Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Nexit: почему Нидерланды бегут из Европы

Эксперты ожидают выхода Нидерландов из Евросоюза

На Европу надвигается Nexit, выход из состава ЕС еще одной страны — Нидерландов. Голландцы, как и британцы, недовольны финансовой и миграционной политикой Евросоюза. Сейчас плюсы интеграции пока еще перевешивают минусы, но не исключено, что вслед за Нидерландами на выход потянутся и другие евроскептики — Швеция, Австрия, Дания, Финляндия, отмечают эксперты.

Великобритания еще не вышла окончательно из Евросоюза — дедлайн истекает в декабре – как уже другая страна стала следующим кандидатом на выход — Нидерланды.

Этот процесс уже обозначен, как Nexit — по аналогии с Brexit. К английскому слову exit (выход) добавляется буква N, означающую Netherlands (Нидерланды).

В том, что за Brexit грядет Nexit, уже мало кто сомневается, предметом дискуссии остаются лишь сроки и механизм. Это стало особенно очевидно по итогам состоявшегося на текущей неделе саммита Евросоюза. Тогда был принят союзный бюджет на 2021-2027 годы и план антикризисного восстановления экономики Next Generation EU. Процедура принятия решений затянулась почти на пять дней и сопровождалась спорами до утра, многочисленными компромиссами между главами государств и правительств и даже ударами кулаком по столу.

В итоге саммит продемонстрировал, насколько все-таки разные интересы отстаивают члены ЕС.

Нидерланды сеют раскол в элитах

Главным несогласным на саммите зарекомендовал себя премьер Нидерландов Марк Рютте. Ему не нравилось все. Семилетний бюджет (более триллиона евро), предложенный Германией и Францией, — слишком затратный. План спасения экономики от коронакризиса (750 млрд евро) — Next Generation EU – поощряет иждивенчество среди стран, которые не являются донорами, а только пытаются зачерпнуть побольше из общего европейского котла.

Таких стран становится все больше, считает премьер Рютте, относя к таковым не только восточно-европейских неофитов (Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Румыния, Словакия), но и костяк средиземноморских государств (Италию, Испанию, Грецию, Кипр, Португалию).

А Венгрии, экс-сателлиту СССР, вообще больше нельзя давать гранты на восстановление экономики, а только кредиты, уверен Рютте.

Он предлагает следить, соблюдает ли эта страна демократические принципы (независимость судебной системы и свободу слова) и эксклюзивные европейские нормы толерантности. Если соблюдать не будет — наказывать финансово, отрезать от очередных траншей, настаивал Рютте во время обсуждения союзного бюджета.

«Саммит ЕС показал, насколько глубока фрагментация ЕС и что национальные интересы часто преобладают, даже когда речь идет всего лишь о нескольких десятках миллиардов евро», — сказал «Газете.Ru» глава отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофер Дембик.

По мнению эксперта, учитывая уровень язвительности и разочарования, продемонстрированный на саммите, принятые там решения будут иметь долгосрочные негативные последствия для функционирования всего ЕС, усилят раскол в рядах правящей элиты.

«И даже, хотя это и выглядит неправдоподобно, но этот саммит подтолкнет Нидерланды к выходу из ЕС. Доверие между государствами-членами, основанное на добросовестном сотрудничестве, которое лежит в самой сердцевине европейского строительства, подорвано», — заключает эксперт датского Saxo Bank.

Насколько правдоподобен этот прогноз видно хотя бы по тому, как оценили семилетний бюджет, согласованный лидерами 27 стран, в вышестоящей инстанции — Европарламенте. Прохождение союзного бюджета через национальные парламенты и через Европарламент является обязательной процедурой. Согласованный бюджет 2021 — 2027 годов уже подвергнут критике в Европарламенте. В резолюции, обнародованной в конце этой недели от имени парламентариев, недовольство высказывается едва ли не по всем 40 программам, вошедшим в итоговый документ.

Депутатам не понравилась экономия на программах, поддерживающих «зеленый переход» стран от углеродных источников энергии. Вызвало вопросы и сокращение средств на программы предоставления убежища мигрантам и укрепления границ, что «ставит под угрозу позиции ЕС во все более нестабильном и неопределенном мире». А сокращение расходов на цифровую модернизацию «ставит под угрозу будущее следующих поколений европейцев».

В сентябре по окончании каникул Европарламент начнет процедуру рассмотрения бюджета, что неизбежно приведет к новому витку противостояния между евроинтеграторами и евроскептиками.

Ключ от всех дверей

Неудивительно, что в ряде европейских СМИ в последние дни все чаще попадается термин Nexit. Автор термина — лидер недерландской оппозиционной «Партии свободы» Герт Вилдерс. Он призывал сограждан к Nexit еще в 2014 году, то есть, за два года до того, как британцы провели референдум по отделению от Евросоюза.

