Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

«Россия играет с шулером в лице США»

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Как проявляются двойные стандарты Вашингтона в отношении «Роснефти»

Действия госаппарата США в отношении «Роснефти» все больше смахивают на настольную карточную игру Fluxx. Она отличается от большинства других карточных игр тем, что правила и цель игры меняются на протяжении всей партии. Как победить в игре, правила которой постоянно меняются, и нужно ли стараться, попыталась выяснить «Газета.Ru».

Как известно, «Роснефть», равно и многие другие российские компании, была включена в список секторальных санкций (Sectoral Sanctions Identifications List) в 2014 году из-за политики России в отношении Украины.

Так, OFAC, комиссия при минфине США, запретила американским структурам предоставлять новое средне- и долгосрочное финансирование российским компаниям из списка секторальных санкций, а также оказывать услуги при разработке арктического шельфа, сланцевой нефти и при работе на глубоководье.

Многие наблюдатели вот уже несколько лет задаются вопросом, почему ограничения, поводом для которых послужило возвращение Крыма в состав РФ, касаются таких вопросов как доступ нефтяных компаний на международные финансовые рынки, нефтедобыча на арктическом шельфе, разработка трудноизвлекаемых запасов, глубоководных и сланцевых месторождений?

«Это способ коллективного наказания, применяемый в американской внешней политике уже несколько десятилетий», — комментирует ситуацию депутат парламента Австрии Йоханнес Хабнер.

Политик также отметил, что «переносить политическое решение на корпоративный уровень неправильно и несправедливо. Вы не можете наказывать частные компании за то, что делает ваше правительство».

«Роснефть» не раз отмечала, что санкции, которые были введены против неё, в первую очередь, нацелены на то, чтобы увеличить риски ведения бизнеса, помешать реализации значимых проектов и создать таким образом преференции для других игроков на нефтяном рынке.

При этом «Роснефть» не является объектом геополитики. Это - один из лучших примеров рыночной компании, которая строит свой бизнес, опираясь на интегральный подход по всей производственной цепочке. Акции компании торгуются на российских и международных биржевых площадках. Среди акционеров «Роснефти» - десятки тысяч частных лиц, в том числе иностранцы. И политически мотивированные санкции наносят им серьезный ущерб: мешают эффективной работе менеджмента, ограничивая доступ «Роснефти» к финансовым рынкам и создавая препятствия для реализации перспективных проектов.

Карточная игра

Сами же по себе санкции США против компании «Роснефть» очень сильно напоминают настольную карточную игру Fluxx. Она отличается от большинства других карточных игр тем, что правила и цель игры меняются на протяжении всей партии. А как можно выиграть в игре правила которой постоянно меняются и меняются не вами?

Вашингтон ввел экономические ограничения в отношении России после присоединения Крыма в результате проведенного референдума. Получается, что основной объект санкций имел акционерную долю более 50% в капитале «Роснефти». Но, как показывает практика, если компания проводит реструктуризацию и ее форма собственности удовлетворяет требованиям OFAC, санкции снимаются.

Во всяком случае, так было с Олегом Дерипаской, который в обмен на снятие санкций согласился снизить свою долю в энергетической компании En+ ниже 50%, а также покинуть совет директоров.

По схожему сценарию разворачивались события и со шведской компанией Nynas AB. Минфин США ввел санкции против скандинавской компании за сотрудничество с венесуэльской PDVSA. Однако же 12 мая 2020 года все ограничения были с Nynas AB сняты после проведенной реструктуризации в системе управления коммерческой организации. То есть вынужденные изменения привели к потере управления со стороны находящихся под санкциями лиц и снизили их долю участия ниже 50%. Санкции незамедлительно были сняты.

А что же с «Роснефтью»?

И вот здесь начинается тот самый Fluxx. «Роснефть» также проводит реструктуризацию. В прошлом месяце НК сообщила, что государственный Роснефтегаз сократил долю в крупнейшей нефтекомпании страны до 40,4% c 50%. Но какая реакция на эти действия следует из-за океана?

«Объявленные изменения в структуре владения «Роснефти» не меняют опасений казначейства в отношении широкого спектра враждебных действий России в мире, и мы будем продолжать использовать наши санкционные возможности в качестве ответа на эту деятельность», - сообщил Минфин США.

Двойные стандарты Вашингтона

Таким образом, американский регулятор буквально на ходу меняет свое решение и озвучивает абсолютно не укладывающийся в логику событий тезис: изменения в структуре владения коммерческой организации не меняют опасений в действиях государства. Более того, Минфин добавил, что все произошедшие изменения «не меняют причину, по которой компания была включена в SSI List».

Еще один пример самовольной трактовки правил — ситуация с Венесуэлой. На трейдинговую дочернюю структуру «Роснефти» - RTSA были наложены санкции США за работу в этой стране. 18 февраля вашингтонская администрация ввела санкции в отношении компании Rosneft Trading S. A. в связи с продажей нефти из Венесуэлы. 12 марта США объявили о санкциях против дочерней компании «Роснефти» TNK Trading International S. A.

Попадание в санкционный список означает заморозку активов в США и запрет для американских граждан или компаний вести бизнес с его фигурантами.

В марте «Роснефть» объявила о прекращении деятельности в Венесуэле и продаже соответствующих активов. 15 мая было объявлено, что все активы в рамках выхода «Роснефти» из венесуэльских проектов проданы, закрыты или ликвидированы. Казалось бы – инцидент исчерпан. Правила игры пора выполнять. Однако Вашингтон никаких ответных шагов не сделал.

На этот раз американцы даже не приложили особых усилий для придумывания веской причины. Достаточно того, что у США якобы нет уверенности, что контакты «Роснефтью» с Венесуэлой действительно прекращены. Поэтому снятие санкций с дочерних компаний «Роснефти» не предполагается.

