Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

На зарплату хватает: куда делись деньги для Арктики и Кавказа

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Счетная палата выявила миллиардные нарушения при реализации госпрограмм

На средства федерального бюджета региональные чиновники создавали институты развития, которые ничего не развивали. Зато зарплаты чиновники получали регулярно долгие годы подряд. С особенным усердием госинвестиции тратили на Северном Кавказе, в регионах Дальнего Востока и в Арктической зоне, отметили аудиторы Счетной палаты РФ.

Счетная палата РФ обнародовала в понедельник, 22 июня, итоги расходования средств федерального бюджета на проекты в Арктике и на Северном Кавказе. Расходовать казенные деньги было поручено министерству развития Дальнего Востока и министерству по делам Северного Кавказа.

«Оба ведомства в отчетном году не обошлись без нарушений и недостатков», — говорится в заключении Счетной палаты и это самая корректная из возможных формулировок.

Госсредства выделялись юридическим лицам и регионам, которым было поручено реализовать, например, госпрограмму «Социально-экономического развития Арктической зоны РФ».

В большинстве регионов Дальневосточного округа также не выполнили показатели результативности использования госинвестиций. На 1 апреля 2020 года в пяти из одиннадцати субъектов не достигнуты запланированные показатели по 27 мероприятиям. При этом 24 из них связаны с созданием объектов социальной инфраструктуры.

Как пояснили «Газете.Ru» в Счетной палате, в Амурской области не был реконструирован и технически переоснащен Дворец культуры железнодорожников и женская консультация в городе Свободный. В Еврейской автономной области и в Биробиджане не отремонтированы три больницы, в том числе, одна детская. Для дома престарелых не закуплена пожарная сигнализация и ограждение.

Во Владивостоке не отремонтирован детский сад и не построена детская поликлиника в городе Большой Камень Приморского края. Не достроена автодорога Южно-Сахалинск — Оха.

В Хабаровском крае даже не начинали, хотя планировали, строить межрайонный онкологический центр в Комсомольске-на-Амуре. А инфраструктуру для выделения земли про госпрограмме «дальневосточного гектара» создали только на 75%.

Платить себе зарплату не забывали

Ответственный исполнитель госпрограммы, Минвостокразвития, не располагало даже элементарными элементами контроля — отчетами о подрядчиков о выполнении работ по заключенным госконтрактам.

Как показала проверка, большая часть выделенных юридическим лицам госрасходов была потрачена на оплату труда сотрудников.

При этом на ускорение экономики регионов деятельность этих юрлиц «существенно не повлияла».

«Результаты деятельности институтов развития Дальнего Востока до настоящего времени не позволили ускорить развитие и достичь структурных изменений в экономике регионов», — сообщила, выступая на коллегии Счетной палаты аудитор Светлана Орлова.

На Северном Кавказе ситуация с расходами на госпрограммы оказалась не лучше, чем в Арктической зоне. Минкавказ не выполнил на должном уровне полномочия ответственного исполнителя госпрограммы развития Северо-Кавказского федерального округа», — отметила аудитор Орлова.

Уровень расходов по госпрограмме составил 97%. Но почти половина (49%) показателей госпрограммы «остались не достигнуты».

Например, по снижению уровня безработицы, по количеству создания новых рабочих мест. В Северо-Кавказском округе самый высокий уровень безработицы среди федеральных округов — 12,2% (по России в среднем — 5%). На начало 2020 года денежные доходы и потребительские расходы в округе в расчете на душу населения сформировались на уровне ниже среднероссийского на 26% и 22% соответственно, подсчитывали ранее в правительстве.

«Реализация госпрограммы в 2019 году оценивается как недостаточно эффективная, а механизмы управления рисками и меры по их минимизации, оцениваются как недостаточно действенные», — констатировала Орлова.

Одни убытки

Аналогичные провалы в реализации госпрограмм на Кавказе Счетная палата отмечала и по итогам проверок в предыдущие годы.