Nexit является лучшим, что может произойти. Мы снова стали бы хозяевами в нашей стране. Мы бы снова держали в руках ключ от наших входных дверей», — говорил Вилдерс в одном из интервью.

Премьер Нидерландов Рютте открыто не агитирует за выход. Как-то раз он даже привел конкретные аргументы против разворота в политике Нидерландов. Страна потеряет полтора миллиона рабочих мест, начнется хаос, говорил Рютте в 2017-м, во время самой жесткой фазы противостояния Лондона и Брюсселя. Но в последние месяцы, когда развод британцев с ЕС перешел в фазу подсчетов кто кому сколько должен, Рютте вместе с большинством голландцев активнее выступает за суверенизацию страны. А большинство в Нидерландах – евроскептики.

Еще в 2017-м исследовательский центр Bruges Group провел соцопрос и выяснил, что 56% голландцев симпатизируют выходу из ЕС.

С тех пор эта идея только набирает популярность на фоне, прежде всего, миграционного кризиса. В Нидерландах проживает всего 17 млн человек, но и территория страны небольшая, здесь относительно высокая плотность населения (4 место в ЕС) и многие голландцы болезненно реагируют на общеевропейские квоты по приему беженцев.

Нидерланды даже пытались заблокировать ассоциацию Украины с ЕС. На референдуме по этому поводу «против» проголосовало 64% населения.

Деревянная пробка от Бориса Джонсона

Среди граждан Нидерландов, как уверяет The Telegraph, популярна статья бывшего мэра Лондона, а теперь премьера Великобритании Бориса Джонсона — сторонника Brexit.

Долгие годы считалось, что для вина больше подходят бутылки с деревянными пробками, а невыключенные смартфоны при взлёте самолета создают угрозу для пассажиров. Позже выяснилось, что это заблуждения.

«К подобным мифам можно отнести и утверждения о значимости Евросоюза», — уверял в Джонсон в одном из своих выступлений.

Пример Великобритании явно вдохновляет не только голландцев. За Nexit может последовать Frexit (Франция), пишут европейские СМИ.

Но наиболее реальные кандидаты на самостоятельное плавание, кроме Нидерландов, это все-таки Швеция, Дания и Австрия.

То есть, члены сформировавшейся как раз в процессе обсуждения проекта бюджета на новую семилетку ЕС группы — «бережливой четвёрки». Уже по ходу саммита к этой четверке присоединилась Финляндия.

Позиции этих северо-европейских стран, можно сказать, идентичны, делает вывод аналитик Saxo Bank Кристофер Дембик, проживающий в Копенгагене и, соответственно, наблюдающий за настроениями датчан и голландцев с особым пристрастием.

Российские эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», не склонны драматизировать тему возможной дезинтеграции ЕС. «В сегодняшнем формате Евросоюз — это проект, в большей степени, геополитический, чем экономический. Именно поэтому поляризация между бедными и богатыми странами - участницами не мешает функционированию ЕС, как института», — говорит доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Института государственной службы и управления РАНХиГС Кира Сазонова.

Она считает, что реальной оппозиционной силы, которая может оформиться в виде отдельного блока евроскептиков, в ЕС пока что не наблюдается.

Возвращение к консервативным ценностям

У скандинавских стран есть шанс сохранить Европу и себя в Европе, если либеральная модель ЕС окажется в провале, отмечает главный инвестиционный стратег «БКС Брокер» Максим Шеин.

Названные страны «бережливой четверки» и Британия действительно близки и экономически, и с точки зрения структуры, ценностей и принципов, добавляет эксперт.

«Эта сообщность продолжит противопоставлять себя Европе, удержать от полного раскола которую может только возврат к консервативным ценностям», — считает эксперт.

Ни одна страна ЕС не хочет настолько большой самостоятельности, чтобы лишиться всех преимуществ общего рынка и при этом возможностей влиять на его фискальную политику, отмечает шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарев.

«Европа, что бы ни говорили, всё-таки живёт по принципу поиска равнодействующей, чтобы удовлетворить, хотя бы частично, запросы каждой страны-члена ЕС. И как бы северные страны ни были близки друг к другу по уровню благополучия, они не готовы вариться экономически в собственном соку», — говорит Пушкарев.

Даже рычаги влияния на такой болезненный для всех европейцев вопрос, как миграция, проще сохранять, оставаясь внутри границ Евросоюза, считает эксперт. «Когда территориально ты не остров, как Британия, закрыть границы от мигрантов на едином континенте проблематично», — добавляет Пушкарев.

«Безусловно, и скандинавские страны, и страны Бенилюкса традиционно обладают тесными связями. Однако, отдельно от ЕС, они не смогут быть конкурентоспособными в мире геополитических гигантов, таких, как Россия, Китай или англосаксонский мир. Плюсы евроинтеграции пока перевешивают ее действительно имеющиеся объективные минусы», — заключает эксперт РАНХиГС Сазонова.