Так, заместитель помощника госсекретаря США Кэрри Филипетти заявила журналистам: «Если окажется, что между «Роснефтью» и режимом Мадуро сохраняются какие бы то ни было взаимоотношения, то мы не изменим существующих санкций».

«Мы также можем ввести дополнительные санкции в отношении любых новых структур, которые связаны с режимом Мадуро, - продолжила она. - Мы должны быть уверены, что прямой связи нет. Конечно, мы можем снять санкции с частных лиц или компаний, если они решат прекратить свое сотрудничество с режимом Мадуро и поддержать переходное правительство и переход к демократии в Венесуэле. Я не могу комментировать сейчас конкретный случай «Роснефти», но таковы принципы, на основании которых мы вводим санкции или пересматриваем действующий санкционный режим».

Почему нельзя комментировать конкретный случай «Роснефти», Филипетти объяснять не стала.

«Санкции больше действуют на партнеров, нежели чем на саму «Роснефть»

Вашингтон не смущают даже убытки, которые из-за санкций против «Роснефти», несут американские компании.

«Я бы обратил внимание на то, что у санкций есть две стороны: есть мы, а есть наши партнеры, которые в результате санкций потеряли огромные ресурсы. Я сейчас не буду называть конкретные компании, но есть американские компании, которые лишились в результате выхода из ряда проектов ресурсной базы, сравнимой с их собственной, — заявил глава «Роснефти» Игорь Сечин в интервью Евгению Примакову на телеканале «Россия 24». — То есть они могли быть в два раза больше. Были вынуждены выйти и потерять ресурсную базу. Воздействие на них мне кажется более чувствительно, чем воздействие на нас. То же касается и ряда подрядчиков, например, производителей бурового оборудования, или же поставщиков газотурбинных установок».

«Санкции воздействовали больше на наших партнеров, чем на нас.

До санкций почти половина финансового обеспечения предоставлялось американскими банками. До 35 млрд долларов кредитные линии составляли. Сейчас ноль. Они зарабатывали там до 4 млрд долларов ежегодно только на процентных ставках. Сейчас ноль. Значит, вот, пожалуйста, результаты этих санкций», — замечает Сечин.

США, используя санкционный инструментарий, преследуют свои политические интересы, интересы господства, считает политолог, доцент Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков.

По его мнению, Вашингтон вовсе не преследует единые правила, а напротив добивается реализации определенной конфигурации рынка.

«Потому что после того, как была снижена ниже 50% доля государства в «Роснефти», санкции, которые были приняты против этой компании, после Крыма и связанные с государственной политикой, должны были быть сняты. Чего не произошло. Точно также не произошло это и со швейцарской трейдинговой компанией «Роснефти», которая в рамках ранее заключенных, абсолютно прозрачных и легальных коммерческих контрактов, работала с Венесуэлой», — констатирует Крутаков.

«Шулер всегда правила подстраивает под себя»

«Более того, «Роснефть» вышла из всех активов в Венесуэле и прекратила все операции в этой стране. Тем не менее, США не сняли санкции, и еще сказали, что они как-то не уверены в том, что компания «Роснефть», а это абсолютно публичная организация, которая всю информацию о бизнесе раскрывает в точном соответствии с требованиями бирж, в том числе международной, в Лондоне. И там нет секретов абсолютно ни для кого. То есть, понятно, что Россия играет с шулером, а шулер всегда правила подстраивает под себя. Под шулером мы подразумеваем Соединенные Штаты Америки», — разъясняет Крутаков.

Америка продолжает, по сути, холодную войну с Россией, наказывает совершенно несправедливо за действия, вроде бы, государства, связанные с присоединением Крыма, с прошедшим тогда референдумом, независимые крупные компании, комментирует инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов.

«Это можно было бы хоть как-то объяснить, когда контрольный пакет в «Роснефти» принадлежал государству, но сейчас доля государства снизилась до 40 с небольшим процентов. И как показывают, например, действия США в отношении других компаний, это могло бы послужить снятию санкций. Кроме того, они не раз говорили, что «Роснефть» уйдет из Венесуэлы – мы санкции снимем. Вот «Роснефть» ушла из Венесуэлы, но американцы по-прежнему настаивают на этих санкциях, которые юридически достаточно сложно объяснить. То есть эти санкции – они не имеют какого-то юридического объяснения», — рассуждает эксперт.

По мнению Суверова, все это говорит о том, что у американцев политика идет впереди экономики, потому что от санкций в отношении «Роснефти» страдают, в том числе, американские компании.

«Те же поставщики бурового оборудования, которые работали с «Роснефтью»; те же американские банки, которые давали кредиты «Роснефти»; те же американские нефтяные компании, у которых совместный бизнес с «Роснефтью», и которые могут на взаимовыгодных началах, например, разрабатывать ресурсы на российской территории. Получается, что американцы наказывают сами себя. Но у Вашингтона явно имеются какие-то политические соображения. И они превыше не только экономической, но и юридической логики», — заявил инвестиционный стратег УК «Арикапитал».

В представлении Суверова, эти действия США достаточно сложно объяснить и оправдать.

«Тем более «Роснефть» в общем-то является субъектом международного права. У «Роснефти», есть иностранные акционеры, в том числе британская BP, в том числе иностранные, включая американские фонды, акции торгуются на Лондонской бирже. То есть это публичная компания с международными акционерами. Вот поэтому действия США наносит ущерб не только американским партнерам «Роснефти», но и акционерам, которыми являются: американские фонды, и BP, и другие представители международных структур», — резюмировал он.