Например, из полученных в 2016-2019 годах средств федерального бюджета в размере 12,4 млрд рублей «Корпорация развития Северного Кавказа» направила на реализацию инвестпроектов только 3,4 млрд рублей, а 9 млрд рублей не использовала.

В 2017 году не были достигнуты плановые значения по 40% показателей госпрограммы, в 2018 году — по 60%.

Систематическое неисполнение показателей предыдущих госпрограмм ведет к рискам исполнения и действующих проектов, реализация которых запланирована в 2020-2022 годах, отметила аудитор Орлова, предложив признать деятельность корпорации, как института развития, неэффективной.

В январе 2020 года указом президента Владимира Путина Минкавказ был упразднен. За шесть лет своего функционирования (с 2014 по по 2019 годы) Минкавказ только в рамках одной госпрограммы развития Северо-Кавказского федерального округа получил 80 млрд рублей. Добиться значительных изменений социально-экономического развития здесь не удалось, отмечал на совещании в правительстве 17 июня вице-премьер Юрий Трутнев. Правопреемником Минкавказа определено Минэкономразвития РФ.

Вице-премьер Трутнев привел несколько примеров неудовлетворительного расходования госсредств. Например, АО «Курорты Северного Кавказа» занимается эксплуатацией созданных горнолыжных курортов. Деятельность госкомпании убыточна, но в ней работают 400 человек персонала.

Потратили больше, чем снега на Домбае

За 10 лет работы по развитию туристического кластера полноценно функционирует и является самоокупаемым только один курорт — «Архыз». При этом курорты, имеющие потенциал развития до уровня международного, как «Эльбрус» и «Домбай», практически не развиваются.

Примерно такая же ситуация с многофункциональным выставочным центром в Кавказских минеральных водах, на строительство которого другой институт развития — АО «Корпорация развития Северного Кавказа» — потратил более 5 млрд рублей бюджетных средств.

«Частные средства на строительство объекта не привлекались. Выставочный центр не имеет ни одного арендатора, генерирует убытки», — отметил вице-премьер.

Кроме институтов развития за прошедшие годы создан целый ряд организаций, фондов, дочерних предприятий, финансируемых из федерального бюджета: Фонд «ПосетиКавказ», ООО «КРСК — Управление активами», ООО «МВЦ 2012», АНО «Центр природы Кавказа», OOO «Национальные канатные дороги». Эффект от их деятельности оценить экономически крайне сложно, но на их финансирование ежегодно уходит 3 млрд рублей, то есть 20% всех средств, предусмотренных в госпрограмме, отметил Юрий Трутнев.

Проверки, проведенные Счетной палатой, касаются территорий — в Арктике и Северном Кавказе — где без инвестиций из федерального бюджета сложно активизировать экономическое развитие, отмечает руководитель Центра региональной политики ИПЭИ РАНХиГС Владимир Климанов.

«Многие субъекты федерации, располагающиеся на данных территориях, высокодотационные, собственных налоговых и неналоговых доходов там мало», — отмечает Климанов и предлагает для подобных случаев вспомнить притчу о бедняке, живущем у моря. Ему все время привозили пищу, чтобы он не умер с голода, пока кто-то наконец не подарил ему удочку и не научил ловить рыбу. Подобный подход правительство пытается внедрить и по отношению к проблемным территориям Северного Кавказа и Арктики.

Но проблема еще и в том, что федеральные власти нередко пытаются вдохнуть жизнь в дотационные регионы при помощи организации неконкурентоспособных производств. Региональной экономике это не поможет, проблему зашкаливающей безработицы решит лишь отчасти.

«Помогать регионам Северного Кавказа, Дальнего Востока и Арктики все равно придется. При этом ставить невыполнимые целевые показатели и индикаторы при предоставлении финансовой помощи не разумно. Необходима переоценка и корректировка всех инструментов региональной политики», — заключает Климанов.