Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Ключевой ставкой по ценам: грозит ли России дефляция этим летом

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Эксперты оценили риск возникновения дефляции в России

Обновлено: 27.05.2020, 21:31

Эксперты института «Центр Развития» Высшей школы экономики (ВШЭ) увидели риск возникновения дефляции: за первые три недели мая общий уровень цен по оперативным данным вырос на 0,1%. Причем цены росли только в первую неделю, а в следующие две – оставались на нулевом уровне. «Газета.Ru» выясняла, что это значит для российской экономики.

После резкого роста инфляции в марте-апреле этого года в первые три недели мая темпы роста цен существенно замедлились и грозят перерасти в дефляцию уже в июне. Такой риск описывает «Центр развития» НИУ ВШЭ в бюллетене «Комментарии о государстве и бизнесе» (есть в распоряжении «Газеты.Ru»). Несмотря на то, что основной вклад в торможение инфляции внесло типичное для России падение цен на плодоовощную продукцию в теплое время года, оно наступило раньше, чем этого ожидали эксперты, в том числе – из Банка России. Подготовившие материал экономисты уверены, что именно вероятность наступления дефляции может быть одной из основных причин для очередного снижения ключевой ставки Банка России в июне, возможно до уровня 4,5%.

Сама по себе дефляция – это отрицательная инфляция, то есть цены на товары и услуги начинают дешеветь, а ценность денег повышается. Но в экономике

этот процесс чаще всего воспринимают как безусловно отрицательный. Люди перестают покупать товары, ожидая дальнейшего падения цен. Это – так называемая «дефляционная спираль».

В результате магазины остаются затоваренными, перестают покупать продукцию у поставщиков, а те распродают свои товары ниже себестоимости, теряют доходы, сокращают производство и увольняют людей. Одним из самых характерных примеров дефляции считают падение цен в США во время Великой Депрессии.

В бюллетене эксперты ВШЭ отметили, что

апрельский скачок инфляции (с учетом корректировки на сезонность цены за месяц выросли в 1,6 раза сильнее, чем в марте – на 0,8%) на первый взгляд не соответствовал решению Банка России снизить ключевую ставку до 5,5%.

Дело в том, что принимая подобные решения ЦБ в первую очередь смотрит на индекс роста потребительских цен, ведь одна из главных задач регулятора в последние годы — не допустить его значительных скачков и удерживать общую инфляцию на низком уровне.

«Решение Банка России 27 апреля снизить ключевую ставку до 5,5% могло бы выглядеть выбивающимся из общей логики инфляционного таргетирования, однако оперативная статистика по ценам в мае продемонстрировала резкий слом инфляционного тренда», – указано в бюллетене.

Аналитики института пишут, что тем самым Банк России по сути предугадал риск ухода показателя инфляции в отрицательную зону этим летом.

«У нас возможна традиционная летняя дефляция в сегменте продовольственных товаров в связи с удешевлением плодоовощной продукции, – рассказал «Газете.Ru» один из авторов бюллетеня, эксперт института «Центр развития» ВШЭ Игорь Сафонов. – Это начало происходить раньше, чем ожидали мы и Банк России. Они говорили, что это случится где-то в июне, но когда мы смотрели данные Росстата, оказалось, что этот процесс начался уже в третью неделю мая».

Все почти как всегда

Заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко в комментарии «Газете.Ru» тоже указал на то, что дефляция может быть связана с тем, что в корзину, по которой рассчитывается инфляция, включаются сезонные товары. «Не думаю, что в этом году что-то изменится. Дефляция как непрерывный и длительный процесс нам не грозит», – констатировал эксперт.

Но есть и некоторые сигналы, которые могут свидетельствовать о том, что нынешняя ситуация – не совсем стандартная. В частности,

глава Банка России Эльвира Набиуллина в начале мая – уже после апрельского снижения ключевой ставки – не исключила, что в июне ее могут снизить и до 4,5%.

Хотя обычно о таких решениях регулятора становится известно день в день.

«Сначала нам это казалось странным, но, по всей видимости, у ЦБ были более оперативные данные, и сейчас стало понятно, что намерение снижать и дальше ключевую ставку будет ответом на риск ухода показателя инфляции в отрицательную зону», – рассказал «Газете.Ru» Игорь Сафонов из ВШЭ.

Эксперт отметил, что если рассматривать ситуацию в вакууме, то одних только мер Банка России по снижению ключевой ставки, особенно в ситуации текущего кризиса, было бы недостаточно.

«Но реальность такова, что у нас не только Банк России действует, но и план правительства по выходу из пандемического кризиса и восстановлению экономики,

– рассказал Игорь Сафонов. – В совокупности это позволит нивелировать риск дефляции. Может быть у нас и будет месяц, например июнь, в котором инфляция будет нулевой, но в отрицательную зону она все равно вряд ли уйдет».

Еще один собеседник «Газеты.Ru» – аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Александр Осин – тоже не видит существенных рисков для возникновения долгосрочной дефляции. Исходя из его оценок, летом диапазон роста индекса потребительских цен в России составит от 0,25 до 0,95% каждый месяц.

«Вероятность того, что инфляция «провалится» в один из летних месяцев в область отрицательных значений, исходя из имеющегося опыта наблюдений, составляет 35%», – рассказал Александр Осин.

Пора открываться

В беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» Игорь Сафонов согласился с тем, что одним из ключевых факторов, которые позволят полностью нивелировать риск возникновения дефляции, может стать рост потребительского спроса на товары и услуги.

А это возможно только в том случае, если экономические ограничения в России будут постепенно сниматься. Ведь основные потребители – это сотрудники приостановленных предприятий, которые сидят дома и без работы, и без зарплаты.

«Сейчас все внимание смещается к населению, потому что статистика по безработице, которая недавно вышла — 5,8% за апрель — означает, что фактически

многие люди на неоплачиваемых отпусках. У них связаны руки и они не могут подать на пособие, с другой стороны у них, скорее всего, урезаны доходы»,

– рассказала «Газете.Ru» главный экономист «Альфа-банка» Наталья Орлова.

Александр Осин из «Фридом Финанс» подчеркнул, что, помимо прочего, сохранение ограничений, несмотря на потенциальный эффект от мер стимулирования на внешних рынках, а также возможного позитивного влияния сделки ОПЕК+ на нефтяные цены, дорого обойдется и всей экономике в целом.

«Продление карантина еще на один месяц – с учетом того, что промышленность и строительство возобновят работу, – будет «стоить» экономике РФ в 2020 году еще порядка 5% ВВП

или приблизительно 11% снижения в сумме с учетом оценочного эффекта от ограничительных мер в марте-апреле», – считает Александр Осин.