заседания. — Причем банк вправе делать это без объяснения причин. В результате могут пострадать граждане, которые лишатся доступа к своим деньгам, и добросовестный бизнес, который не сможет расплатиться с поставщиками или контрагентами, выплатить зарплату сотрудникам и совершать другие операции».

Дамоклов меч

Отмывание нелегальных доходов — уголовное преступление, за которое в России по статье 174 УК можно получить до семи лет лишения свободы. Как показывает практика, далеко не всегда перспектива тюремного заключения останавливает злоумышленников. Поэтому кроме статей в УК существуют законы, призванные усложнить сам процесс совершения преступлений.

С преступными деньгами роль такого барьера выполняет 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». И несмотря на благую цель, этот закон давно стал настоящей головной болью для множества российских предпринимателей.

Бизнес-сообщество неоднократно обращалось к властям с просьбой скорректировать его параметры. Но, по всей видимости, только нынешняя пандемия коронавируса оказалась способна обратить внимание чиновников на эту проблему.

Дело в том, что

в соответствии с седьмой статьей этого закона, исправить которую и предложил кабмин, российским банкам достаточно заподозрить клиента в отмывании денег, чтобы остановить все транзакции по его счету на неопределенный срок. Само собой, эта мера убийственна для любого бизнеса.

Предприниматель лишается возможности вести операционную деятельность, в том числе перечислять деньги по договорам с поставщиками.

«Чаще всего банк требует документы, подтверждающие законность полученных денежных средств, и сам сбор таких документов иногда является достаточно масштабной задачей, — объясняет управляющий партнер юридической группы «NOVATOR» адвокат Вячеслав Косаков. — Другая проблема в расплывчатых сроках такой блокировки, причем за этот период клиент может понести убытки, компенсировать которые практически нереально».

На эту проблему обратил внимание и депутат Госдумы Валерий Гартунг. В разговоре с «Газетой.Ru» он рассказал об одной из таких историй, случившихся недавно.

«У меня масса таких жалоб. Буквально на прошлой неделе я направлял в ЦБ обращение от частных предпринимателей, которым блокируют счета за закупку медицинских масок за рубежом, — негодует депутат. — Они пытались привезти их из Китая, им банки блокируют переводы на неделю, на две, и в итоге срывают контракты. И это в ситуации, когда маски срочно нужны, а за две недели ситуация может кардинально поменяться».

Юристы по собственному опыту знают, что судебные споры по таким делам порой длятся и более трех месяцев, что само по себе приводит к негативным последствиям для бизнеса.

По словам адвоката Вячеслава Косакова, нередко блокировка счета происходит, если у компании проблемы с действительностью данных, отраженных в ЕГРЮЛ, или суммы поступлений несоразмерны обычной деятельности компаний. Юрист уточнил, что чаще всего он и его клиенты решают такие проблемы в досудебном порядке: предоставляют документы банку и через пять дней пишут жалобу в ЦБ.

«Если почитать статью 7, там столько разных ситуаций описано, столько полномочий банкам дано — практически все отдается на их усмотрение. Их полномочия должны описываться исчерпывающим перечнем причин, по которым могут блокироваться счета», — считает парламентарий Гартунг.

Еще одна мера, которая должна быть внесена в качестве поправки, уверен Гартунг, — о том, что информация, которую могут запрашивать банки в таких ситуациях, тоже должна быть строго ограничена, а ее непредоставление или отсутствие не должны использоваться в качестве повода для полной блокировки счетов.

Индульгенция решает все

На данном этапе правительство предлагает обязать банкиров уведомлять своих клиентов о причинах блокировки счетов. Адвокат Вячеслав Косаков считает, что это позволит пресечь негативную практику, когда сотрудник финансового мониторинга банка сомневается в операции и формально запрашивает по ней документы только для того, чтобы избежать возможных претензий к своим действиям.

С другой стороны, знание точной причины блокировки счетов упростит процесс обжалования действий банка в суде для самого клиента. Но на практике финансовые организации часто прибегают к другому способу «отговорить» бизнес от якобы заведомо нелегальных операций — взимают с таких платежей комиссии до 10-12%.

Решить эту проблему еще в конце прошлого года взялся депутат Госдумы Владислав Резник. Тогда, по данным издания «Коммерсантъ», он пожаловался на «дискриминационные условия обслуживания» в ФАС. А уже в январе 2020-го Резник и его коллеги внесли в нижнюю палату парламента законопроект, который должен запретить устанавливать дополнительные или повышенные комиссии в качестве антиотмывочных мер.

«Сложившаяся практика установления банками различных комиссий <…> не имеет иного экономического обоснования как способ увеличения собственных комиссионных доходов банка», – говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Будущее этой поправки пока неясно. По данным Системы обеспечения законодательной деятельности (СОЗД), документ был включен в примерную программу рассмотрения в апреле, но пока что дата события в системе не определена.

Предпринимателям остается надеяться, что заинтересованность правительства в поддержке отечественного бизнеса приведет к тому, что оба законопроекта оперативно будут рассмотрены депутатами в совокупности.

«Презумпция невиновности должна все-таки действовать, а у нас пока в этом законе — презумпция виновности предпринимателя. Поэтому статья должна быть переписана. В любом случае это хорошо, что правительство вышло в Госдуму с таким проектом. Даже если предлагаемых кабмином мер недостаточно для того, чтобы пресечь такого рода ситуации, мы можем поправить это во втором чтении», — подытожил депутат Валерий Гартунг в беседе с «Газетой.Ru».