Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Дедолларизация в пандемию: ФНБ пополнится юанями

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Деньги из ФНБ потратят на юани и китайские гособлигации

Обновлено: 29.04.2020, 15:40

Правительство России разрешило инвестировать средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) в национальную валюту и гособлигации Китая. В середине марта с таким предложением выступали чиновники Минфина. «Газета.Ru» разбиралась, почему кабмин одобрил эту идею именно сейчас.

Премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление, которое позволит вкладывать средства ФНБ в китайские юани и долговые бумаги. До этого в перечне возможных инвестиций были только доллары США, евро, британские фунты, швейцарские франки, японские иены, австралийские и канадские доллары.

В документе, опубликованном на портале нормативно-правовых актов, уточняется, что покупать гособлигации Китая из средств ФНБ можно только в том случае, если объем их выпуска будет не менее 1 млрд юаней.

Минфин объясняет необходимость изменений тем, что присутствие китайской валюты в структуре фонда может стабилизировать его и повысить доходы от управления средствами. Еще в конце прошлого года замглавы ведомства Владимир Колычев говорил, что структура ФНБ должна быть более похожа на золотовалютные резервы (ЗВР) Банка России. Это предполагает сокращение доли американского доллара в пользу юаня. По подсчетам принадлежащего Григорию Березкину РБК, американской валюты в ФНБ будет от 20-25%, юаня — в районе 15-20%.

Невелика потеря

Идея диверсифицировать средства ФНБ, повысив долю юаня за счет продажи долларов, — палка о двух концах, особенно если учесть аналогичный опыт Банка России. По подсчетам портала finanz.ru, опубликованным в октябре прошлого года, дедолларизация золотовалютных резервов Банка России, активно стартовавшая в 2018-м году, за 12 месяцев обошлась регулятору в $4 млрд. Причина — не только в транзакционных издержках, но и в ослаблении юаня из-за снижения объемов экспорта китайских товаров на фоне торговой войны с США.

Говорить об этом как о стопроцентной ошибке в управлении активами нельзя: параллельно с наращиванием доли юаня в ЗВР Банк России активно пополнял свой золотой запас. И если в середине июня прошлого года объем ЗВР составлял $504,4 млрд, то в середине этого апреля — уже $569,7 млрд.

Если рассматривать иностранные валюты исключительно как спекулятивный актив, доллар выглядит привлекательнее юаня. За год, по данным ЦБ, американская валюта подорожала к рублю на 15,3% — с 64,7 до 74,6. Юань за тот же период вырос на 9,5% — с 9,6 до 10,5.

Но есть еще один аспект — валюта активно используется для расчетов в международных торговых операциях, и в этом плане

китайский юань стабильнее доллара. По подсчетам «Газеты.Ru», средний курс доллара год к году составил 65,54 по отношению к рублю, минимальный — 60,94, максимальный — 80,9. Это значит, что от среднего значения американская валюта дешевела максимум на 7% в течение года, а дорожала на 23%. Аналогичные показатели юаня — 5,8% (8,82) и 21,3% (11,36) соответственно.

Именно поэтому доля американской валюты в расчетах по экспортно-импортным операциям России постепенно сокращается.

По данным ЦБ, долларовые поступления по российскому экспорту в 2019-м сократились до 62% против 67,3% годом ранее, а по импорту — с 36,2% до 35%. Доля рубля выросла с 13,6% до 15% и c 30,3% до 30,6% соответственно.

Похожая статистика и по ключевым внешнеторговым партнерам России. С Евросоюзом (общий оборот — $277,8 млрд по данным ФТС) РФ стала больше торговать в рублях и евро: доля отечественной валюты в экспорте выросла с 7,5% до 9,1%, в импорте — с 28,4% до 29,5%, а евро — с 34,3% до 38,2% в экспорте. При этом доля евро в оплате импортных поставок сохранилась на уровне 48,6%.

В торговле со вторым главным партнером — Китаем ($111 млрд в год) — стремительно выросла доля расчетов в евро.

Доля европейской валюты в отечественном экспорте в КНР за год выросла с 12% до 45,6%. При этом импорт китайских товаров и услуг в Россию почти на 25% оплачивается в «других валютах». Вероятнее всего, это и есть юани.

Надежда на восстановление

В решении правительства одобрить инвестиции средств ФНБ в китайские гособлигации явно прослеживается расчет на быстрое восстановление экономики Китая после кризиса, вызванного коронавирусом.

Во-первых, эпидемия COVID-19 в Китае остановилась еще месяц назад, а количество зараженных постепенно идет на спад. При этом новых случаев заражения китайские медики почти не выявляют, а это значит, что даже несмотря на всемирную рецессию, страна выйдет из кризиса с меньшими потерями. По данным МВФ,

общемировой экономический спад в 2020-м году составит 3%. При этом рост китайской экономики останется в положительной зоне, замедлившись до 1,2%. Для сравнения, тот же прогноз говорит о падении американского ВВП до -5,9% и -7,5% в еврозоне.

Во-вторых, государственные облигации развивающихся стран даже в кризисные моменты приносят больше, чем долговые бумаги развитых экономик. Так, по данным портала investing.com, сейчас доходность трехлетних облигаций Китая — 1,39%, а семилетних — 2,28%. Аналогичные бумаги США дают только 0,25% и 0,5% соответственно.