Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Еще не дно: как обвалилась экономика ЕС

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Экономика еврозоны показала максимальный темп сокращения с 1995 года

Экономика 19 стран еврозоны по итогам первого квартала оказалась откинутой на уровень кризисного 2008 года, подсчитал Евростат. Этот кризис развивается как W-образный, отмечают эксперты. Наиболее пострадавшими стали сектора, которые базируются на экономике впечатлений.

В первом квартале 2020 года ВВП 19 стран еврозоны показал самое быстрое сокращение с 1995 года. По сравнению с четвертым кварталом прошлого года спад составил 3,6%, сообщил во вторник, 9 июня, итоговую оценку Евростат.

Экономика всех 27 государств Евросоюза в январе-марте сократилась на 3,2% относительно предыдущего квартала и на 2,6% по сравнению с первым кварталом прошлого года.

Такого падения не фиксировалось с мирового финансового кризиса 2008–2009 годов, а сам темп снижения был наиболее стремительным со времени первых публикаций макроэкономической статистики в ЕС. А по оценке банка ING, результат за I квартал в ЕС — худший для стран блока с начала 1970 года.

Флагман подбит и тонет

Даже флагман Европы — Германия — в первом квартале пострадала на 2,2% относительно предыдущего квартала и на 2,3% к первому кварталу прошлого года.

Некоторые ведущие экономики ЕС обвалились еще более впечатляюще. Например, ВВП Франции, Испании и Италии упали более чем на 5% в первом квартале относительно предыдущего квартала и в годовом выражении.

Количество занятых в экономике сократилось незначительно, всего на 0,1 — 0,2% . Но это первое снижение с 2013 года. Самые проблемные по занятости страны — Испания (- 1,0%), Болгария (- 0,9%), Португалия, Словакия и Швеция (- 0,5%).

В условиях спада граждане Евросоюза начали экономить на покупках. Расходы на конечное потребление домашних хозяйств снизились в первом квартале на 4,7% в зоне евро и на 4,3% в ЕС. При этом в конце прошлого года все-таки фиксировался скромный, но рост потребления — в четвертом квартале он составлял 0,1% в еврозоне и 0,3% в ЕС соответственно.

Худшее, конечно, впереди

Евростат трижды пересчитывал данные за первый квартал, и статистика оказалась даже немного лучше прогнозов — на 0,2%. Но худшее, судя по всему, еще впереди, а точнее, в текущем квартале.

«Наш прогноз на второй квартал составляет 14%, реальный ВВП в 2020 году упадет до 8,7%», — заявила глава ЕЦБ Кристин Лагард.

Лагард призвала как можно скорее согласовать разработанный Еврокомиссией бюджет Евросоюза на 2021-2027 годы. Его объем на семь лет составит €1,85 трлн. Впрочем, пока это только проект, который должен быть утвержден странами-членами ЕС и Европарламентом.

«Мы столкнулись с кризисом, беспрецедентным в мирное время, кризисом, в котором никто не виноват, кризисом, который стал ассиметричным шоком для европейской и мировой экономики», — отметила глава ЕЦБ.

Российские эксперты призывают не мерить будущее «в духе какого-нибудь совсем уж безвыходного экономического апокалипсиса». Но отмечают, что кризис в Европе еще впереди. «Итоги первого квартала не дно, а яма, начало падения, в котором пока еще не учтен пик жесткого карантина. В апреле-мае глубина просадки ВВП составит наверняка двузначную цифру, как и по итогам всего года», — говорит шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарёв.

Эксперт предлагает внимательно изучить прогноз ЕЦБ: к концу года ВВП уйдет в минус на 8,7%, а в 2021 году экономика вырастет на 5,2%, отыграв большую часть падения, но не всю.

«То есть и в следующем году ВВП еврозоны сохранит отрицательные величины на уровне 3%. И, возможно, через пару лет след от удара пандемии останется», — говорит Пушкарев.

Эксперты сходятся во мнении, что по своему характеру текущий кризис является более масштабным, чем тот, что был в 2008-2009 годах, и отличается от него большей системностью и охватом. «Если в 2008 году кризис шел от финансовых рынков США в сектор реальной экономики, то в этот раз кризис сразу охватил экономики всех стран и самых разных отраслей, в том числе «экономику впечатлений», о формировании которой в последние десятилетия говорили как об основе нового социально-экономического этапа в развитии человечества», — обращает внимание руководитель Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС Владимир Климанов.

Экономика впечатлений возникла как идея ученых из Гарвардского университета и получила широкое распространение как четвертый этап развития глобальной экономики. Это следующий этап после постиндустриального развития. Первый этап — извлечение ресурсов, второй — переработка ресурсов, третий — сектор услуг и постиндустриальная экономика, четвертый — экономика впечатлений.

Этот этап, поясняет Климанов, базируется на секторах экономики, имеющих высокую степень добавленной стоимости. «Один и тот же товар может стоить по-разному в зависимости от обстановки его потребления, и именно на этом строятся наценки в ресторанах, в сфере искусства, образования, в туризме, в секторе нового урбанизма, что с точки зрения рациональности не приносит материальных благ, и именно на этом строится экономика впечатлений», — объясняет Климанов.

Европа — близкая, но дорогая

Эксперты считают, что нынешний кризис развивается по W-образной модели, когда за резким обвалом последует быстрое восстановление, но потом будут новый обвал и следующий. То есть

восстановления экономики до уровня 2019 года, до пандемии, ждать придется не один год.

Избежать банкротства и восстановиться смогут большинство бизнесов, считает Пушкарев. А дальше восстановление может пойти примерно по американскому сценарию, где статистика уже в мае показала возвращение на свои места 2,5 млн работников из почти 22 млн оставшихся временно без работы. «V-образный сценарий наиболее вероятен, но только правая палочка от буквы V сама будет представлять из себя одну или несколько букв V меньшей глубины, то есть восстановление пойдёт по W-варианту, с частичными откатами», — заключает Пушкарев.

Эксперты затруднились ответить на вопрос, каким в Европе будет рынок товаров и услуг: рынок продавца или рынок покупателя. «В текущих условиях даже при сокращении спроса на многие услуги ожидать воздействия рыночных факторов, которые должны потянуть вниз и цены, нельзя. Издержки производителей таких товаров или услуг будут возрастать даже в силу необходимости соблюдать дополнительные санитарные нормы. Снижение прибыли, необходимость сохранения издержек на заработную плату, аренду и т.п. также не будут способствовать снижению цен», — прогнозирует Климанов.

Пушкарев считает, что цены в Европе не вырастут, а либо останутся примерно на том же уровне, либо даже снизятся: магазины и продавцы услуг будут вынуждены острее конкурировать за возвращающихся клиентов. «Сколько денег «с вертолета» населению ни раздавай, все равно эти суммы были в разы меньше, чем средняя регулярная зарплата по европейским высоким меркам, так что платежеспособных граждан пока немного», — говорит Пушкарев.

Для россиян стоимость поездок в Европу и покупок там должна возрасти по крайней мере на 10-15% — в связи c мартовским падением курса рубля, заключает Дадашев.